double arrow

Ломоносов


Историко-литературное значение творчества Тредиаковского. (реформа русского стиха).

II. Литература и журналистика 30-50-х годов 18 века.

Классицизм как литературное направление. (билет № 4)

В 30-50 гг. Усиливается воздействие литературы на общественное мнение. Новые конкретно-исторические условия русской жизни определили формирование в этот период первого литературного направления – классицизма. Лучшими идейно-художественными произведениями оказываются произведения передовых писателей-просветителей, заботящихся о дальнейшем государственном и культурном развитии страны. Литература этого времени активно вмешивается в жизнь, вырабатывая новую художественную форму.

2 основные проблемы стояли перед русской литературой: создание русского литературного языка и выработка литературной формы. Без их решения литература 18 века не могла подняться до уровня сознания высокохудожественных произведений. Классицизм был литературным направлениям, глубоко закономерным и на определенном этапе прогрессивным для русского литературного процесса. Русский классицизм тесно связан в своем развитии с европейским классицизмом. Первоначально он возник во Франции в середине 17 века.

Борьба за сильную национальную государственность, за развитие просвещения и национальной культуры явилась идейной основой русского классицизма, который стал художественным выражением прогрессивных социально-политических задач своего времени.

Русский классицизм явился выразителем мировоззрения культуры и вкусов в основном передового дворянства. Передовые дворяне склонны были считать, что отрицательные явления в русской жизни обусловлены недостатком разумности и доброй воли царствующих самодержцев и части дворянства.

Представление об идеальном монархе отождествлялось с Петром I.

Классицизм получил теоретическое обоснование в поэме Буало «поэтическое искусство» (1674). Творчество писателей-классицистов разных стран сближает ряд характерных для классицизма черт.

Объективно-прогрессивное значение классицизма заключалось в гражданском пафосе, в проповеди общегосударственных идей, в просветительских тенденциях.

Культу государственных, гражданских добродетелей приносились в жертву чувства и личные интересы человека. Эстетическая система классицизма опиралась на рационалистическую систему Декарта. Франц. Философ считал единственным критерием истины разум, утверждая превосходство духа, мышления над материей.

Выше всего в человеке классицизм ставил «разумную» способность подавлять личные чувства во имя долга перед государством, подчинять частное общему. Классицисты изображали не конкретного ч-ка, а человека вообще, который выступал выразителем общих истин.

Поэтика Буало доказывала, что для поэта-классициста весь мир основан на чистой логике: мысль, а не чувство обеспечивают познание действительности. Классицисты полагали, что сама действительность – это не жизнь живых людей, а законы разума.

Поэтика классицизма отличалась строгой нормативностью. Это сказалось в четком разделении жанров и стилей. Классицисты изображали только возвышенное или низменное, добродетель или порок, смех или слезы. В трагедию не должны были проникать комедийные элементы.

Образцовым искусством было античное искусство. Отсюда же правило 3 единств.

Как единый литературный стиль русский классицизм просуществовал недолго, не более 3 десятилетий, и развивался в условиях борьбы передовой дворянской интеллигенции с крепостнической деспотией.

Новая русская литература началась с сатир Кантемира, и это было обусловлено тем, что русский классицизм формировался в эпоху реакции, наступившей после смерти Петра I. Борьба с противниками петровских преобразований наполняла гражданским пафосом сатиры Кантемира.

Кантемир, Тредиаковский в своем стремлении к рационалистической простоте, ясности, логичности со свойственным им дидактизмом и схематичностью образов положили начало созданию русского классицизма.

Утверждению классицизма способствовало творчество Ломоносова, Сумарокова – теоретиков русского классицизма.

Сложившиеся в России национальные традиции и особенности способствовали тому, что общие черты европейского классицизма в русских условиях проявились своеобразно. Эти черты национального своеобразия сказались, во-первых, в наиболее четком выраженном гражданско-патриотическим пафосе. Второй отличительной чертой русского классицизма является ярко выраженная сатирико-обличительная тенденция, начало которой положил Кантемир и которая стала характерной для многих произведений русских классицистов. Третья отличительная черта – связь классицизма с истоками народного творчества. Русские писатели-классицисты в своем творчестве часто нарушали установленные эстетические нормы классицизма, заключавшиеся в его аристократичности, оторванности от фольклора.

Классицизм создал новые литературные формы. Было положено начало формированию русского литературного языка.

«сатиры Кантемира»

Князь Антиох Кантемир с детства воспитывался в уважении к личности Петра I и его преобразованиям. Выступил в литературе как убежденный защитник дела Петра. В личности и творчестве Кантемира нашел отражение процесс отмирания старой средневеково-схоластической традиции. Он стал «первым светским поэтом на Руси».

Получил блестящее образование. В своем творчестве осознает себя поэтом-гражданином. В заграничный период деятельности Кантемир возвращался к переработке ранее написанных сатир. Примером может служить сатира «Филарет и Евгений» в окончательной редакции которой был заострен мотив «естественного равенства» людей всех сословий и даже холопов и введены новые стихи, в которых сатирик резко выступил против жесткости, проявляемой дворянами по отношению к крепостным.

Первая сатира «На хулящих учение» (к уму своему) была написана в 1729 году и получила горячую поддержку со стороны Феофана Прокоповича. Сатира «На хулящих учение…» носила ярко выраженный антиклерикальный характер и была направлена против партии церковников Стефана Яворского, Григория Дашкова, стремившихся снова установить патриаршество и допетровские порядки. Она резко обличала и реакционное дворянство. Кантемир выступал в защиту наук, просвещения, и хотя его рассуждения носили общий, абстрактный характер, тем не менее они были вызваны русской действительностью и обращены к ней. О трудности пути писателя-сатирика он пишет уже в первой сатире. В обращении к уму своему он советует не заниматься литературным трудом, ибо этот путь, который проторили музы (9 босых сестер), стал труден и неприятен. Кантемир горько сетует на бедственное положение науки в настоящий момент. Резкими сатирическими чертами рисует Кантемир портрет противников просвещения.

Ханжа Критон – первый хулитель наук. «С четками в руках» он «ворчит и вздыхает», что «расколы и ереси науки суть дети». Невежественный Критон под предлогом охраны веры осуждает молодых людей за то, что они «библию честь стали», что не слушают попов, и это ведет к упадку морали. Критон – типичный представитель невежественного и алчного духовенства. Не только нравственные, но прежде всего экономические мотивы побуждают его быть недовольным распространением наук, в результате чего стали считать, что духовенству «поместья и вотчины весьма не пристали». Списан с натуры и портрет епископа, «подлинником» для которого послужил непримиримый враг «ученой дружины» Георгий Дашков. В сатирическом портрете епископа Кантемир с большой выразительностью раскрывает черты внешнего облика, которые соответствуют внутренней сущности этого образа.

В портретной галерее выступает и тупой невежда дворянин Селиван. И он хулит науки, считая, что дворянину наукой заниматься непристойно, в ней нет и никакой материальной пользы, зачем «трудиться в том, с чего вдруг карман не толстеет». Праздный гуляка Лука, фат и щеголь Медор считают науку помехой:

«Крушиться над книгой и повреждать очи?

Не лучше ли с кубком дни прогулять и ночи?»

Кантемир борется с поверхностным, внешним подражанием западноевропейской культуре: перениманием европейских манер, погоней за модой, внешним лоском. Вот портрет щеголя, ставший распространенным в последующей литературе:

«Медор тужит, что чересчур бумаги исходит

На письмо…

Не сменит на Сенеку он фунт доброй пудры…»

И в первой, и в последующих сатирах Кантемира ум для него является руководством, верховным судьей, ум – критерий истины.

Спустя 2 месяца после этой сатиры была написана вторая сатира «На зависть и гордость дворян злонравных» с позгаловком «Филарет и Евгений». В этой сатире впервые высказана мысль о природном равенстве людей, мысль, характерная для эпохи Просвещения. Сатира была направлена против врагов петровских реформ, против представителей родовой аристократии, недовольных возвышением в новое время людей незнатных, но способных.

Эта сатира важна социальностью своего содержания. Кантемир первым в русской поэзии ставит знаменитый впоследствии вопрос о благородстве рождения и благородстве заслуг. Знатный должен оправдать свое происхождение заслугами. К такому выводу приходит сатирик, отстаивая петровскую точку зрения на дворянство. Петр I хотел примером и принуждением заставить дворянских и боярских сынков трудиться на пользу России. Этому должно было послужить установление «Табели о рангах», отменяющих дворянские и боярские привилегии воздающих по заслугам перед государством, независимо от сословной принадлежности. Сатира построена в форме диалога Филарета (любящего добродетель) и Евгения (благородного). Последний перечисляет заслуги своих предков, считая, что они дают ему право на занимание главных должностей в государстве. Взгляды автора выражает Филарет, который пространно рассуждает о природном равенстве людей.

В сатирах Кантемира выступают и идеальные образы государственных деятелей. В сатире «Филарет и Евгений» он перечисляет свойства, которыми такой деятель должен обладать: ум проницательный, изощренный наукой, бескорыстие.

В сатире «о воспитании» он высказал глубоко гуманные мысли о воспитании детей, о значении нравственного примера родителей.

Все сатиры Кантемира построены по одному принципу. Сатира начинается с обращения. Далее следует основная часть – сатирические портреты, и в конце – авторские рассуждения, в которых излагаются положительные взгляды автора.

Одной из сильных сторон сатир К. является язык, которым они написаны. Он упорно работал над слогом. Его сатиры явились острым политическим оружием в современной ему идеологической борьбе.

Выступал убежденным сторонником просвещенного абсолютизма, защитником идей Петра. Положение ученого-разночинца, отстаивавшего в условиях дворянско-помещичьего строя свое право на существование, было трагичным. Его унижали, старались изобразить смешным. В 1732 г. становится штатным переводчиком при Академии наук. Литературная полемика с Ломоносовым и Сумароковым – о направлении, в котором должна развиваться русская поэзия, о характере стихотворного языка. Определяя историко-литературное значение творческой деятельности Тредиаковского, Белинский сказал: «Тредиаковский никогда не будет забыт, потому что родился вовремя».

Заслуга Тредиаковского – в постановке вопроса о необходимости реформы литературного языка, о совершенствовании которого он заботится и тогда, когда произносит 14 марта 1735 года в Российском собрании «Речь о чистоте российского языка», в которой указывает на необходимость составления грамматики «доброй и исправной» - словаря «полного и довольного», риторики и «стихотворной науки».

Реформа русского литературного языка, необходимость к-й осознал Тредиаковский, была осуществлена Ломоносовым

Новой России требовалась новая общенациональная литература, и Тредиаковский внес в ее развитие свою лепту. Особенно много он сделал в области «стихотворной науки». Силлабическое стихосложение, возникшее в условиях схоластической церковной культуры, не соответствовало новому, светскому преимущественно, содержанию русской литературы. Это впервые понял Тредиаковский, обративший внимание на русскую народную поэзию. Его реформа русского стихосложения была связана с коренными традициями русской национальной культуры. В трактате «Новый и краткий способ к сложению российских стихов» (1735) он первый указал на тонический принцип как наиболее соответствующий природным свойствам русского языка. В основе новой системы Тредиаковского лежит принцип равномерного распределения ударений, принцип «тонической» стопы.

Старый русский силлабический стих имело одно постоянное ударение, к-ое соответстовало духу франц. Языка (ударение на последнем слоге) и польского (ударение на предпоследнем слоге). Чем длиннее был силлабич. Стих, тем менее он был организован. Он строит свою систему стихосложения на правильном чередовании ударных и безударных слогов. Но Тредиаковский не смог окончательно порвать с силлабической системой, считая, что новый принцип должен быть распространен только на длинные силлабические стихи с большим количеством слогов, одиннадцатисложные стихи и 13-сложные. Половинчатость реформы Тредиаковского сказалась и в том, что он отдавал предпочтение парной женской рифме, отвергая возможность чередования в одном стихе женских и мужских рифм. Только в сатирических стихах допускал он возможность употребления мужской рифмы. В 2-сложных размерах он отдавал предпочтение хорею. Новаторская реформа Тредиаковского вызывала упреки в подражательности, в перенесении принципов стихосложения с французского.

К лучшим стихотворениям, написанным Тредиаковским, относится его глубоко патриотические «стихи похвальные России». Может служить примером тонизации силлабического стиха, достигнутой благодаря цезуре. Вторая редакция стихов написана ямбом.

К числу значительных стихотворных пр-ий Тредиаковского принадлежит «Эпистола от российской поэзии к Аполлину» (1735). Он обращается к богу Аполлону с просьбой посетить Россию и распространить по ней свет поэзии, который разлит им по всему миру. Он дает обзор мировой поэзии, говоря о лучших ее достижениях, и этот перечень имен свидетельствует о широте литературно-художественных интересов Тредиаковского. Он называет Гомера, Вергилия, Овидия, Горация, подробно говорит о французской поэзии классицизма. Итд. В этой эпистоле, движимой глубоко патриотическим чувством, заботой о росте национальной культуры, Тредиаковский стремится ввести русскую поэзию как равноправную в среду европейских литератур. Вместе с тем в этом ст-ии отчетливо проявилась та усложненность синтаксических конструкций, вызванная употреблением латинизированных оборотов, нарочитая затрудненность стихотворной речи, к-ая часто делала стихи Тредиаковского труднопонимаемыми.

В 1766 г. появляется политико-нравоучительная эпопея Тредиаковского «Тилемахида». Это перевод стихами прозаического романа Фенелона «Похождения Телемаха». Жанровое определение «Тилемахиды» как «иронической пимы» обусловило эпопейное название поэмы – «Тилемахида» и выбор стихотворного размера – русского гекзаметра. Важнейшей идеей «Тилемахиды» является идея ответственности царя перед законом. Назначение царя – забота об «общем благе», он достоин «царить» только тогда, когда он заботится о «добре всенародном»: Боги царем его не ему соделали в пользу;

Он есть царь, чтоб был человек всем людям взаимно.

Воспроизводя в «тилемахиде» сюжет Фенелонова «Телемака», Тредиаковский имел в виду современное ему деспотическое правление Екатерины, любившей говорить о законах, но поступавшей «не взирая на закон». В «Тилемахиде» обличались и придворные льстецы.

Историко-литературное значение Тредиаковского неоспоримо. Будучи мало даровит как поэт, Тредиаковский – крупнейший филолог своего времени, автор многих переводов, имевших большое культурно-просветительное значение.


Сейчас читают про: