double arrow

ТЕМА 13. Новокрестьянские поэты. Лирика С. Есенина


ЛИТЕРАТУРА.

Вопросы и задания для самостоятельной работы.

  1. Что определило ведущее место символизма в культуре ХХ столетия?
  2. В. Брюсов подчеркивал, что в футуризме нет ничего нового по сравнению с символизмом. Прав ли он?
  3. Сравните отношение символистов и акмеистов к предметному миру.
  4. Почему символизм тяготеет к музыке, акмеизм – к скульптуре, футуризм – к живописи?
  5. Прокомментируйте следующие высказывания:

«Символика – система символов, символизм – искусство, основанное на символах. Оно вполне утверждает свой принцип, когда разоблачает сознание вещи как символа, а символа как мифа. Раскрывая в вещах окружающей действительности символы, т.е. знамения иной действительности, оно позволяет осознать связь и смысл существующего не только в сфере земного эмпирического существования, но и в сферах иных».

(Вяч. Иванов. Две стихии в современном символизме).

«Для нас иерархия в мире явлений – только удельный вес каждого из них, причем вес ничтожнейшего неизмеримо больше отсутствия веса, потому что перед лицом небытия все явления – братья»

(Н. Гумилев. Наследие символизма и акмеизм).




«Футуристы правы: заумный, точнее доумный язык есть, как первостихия слова, его материя, но это – не язык. Преображение звука в слово, перерождение его бесповоротно произошло, это неотменный факт, как неотменно разделение изначального хаоса и тьмы. Так и заумный язык есть такое хвастовство хаосом, неизбежное с ним заигрывание, или же – и это гораздо интереснее – эксперименты в области слова, музыкальной его характеристики, которая дается легче, если отвлечься от его смысла, т.е. вступить в звучность».

(С. Булгаков. Философия имени).

Жанровые формы в русской литературе конца ХІХ- начала ХХ века. – Куйбышев, 1985.

Жирмунский В.М. Преодолевшие символизм// Жирмунский В. М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика. – Л., 1977.

Искржицкая И.Ю. Культурологический аспект литературы русского символизма. – М., 1977.

Мандельштам О.Э. Слово и культура. – М., 1987.

Якобсон Р. Футуризм // Якобсон Р. Работы по поэтике. – М., 1987.

Авраменко А.П. А. Блок и русские поэты XIX века Валентинов Н.В. Два года с символистами. – М.,2000.

Марков В.Ф. История русского футуризма. – СПб.,2000.

Минералова И.Г. Русская литература серебряного века. Поэтика символизма. – М.,2003.

Пайман А. История русского символизма. – М.,1998.

Бураго С.Б. А. Блок. Очерк жизни и творчества // Бураго С.Б. Собрание сочинений: В 2т. – К.,2005. – Т.1.

Минц З.Г. Поэтика Александра Блока. – СПб.,1999.

Н.С. Гумилев:pro et contra: Личность и творчество Н. Гумилева в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология. – СПб., 2003.

Корабчиевский Ю.А. Воскресение Маяковского. – М.,1990.

В русской поэзии 1910 – 1920-х годов выделяются три основные линии развития. Наследие акмеизма культивировалось прежде всего в Петрограде – Ленинграде; наследие футуризма разрабатывалось преимущественно в Москве; третью линию развития составляли новокрестьянские поэты, связанные с деревней.



1. Новокрестьянская поэзия – порождение «хождения в народ», ощущения исчерпанности книжной литературы, желания приобщиться к иному, как казалось, более гармоничному, миросозерцанию. Она была своеобразным ответом на ожидания символистов появления поэта из народа, на их мечты о «большом всенародном искусстве».

Организационные центры – литературно-художественные общества «Краса» (1915), «Страда» (1916 – 1917), целью которых было выявление талантов из народа, «единение интеллигенции и народа на путях усвоения ими истинно христианских идей» (Н. Клюев).

Входили: Н. Клюев, С. Есенин, С. Клычков (Лешенков), А. Ширяевец (Абрамов), П.Орешин, П. Карпов.

Свою поэтическую родословную предпочитали вести по семейной линии, видя в своих предках носителей истинно крестьянского мировоззрения, приобщенность к потаенным глубинам народного духа.

Принципы мировидения и поэтики:

- религиозная символика, возникающая на пересечении христианства и язычества;



- поэтизация деревенского быта;

- поэтизация крестьянского труда;

- ориентация на фольклор, воспринятый через литературу;

- пантеизм, природа воспринимается сквозь призму деревенского быта, далекое оказывается близким, метафора одомашнивает мир;

- устремленность к неизреченной тайне человеческого существования, деревенская Русь воспринимается как нездешняя, неразгаданная земля;

- своеобразный поэтический язык – соединение архаики и устной речи.

2. Лирика С. Есенина.

Ранняя лирика С. Есенина глубоко традиционна (наиболее актуальные традиции – А. Фета и А. Блока). В сборниках «Радуница» (1916), «Голубень» (1918), «Сельский часослов» (1918) воссоздается фетовский пантеизм в крестьянском антураже. В дальнейшем основной конфликт произведений поэта – между любовью к патриархальной «избяной» Руси и неотвратимым наступлением города, машин, социализма (стихотворение «Русь уходящая»,1919). Ведущий элемент поэтического мира – эмоция, исконная, наивная, и потому необыкновенно действенная. Поэзия С.Есенина – это постоянное искание украшений для этой эмоции. Вначале это были крестьянские диалектизмы и церковнославянизмы, затем – бранные слова сборника «Москва кабацкая» (1924), и наконец – лексический репертуар элегии. Характерно, что как только поэт, отвлекаясь от эмоции, начинает пытаться создавать «самоценные образы» (период имажинизма), ему часто изменяет вкус и возникают сочетания типа «златозубая высь», «черепов златохвойный ряд» и т. д. (поэмы «Инония», 1918; «Преображение», 1919).

Поэзия, опирающаяся на эмоцию, тесно связана со штампом. Кроме того, такая поэзия неизбежно личностна. В стихах С. Есенина читатель за словами видит самого поэта и события его личной жизни, за поэтической интонацией угадывает личную. Литературная личность здесь становится вполне реальной – от светлого инока до «похабника и скандалиста». Стихи воспринимаются как письма, полученные по почте от С. Есенина. И в конце концов личность выпадает из стихов, а покинутые стихи оказываются бедными. Возможно, именно отсюда театральность, свойственная биографии С. Есенина. Однако личность, выпавшая из литературы и перешедшая в жизнь, оказалась полностью литературной в смысле происхождения.







Сейчас читают про: