double arrow

Новиков


Журнал Новикова «Живописец» («Письма к Фалалею», «Отрывок путешествия в...»)

Третий сатирический журнал «Живописец» Новиков начал издавать в апреле 1772 г., когда, воспользовавшись поставленной на сцене комедией Екатерины «О время!», сделал удачный тактический шаг, истолковав появление этого произведения как возможность продолжать свою сатирическую линию. Он ставит свой журнал под защиту «неизвестного сочинителя комедии «О время!», расточая по его адресу похвалы, и тут же развертывает свою программу социальной сатиры. «Истребите из сердца своего всякое пристрастие; не взирайте на лица, порочный человек во всяком звании равного достоин презрения» -такова программа издателя нового презрения» - такова программа издателя нового журнала «Живописец». Итак, по-прежнему «сатира на лицо» и обличение отрицательных явлений действительности, ибо «порок» Новиков понимал как социальное зло. Продолжая линию «Трутню», Новиков помещает ряд сатирических портретов, изображая хулителей наук, «благородных невежд», зараженных «чужебесием». Сатирические портреты содержат в себе более тонкую психологическую и социальную характеристику. Авторское описание перемежается с откровенными высказываниями персонажей, наделенных речевой характеристикой, что способствует созданию жизненных, во многом типизированных характеров. Перед нами проход Волокита, Кривосуд, Щеголиха…

На страницах «Живописца» вновь с еще более художественной силой и убедительностью развертывается крестьянская тема. Критика крепостнического дворянства, произвол помещиков и тяжелое положение крестьянства являются основным идейным стержнем таких произведений, как «Отрывок путешествия в…И….Т….» и «письма к Фалалею».

«Отрывок путешествия…» был напечатан в 5 листе «Живописца». (Авторство спорно – кто-то считал, что автор – Радищев, кто-то считает, что это Новиков).

Повествование ведется от лица путешественника, который на протяжении 3 дней «останавливался во всяком почти селе и деревне» и нигде не нашел ничего «похвалы достойного». Если вспомнить, как Екатерина хвасталась, что «Россия цветуща и сильна», а крестьяне русские самые зажиточные, то представленная Новиковым картина истинного положения крестьян не могла понравиться императрице.

Между тем Новиков притворно ставит свой журнал под прикрытие либеральствующего правительства, подчеркивая, что своими обличениями он исполняет предначертания «верховной власти».

В «Отрывке» он рисует картину одной из многих деревень, «деревни Разоренной». «Бедность и рабство повсюду встречалися со мною в образе крестьян» - таков итог увиденного путешественником.

Показав нищенское, бесправное положение крестьян, автор «Отрывка» считает виновными помещиков. Детали крестьянского быта, реальное изображение русской деревни, разговор крестьян с путешественником – все было обличением страшной бедности и рабства, в котором находилась крепостная деревня.

«Письма к Фалалею» состоят из 5 очерков. Перед нами картина жизни провинциального помещика, его диких нравов, быта. Здесь показана жизнь помещика-крепостника, жестокость и невежество которого вызывают негодование у читателя.

Здесь Новиков стремится к документальности, хотя бы и условной.

Например в патриархальных наставлениях Трифона Панкратьевича, перемежающихся с жалобами на новые порядки, на негодных крестьян, которых можно заставить трудиться на себя лишь 5 дней в неделю, с удивительной откровенностью раскрывается психология крепостника, его убеждения. Выгнанный с гражданской службы за взятки, он сетует на то, что вольность дворян не та стала, «нельзя у соседа и земли отнять». Из другого письма его вырисовывается дикий семейный быт, который он ставит в пример Фалалею: «Виноват я перед нею: много побита она у меня на своем веку; ну да как без этого…Учись, сынок, как жить с женою…».

Из письма матери Фалалея Акулины Сидоровны встает образ невежественной и крутой помещицы, которая в своей слепой любви к Фалалеюшке предвосхищает Простакову. Написанные в духе злой иронии, письма отличаются яркой бытописью, метким и выразительным языком, который помогает воссоздать реальную картину чудовищной жизни поместного дворянства.

журнал Новикова «Трутень» (копии с отписок, рецепты)

Журнал появился 1 мая 1769 г. и сразу между ним и «Всякой

Всячиной» разгорелась жестокая полемика.

Название новиковского журнала и эпиграф на титульном листе: «Они работают, а вы их труд ядите», взятый из притчи Сумарокова «Жуки и пчелы», раскрывали основную идейную направленность «Трутня». «Трутни» - помещики-тунеядцы, которые грабят работающих на них крепостных крестьян.

Основная тема Трутня – тема взаимоотношений помещиков и крепостного крестьянства. В журнале Новиков создает ряд сатирически острых портретов крепостников. Негодование вызывает помещик Безрассуд, который «болен мнением, что крестьяне не суть человеки, но крестьяне». Сняв личину с благородного сословия, Новиков, воспитанный на принципах просветительства, еще верит в силу слова, его всемогущество. Считая состояние Безрассуда болезнью, которая порождена ненормальными с точки зрения автора социальными порядками, Новиков предлагает «рецепт» для избавления от нее: «Безрассуд должен каждый день по 2 раза рассматривать кости господские и крестьянские до тех пор, покуда найдет он различие между господином и крестьянином» .

Одним из наиболее социально острых выступлений Новикова явились «Копии с отписок» старосты помещику Григорию Сидоровичу, бедняка Филатки и ответы – «указы» помещика крестьянам («Челобитная старосты Андрюшки», «Челобитная Филатки» и «Копия с помещичьего указа»). Избрав форму документов, форму писем, Новиков с большой правдивостью и безыскусственностью передает ужасающую картину бедственного положения крестьян, их нищеты. Староста Андрюшка пишет барину, который держит в кулаке своих крестьян, снимая с них по 3 шкуры, что хоть оброк и собран, да недоимки велики. «Крестьяне скудны, взять негде…».

В письме Филатки впервые в нашей литературе была показана правдивая и страшная картина крестьянской жизни. Филатка жалуется барину, что на сходе он высечен (…). Григорий Сидорович – барин – типическое олицетворение помещика с «каменным сердцем».


Сейчас читают про: