double arrow

Заключение: изменение политики и актививзация граждан


 

С началом XXI века среди европейских исследователей социальной политики все активнее звучит точка зрения о том, что нужна более широкая перспектива, определяющая реформу, а для этого необходимы более квалифицированные оценки происходящего и точно выверенные варианты будущего развития. При этом многие сходились во мнении, что в современной схеме управления социальными процессами, когда взаимодействие между государством, рынком и другими игроками установлено, оценить степень эффективности управления реформами достаточно сложно, особенно если ориентироваться на перспективу. Следовательно, необходимо сделать больший акцент на результаты. В этой ситуации многие европейские исследователи выбрали гражданство как главный критерий для того, чтобы измерить эти результаты.

Государства благосостояния вынуждены приспосабливаться к гражданам, которые каждый в отдельности и все вместе обладают большим потенциалом действия.

Во многом возможности такого похода связаны с изменением формулировки концепции гражданства. Если ранее, начиная со второй половине ХХ века, основной акцент в концепции гражданства приходился на социальные права и обязанности, то теперь большее внимание привлекают такие его аспекты, как участие и ориентация (или воспитание чувства принадлежности в более широком смысле этого слова – Andersen, 2005, Siim, 2005). Эта смена акцентов подразумевает, что отныне главное значение придается результатам, и прежде всего оценке эффективности, если мы сможем ответить на, казалось бы, простой вопрос: помимо того, что государство благосостояния делает граждан равными в социальных правах, наделяет ли оно их необходимыми полномочиями? И если «да», то каким образом?




Но в то же время исследователи допускают, что в процессе индивидуализации социальных прав возрастает опасность индивидуализации и социальных рисков, а значит речь идет и об изменении роли социальной безопасности в изменившихся условиях.

Адаптировать социальные изменения к процессу индивидуализации социальных рисков сложнее, чем обеспечить универсальную для всех защиту в рамках единой социальной безопасности. По этому поводу в среде ученых и практиков идут самые широкие дискуссии и затяжные споры. К примеру, есть предложения о так называемых «правах на общественную поддержку» или «гражданских счетах». Но если такие счета открыть, люди, имеющие слабую позицию на рынке труда, скорее всего быстро превысили бы свой кредит, тогда как для граждан со стабильным (высоким) положением такие счета явились бы хорошей прибавкой к основному доходу. И приходится вновь и вновь задумываться о необходимости сочетать солидарность и гибкость.



Существуют и другие немаловажные аспекты изменения определения гражданства. Это связано, как уже отмечалось, с разрушением модели «мужчины-кормильца». Однако в этой ситуации гражданство было значительно расширено через активизацию многих социальных прав, как, например, финансируемое государством обеспечение детей в ряде стран или расширение социального права на медицинский уход в других. Это позволяет говорить о том, что текущая трансформация государства благосостояния и изменения в определении гражданства не сводятся к урезанию и ослаблению прав (как считают некоторые исследователи), а наоборот, значительно их расширяют.

Кроме того, традиционное понимание гражданства меняется в связи с ростом миграции. Традиционно гражданство определялось через принадлежность к государству. Выражение «быть гражданином» практически означало – «быть гражданином своей страны». Сейчас процесс осознания себя гражданином приобрел вид трансформаций. С одной стороны, во многих странах, особенно недавно присоединившихся к ЕС, понятия «граждане» и «неграждане» сильно политизированы, и быть «негражданином» означает фактически быть лишенным социальной защиты в целом и ограниченным в своих социальных правах.

С другой стороны, изменяется соподчиненность в использовании понятия «гражданин». «Только для граждан ЕС» - видим мы табличку на проходе во многих аэропортах Европы и мира. В данном случае происходит расширение прав гражданина на общеевропейском уровне, им наделаются те, кто проживает в Европе, но являются гражданами своих государств за ее пределами. Поэтому можно говрить о расширении прав гражданства в долгосрочной перспективе.



Дискуссии о гражданстве идут и вокруг такого развивающегося в современных условиях феномена, как миграция населения, фокусируя внимание на следующем непростом вопросе: а что должно включать в себя гражданство иммигрантов? И ответ, видимо, подразумевает не только минимум гражданских, политических и социальных прав, но и их активную роль на рынке труда, активное участие в жизни общества в целом и определенную ориентацию на объединение в политической сфере.

Таким образом, мы с полным правом можем говорить о том, что в европейской социальной политике, во многих научных, исследовательских работах произошло изменение угла зрения в отношении гражданства. И прежде всего, это сдвиг от фокусированного внимания к социальным правам к акценту на наделение полномочиями и обязанность участвовать. Только вопрос о том, как добиться этого активного участия и наделения полномочиями – остается открытым. В классической интерпретации это была система социальной защиты, гарантирующая гражданину всестороннюю социальную безопасность. В современных интерпретациях право на социальную защиту заменяется правом быть самостоятельным и умеющим защищать самого себя. Идеальный гражданин представляется как самостоятельная личность, а социальная защита выступает как исключительно пассивная поддержка.

Как видно из современных исследований, наиболее важной сферой, где понятие активного гражданства стало доминирующим, является регулирование рынка труда. Именно активная политика в области рынка труда составляет значительную часть более широкого движения – к активизации социальной защиты, цель которой – прежде всего обеспечить всех оплачиваемой работой, что включает в качестве составной части и политику по принуждению работодателя к оплате. Однако новые формы социальной адаптации формируются не только на рынке труда. Для того чтобы понять все эти изменения, важно включать в анализ различных акторов, которые оказываются вовлеченными в процессы социальной адаптации. Круг акторов, институтов и организаций, включенных в политическое проектирования и процесс принятия решений, расширился и продолжает расширяться. Устоявшиеся институты благосостояния сталкиваются с проблемой все большего числа голосов индивидов и групп, принадлежащих к целевой группе «активизации». Поэтому анализ изменений в понятии гражданства очень важен с точки зрения его использования в исследованиях по социальной политике.

 

§6 Источники:

 

1.Abrahamson, P. (2003) The end of the Scandinavian model? Welfare reform in the Nordic countries // Journal of Societal and Social Policy. Vol 2, No 2. Pp 19-36.

2. Atkinson, A. (1999) Is rising inequality inevitable? // WIDER Annual Lectures 3, World Institute for Development Economics Research.

3.Atkinson, T., Cantillon, B., Marker, E. and Nolan, B., (2002) Social indicators. Oxford: OUP

4. Barbier J-C, (2004) Systems of social protection in Europe: two contrasted paths to activation and maybe a third.

5. Beck, W., van der Maesen, L. and Walker, A. (eds) (1997) The social quality of Europe. The Hague: Kluwer International.

6. Beck, W., van der Maesen, L., Thomese, F and Walker, A. (eds) (2001) Social quality, a vision of Europe. The Hague: Kluwer International.

7. Borchorst, A., (2002) Danish childcare policy. Continuity rather than radical change // in S. Michels and R. Mhon (eds) Childcare policy at a cross-road, NewYork, NY: Routledge

8. Bussemaker, J., and Voet, R., (eds) (1998) Introduction // Critical Social Policy. Vol. 18.

9. Castells, M. (1996) The rise of the network society. Oxford: Bleckwell.

10. Dean, J. (1996) Solidarity of strangers. Feminism after identity politics. Berkely, CA: University of California Press

11. Donzelot, J. (1979) The policing of families. London: Hutchinson.

12. European Commission (2002) The social policy agenda. Brussels: EC.

13. European Commission (2002) Joint report on Social inclusion. Brussels, EC.

14. European Commission (2003) Mid-term review of the social policy agenda. Brussels, EC.

15. European Council (2000) Presidency conclusions // Press Release SN 100/00 Lisbon, 20 March.

16. Esping-Andersen, G. (1990) The three worlds of welfare capitalism. Princeton, NJ: Princeton University Press.

17. Esping-Andersen, G. (1999) Social foundations of postindustrial economies. Oxford: Oxford University Press

18. Evandrow, M. and Glaser, K. (2004) Family, work and quality of life: changing economic and social roles through the lifecourse // Ageing and Society. Vol. 24. No 5. Pp. 771-92.

19. Ferge, Z. (2002) European integration and the reform of social security in the accession countries // European journal of social quality. Vol. 3. Issue ?. Pp. 9-25.

20. Giddens, A. (1991) Modernity and self-identity: Self and society in the late modern age. Cambridge: Polity Press

21. Giddens, A. (1998) The third way. Oxford: Polity Press.

22. Guillemard, A.-M. (2005) The advent of a flexible life course and the reconfigurations of welfare.

23. Gordon D. (2007) Measuring social quality in Asia and Europe: with Particular Reference to Socio-economic Security (2007) // The Second Social Quality Conference in Asia “Social Quality and Sustainable Welfare Societies: Towards a new partnership between Asian Universities and Universities of the European Union. Offprint 1

24. Gough, I. (1977) Social aspects of the European model and its economic consequences // in W.Beck, L. van der Maesen and A. Walker (eds) The social quality of Europe. The Hage: Kluwer International. Pp. 89-108.

25. Hobson, B., Lewis, J. and Siim, B. (eds) (2002) Introduction: contested concepts in gender and social politics // in B. Hobson, J.Lewis and B. Siim (eds). Contested concepts in gender and social politics, Aldershot: Edward Elgar.

26. Hobson, B., and Lister, R. (2002) Citizenship’ in B. Hobson, J. Lewis and B. Siim (eds). Contested concepts in gender and social politics. Aldershot: Edward Elgar.

27. Honneth, A. (1994) Die Soziale Dynamik von Missachtung // Leviathan. Vol 1. Pp. 80-95.

28. Jensen, H. and Pfau-Effinger, B. (2005) ‘Active’ citizenship: the new face of welfare. Bristol: The University Press

29. Kohli, M., Rein, M., Guillemard, A-M. and Cunsteren, H. (1991) Time for retirement, Cambridge: Cambridge University Press.

30. Hvinden, B., Heikkila, M. and Kankare, I. (2001) Towards activation? The changing relationship between social protection and employment in western Europe // in M. Kautto, J. Fritzell, B. Hvinden, J. Kvits and H. Uusitalo (eds). Nordic welfare states in the European context. London: Routledge.

31. Liebert, U. (2003) Gendering Europeanisation: patterns and dynamics // in U. Liebert (ed) (2003) Gendering Europeanisation. Brussels: Peter Lang.

32. Lind, J. and Moller, I.H. (eds) (1999) Inclusion and exclusion: Unemployment and non-standard employment in Europe. Aldershot: Ashgate

33. Mahon, R., (2002) Child care: toward what kind of “social Europe”? // Social politics/ International Studies in Gender, State and Society. Vol 9. No 3.

34. Marshall, T. (1950) Citizenship and social class // in T.H. Marshall and T. Bottomore (1992) Citizenship and social class. London: Pluto Press.

35. Pfau-Effinger, B. (1999) Change of family policies in the socio-cultural context of European Societies. Comparative Social Research. Vol. 18.

36. Pfau-Effinger, B.and Geissler, B. (2005) Care and social integration in European societies. Bristol: The Policy Press.

37. Phillips, A. (1999) Which equalities? London: Polity Press.

38. Therborn, G. (2001) On the politics and policy of social quality // in W.Beck, L.van der Maesen, F.Thmese and A.Walker (eds). Social quality, a vision of Europe, The Hage: Kluwer International. Pp. 19-30.

39. Titmuss, R. (1974) Social Policy. London: Uniwin.

40. Torfing, J. (1999) Workfare with welfare: recent reforms of the Danish welfare state // Journal of European social policy. Vol 9. No 1.

41. Siim, B. (2004) Globalisation, democracy and participation: the dilemmas of the Danish citizenship model // in J. Andersen and B. Siim (eds) The politics of inclusion and empowerment: Gender, class and citizenship. Basingstoke: Palgrave.

42. Sinnett, R. (1998) The corrosion of character: The transformation of work in modern capitalism. NY: Norton and Company.

43. Voruba, G. (2001) Coping with drastic social change, Europe and the US in cooperation // in W. Beck, L..van der Maesen, F. Thmese and A. Walker (eds). Social quality, a vision of Europe, The Hage: Kluwer International. Pp. 251-70.

44. Veit-Wilson. J. (2000) Horses for discourses: poverty, purpose and closure in minimum income standards policy // in D. Gordon and P. Townsend (eds). Breadline Europe: The measurement of poverty. Bristol: The Policy Press. Pp.141-64.

45. Walker, A. (1984) Social planning. Oxford: Blackwell.

46. Walker, A. (1997) Combating age barriers in employment. Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities

47. Walker, A. (1998) The Amsterdam Declaration on the social quality of Europe // European Journal of Social Work. Vol. 1. No 1. Pp. 109-11.

48. Walker, A. (2002) A strategy for active ageing // International Social Security Review. Vol. 55. No 1. Pp. 121-39.

49. Walker, A. and Deacon, B. (2003) Economic globalization and policies on ageing // Journal of societal and social policy. Vol. 2. No2. Pp. 1-18.

50. Walker, A. and Maltby, T. (1997) Ageing Europe, Buckingham: Open University Press.

51. Walker, A. and van der Maesen L. (2004) Social quality and quality of life // in the W. Glatzer, S. von Below and H. Stoffregen (eds). Challenges for quality of life in the contemporary world. The Hague: Kluwer International. Pp. 13-31.

52. Walker, A. and Walker, C. (eds) (1997) Britain divided. London: CPAG.

53. Walker A., (2005) Which way for the European social model: minimum standards or social quality. The changing face of welfare; Walker A. (2007) Social Quality and Sustainable Welfare // The Second Social Quality Conference in Asia “Social Quality and Sustainable Welfare Societies: Towards a new partnership between Asian Universities and Universities of the European Union. Book Paper.

54. Weiss, L. (1999) Managed openness: beyond neoliberal globalism // New Left Review. No 238. Pp. 126-40.

55. Yeates, N. (2001) Globalisation and social policy. London: Sage Publications.

56. Diamantopoulou, A. (2001) ‘Foreword’ // in W. Beck, L. van der Maesen, F. Thomese and A. Walker. (eds). Social quality, a vision for Europe. The Hague: Kluwer International, xv.

57.Room, G.(ed) (1995) Beyond the threshold. Bristol: The Policy Press.

58. Григорьева Н.С., Чубарова Т.В. Социальная политика: гендерный аспект. Глава 6. Работа и семья – гендерный аспект. М.: Олита, 2004.

59. Григорьева Н.С., Соловьев А.В., Чубарова Т.В. Социальная работа и здравоохранение: 200 терминов по-английски и по-русски. М., 1996.

 

 

Сведения об авторе: Григорьева Наталья Сергеевна – доктор политологических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, факультет государственного управления, руководитель центра сравнительной социальной политики и управления социальными процессами.

 


[1] При переводе отдельных, пока еще не устоявшихся в отечественной научной литературе терминов приходится сталкиваться с определенными трудностями. Это в полной мере относится к слову empowerment, которое в данном контексте переведено как полномочия. Ранее мы переводили это слово как стимулирование собственной активности человека, предоставление гражданам возможности участвовать в решении своих проблем, наряду с теми, кому делегированы властные полномочия, а также поддержка гражданина с целью приобретения им уверенности в себе и развития в нем способности отставать свои права (Григорьева, Соловьев, Чубарова, 1996).

[2] «Активное гражданство» - новый идеал гражданства, или новый набор прав и обязанностей, основанных на концепции субъекта (предъявителя) – например, работающего человека – как активного гражданина. Активному гражданину предоставляется больше автономии и выбора, но взамен подразумевается, что он становится гибким, мобильным, ответственным за самого себя.

[3] Activation – переобучение в форме субсидируемой временной работы или образование с четко выраженной целью вернуть человека к работе. Однако в некоторых трактовках предполагается, что в более широком смысле активация социальной защиты должна относиться ко всем способам реструктуризации социальной политики, направленной на усиление занятости.

 







Сейчас читают про: