double arrow

Страсти по Иоанну


Речитатив и ария Клеопатры

Юлий Цезарь

И.Зеефрид(3.04)

* * *

То, что можно услышать в Речитативе и арии Клеопатры, написано в характере lamento ([ламнто] ит. жалоба, плач) – лирический жанр, излюбленный композиторами Барокко. Как никогда в музыке до этого времени, они умели передать страдания души и глубокое сочувствие к страдающему человеку. Именно в этих печальных излияниях и выразил себя наиболее отчётливо барочный гуманизм, проявляющийся через искреннее сопереживание, через глубокое понимание того, насколько нелегко жить в земном мире.

Такое сочувствие и понимание мы часто слышим в музыке Баха, в частности в хоровых эпилогах его пассионов (от лат. страдание, на русский язык это название переводится словом страсти). Пассион – основанное на евангельском тексте музыкально-поэтическое повествование о последних днях Иисуса (страсти Христовы). В завершающих номерах баховских «Страстей по Иоанну»и «Страстей по Матфею»(это самые масштабные по размаху ораториальные полотна композитора) в соответствии с сюжетом передаётся общенародное прощание с отошедшим в инобытие Иисусом Христом и сделано это опять-таки в характере lamento.

Иоганн Себастьян Бах

№ 67(2.20)

Чаще всего lamento для композиторов Барокко не просто жалоба или плач – в lamento соединялись сила страдания души, горечь, скорбь и значительность состояния, возвышенно-величавый строй его выражения (сдержанность и благородство при всей внутренней экспрессии и искренности переживания). А стояло за этим не только понимание тягот жизни человека, не только сочувствие и сострадание к нему, но и стремление поддержать его, укрепить в нём стойкость к превратностям и испытаниям.

В соединении глубокой проникновенности с внутренней стойкостью духа как раз и состояла важнейшая особенность барочного гуманизма. Симптоматична завершающая фраза трагедии Шекспира «Король Лир»: «Какой тоской душа ни сражена, // Быть твёрдым заставляют времена». В искусстве этой эпохи утверждалась следующая мысль: да, в сравнении с грандиозностью мира человек немощен и жалок, но одновременно он и велик. Величие его – в силе духа, в мужестве, в готовности к невзгодам. И опору среди этого ненадёжного, «неверного» бытия нужно искать только в себе. Немецкий поэт Христиан Гофмансвльдау говорит об этом с горячим пафосом, и пафосу призыва отвечают энергичные перебивы ритма, а также общий упругий, мускулистый стих.

Воспрянь, душа! Учись во мгле кромешной

И безутешной,

Когда шальной ревёт норд-ост

И мир накрыт, как покрывалом,

Чёрным шквалом,

Собою заменять свет звёзд!

(«Предостережение»)

Но кроме внутренней стойкости духа спасительным для человека Барокко оказывалось чувство любви. Эта, внешне хрупкая ниточка лирического чувства была способна поддержать человека в самых жестоких жизненных бурях. Вот почему Уильям Шекспир из сонета в сонет проводит мысль о величайшей ценности любви. (В строках «Тревожу я бесплодною мольбой // Глухой и равнодушный небосвод…» имеются в виду взывания к Господу.)

Когда в раздоре с миром и судьбой,

Припомнив годы, полные невзгод,

Тревожу я бесплодною мольбой

Глухой и равнодушный небосвод…

Тогда, внезапно вспомнив о тебе,

Я малодушье жалкое кляну,

И жаворонком, вопреки судьбе,

Моя душа несётся в вышину.

С твоей любовью, с памятью о ней

Всех королей на свете я сильней.

В произведениях музыкального искусства среди колоссальных напряжений и среди безостановочного бега энергии постоянно возникали островки необычайной нежности души, открывались тайники сокровенного. Очень характерны в этом отношении инструментальные концерты Антонио Вивальди. Будучи создателем названного жанра, он неуклонно утверждал идею «хорошо организованного контраста» (определение самого композитора): трёхчастный цикл с распорядком темпов Allegro – Adagio – Allegro (быстро – медленно – быстро).

Быстрые части (первая и третья, то есть крайние) выдержаны у него в стремительном движении – это энергия действия, высокой жизненной активности. В медленной (средней) части деятельный пульс замирает, и в свои права вступает мир души. Это средоточие лирических эмоций и размышлений, средоточие глубокой человечности. Здесь царит кантилена, поддержанная мягкой и чуткой вибрацией гармоний. Лучше всего «пропеть» такую кантилену могла солирующая скрипка, и, очевидно, в немалой степени по данной причине почти половина из полутысячи концертов Вивальди написана для этого инструмента.

Антонио Вивальди

Концерт для скрипки с оркестром ля минор (ор.4, № 4)

(3.10)

В живописи своё высшее выражение гуманизм эпохи Барокко нашёл в творчестве Рембрандта. Вовсе не случайно его самое пристальное внимание привлекали образы старых людей, много переживших и потому более чем кто-либо нуждающихся в сочувствии, понимании. Вот почему эти образы согреты у художника особой любовью к человеку – внешне сдержанной, но трепетной и часто щемящей.

Его «Портрет старика в красном»излучает чувство мудрости, доброты, неугасающего интереса к жизни. На лице, покрытом сеткой морщин – следы большой прожитой судьбы. Здесь, как и в других подобных портретах Рембрандта, огромную роль играет изображение рук: они, как и лицо, многое рассказывают о человеке.

Рембрандт


Сейчас читают про: