double arrow

Мир науки и изобретений человечества


Вначале концептуально и кратко разберемся с иерархической классификацией мира известных изобретений (но только не МПК), затем с отображением прототипов. Предлагаемая методология не останавливается только на аналогах и прототипах.

Закономерности изобретений. Изобретатель-исследователь осознанно применяет устойчивые математические законы. При их идентификации по чужим и своим экспериментальным данным появляется фундаментальная и мощная возможность выработки управляемым озарением (инсайтом) коррелятивных вариаций частных графов. Они в виде собственных идей (организованных совокупностей мыслей) и технических решений (устройства, вещества, способы) появляются в мозгу не только на основе аналогов и прототипов, то есть изобретенных в прошлом новшеств. Дополнительно к этому, на основе выявленных особенностей в биотехнических закономерностях объекта исследования, в подсознании изобретателя появляются подграфы новых и оригинальных идей, значимо повышающих генотипическое расстояние нового технического решения от прототипа.

Может даже оказаться, что совмещение математической идентификации с технологической адаптацией методами прототипов даст пионерные технические решения. Влияние эвристических приемов как бы изменяют ракурсы анализа и синтеза отмеченных графов, дают новые векторы (конусы) поиска и преодолевают векторы инерции мышления.




Эвристические приемы [105] сами по себе не дают идей, то есть не связывают разнородные мысли из разных стадий и этапов научно-технического творчества в виде коррелятивных вариаций графов (решений), но дают мыслительную возможность появления озарений в виде существенных преобразований представлений изобретателя. Инсайт происходит в виде неосознаваемого графа (полного или редуцированного) из стадий, этапов и процедур научно-технического творчества.

Как и что изобретать?. А дальше, как говорится, дело техники (у автора этих строк 230 изобретений, из них более 50 получены за 15 лет на способы, а изобретать устройства и вещества стало не выгодно). Такой синтез двух методологий удалось сделать потому, что методология изобретательства была создана ранее в виде двух методов поискового проектирования и конструирования (способов и устройств) [61].

Если изобретательство рассматривать в ракурсе социально-экономического кризиса, то почти 30 лет в нашей стране изобретать устройства стало даже бессмысленно, потому что гражданское машиностроение в целом все еще лежит на боку и задыхается от удушья зарубежного серийного выпуска с более высоким качеством изготовления.

Противоречие заключается в том, что изобретения на способы сложнее по функциональной структуре в десятки раз по сравнению с устройствами, которых можно изобрести и получить несколько патентов на один запатентованный способ. С другой стороны, экономика России вообще пока не может осваивать устройства мировой новизны, поэтому смысл термина «внедрение – проникание в сопротивляющуюся среду» теряет смысл из-за того, что внедрять-то просто некуда.



Нет также денег и средств и на патентование за рубежом.

В итоге мы сознательно вынуждены были прекратить изобретать сложные и материально емкие в конструкции устройства или же в кандидатских диссертациях перейти на малюсенькие инструменты, дабы можно было их изготовлять самим в виде опытных образцов. Не бывает худа без добра – эту пословицу мы почувствовали где-то на 20-30-м патенте на различные способы. Тем более дидактикой обучения методам изобретательства вполне овладели на десятках студентов (с ними более 170 изобретений) и нескольких аспирантах. Кроме того, апостериорная информация, получаемая в процессе моделирования идентификацией нашего биотехнического закона, сформулированного на основе нескольких десятков тысяч примеров статистических данных и результатов измерений, позволила нам осознанно готовить заявки с формулами изобретений, включающими не только отличительные признаки функциональных связей, но и математические конструкты.

Таких патентов у нас уже несколько десятков.

 







Сейчас читают про: