double arrow

Поэзия К.Ф.Рылеева


Одним из виднейших деятелей декабристского движения и круп­нейшим поэтом-декабристом был К- Ф. Рылеев. За короткий срок своей литературной деятельности (1820—1825) он создал ряд худо­жественных произведений, занимающих одно из первых мест в исто­рии русской гражданской поэзии. Стихи Рылеева наряду с политиче­скими стихотворениями А. С. Пушкина и комедией «Горе от ума» А. С. Грибоедова явились лучшим выражением общественных идеа­лов поколения дворянских революционеров и стали для декабристов средством пропаганды их политических взглядов. Участник восстания 14 декабря 1825 г., Рылеев жизнью заплатил за попытку осуществить на практике те идеи, которым он служил своим поэтическим творче­ством.

Первые поэтические опыты К. Ф. Рылеева, увидевшие свет, ничем не выделялись среди популярных в то время жанров «легкой поэзии». Рождением нового поэта со своей темой и с собственной интонацией, было стихотворение «К временщику» (1820), появившееся в первый же год вступления будущего поэта-декабриста в литературу. Сатира Рылеева оказалась политически весьма актуальной. Реакция, сме­нившая общественный подъем эпохи Отечественной войны 1812 г., торжествовала повсюду: и в России, и в Западной Европе. Ближай­шим сотрудником Александра I стал его любимец, военный министр, организатор военных поселений, ярый реакционер А. А. Аракчеев. Активным протестом против аракчеевского режима в армии явились волнения Семеновского полка осенью 1820 г. Атмосфера накалялась. В такой обстановке появилась острая и смелая сатира на «временщи­ка», в котором без труда можно было узнать всесильного Аракчеева. Подзаголовок «Подражание Персиевой сатире „К Рубеллию"» объ­ясняется цензурными соображениями (у римского сатирика I в. Пер­сия Флакка нет сатиры «К Рубеллию»).

У Рылеева дана конкретная политическая характеристика Аракче­ева (ср., в частности, прямое указание на военные поселения: «Селе­ния лишил их прежней красоты»), а в качестве угрозы выдвигается тираноубийство, о котором говорится весьма откровенно и весьма эмоционально:

О, как на лире я потщусь того прославить. Отечество мое кто от тебя избавит!

Впечатления современников и догадки о причинах благополучного для Рылеева исхода столь дерзкого выступления излагает Н. А. Бесту-




жев: «Нельзя представить изумления, ужаса, даже можно сказать оцепенения, каким поражены были жители столицы при сих неслы­ханных звуках правды и укоризны, при сей борьбе младенца с велика­ном. Все думали, что кары грянут, истребят и дерзновенного поэта, и тех, которые внимали ему; но изображение было слишком верно, очень близко, чтобы обиженному вельможе осмелиться узнать себя в сатире. Он постыдился признаться явно, туча пронеслась мимо» '. Бестужев верно определяет и значение сатиры: «Это был первый удар, нанесенный Рылеевым самовластью».

Чувство гражданского негодования, продиктовавшее Рылееву его сатиру, делает понятным стремление к общественной борьбе, отра­зившееся в его послании «К Косовскому» (написано в 1821 г., в свое время не было напечатано) в ответ на стихи, в которых адресат 2 советовал поэту «навсегда» остаться на Украине:

Чтоб я младые годы

Ленивым сном убил!

Чтоб я не поспешил с

Под знамена свободы!

Нет, нет! тому вовек

Со мною не случиться.

Отказываясь почти полностью от разнообразных жанров «легкой поэзии», Рылеев сохраняет один из них — дружеское послание. Но и этот жанр под его пером приобретает иной характер по сравнению с тем, что было типично для поэтов школы В. А. Жуковского и К- Н. Батюшкова. В дружеское послание Рылеев, подобно А. С. Пуш­кину, вводит политическую тематику, а затем послание и в целом становится политическим. В этом отношении показательно стихотво­рение «Пустыня» (1821). Близкое по мотивам и манере к посланию «Мои пенаты» Батюшкова, стихотворение Рылеева имеет неожи­данную концовку. Воспев по традиции прелесть деревенской тишины и уединения, поэт обращается мыслью к предстоящему возвращению в столицу, и тогда идиллический тон сменяется сатирическим. Рылеев обрушивается на высшую бюрократию, на несправедливый суд, на поэтов, равнодушных к общественным нуждам. Неудивительно, что политическая концовка стихотворения в свое время не была опублико­вана.



Рост гражданской патетики вызывает появление оды в лирике Рылеева, но этот жанр в творчестве поэта-декабриста коренным образом отличается от реакционной одописи эпигонов классицизма и продолжает традиции революционной оды Радищева, поэтов-про­светителей, молодого Пушкина. Таковы оды «Видение» (1823) и «Гражданское мужество» (1823). Правда, в первой из них Рылеев пытается дать «урок царям» в лице великого князя, будущего импе-

1 Воспоминания Бестужевых, с. 12.

2 Послание обращено к сослуживцу Рылеева по армии А. И. Косовскому, а не к П. Г. Каховскому, как долгое время предполагали некоторые исследователи (с Кахов­ским поэт-декабрист познакомился позднее).

ратора Александра II. Здесь, с одной стороны, сказались еще не окончательно отброшенные Рылеевым политические иллюзии, застав­лявшие иногда и его предшественников взывать к чувству справедли­вости и гуманности просвещенного монарха. С другой стороны, это было использование легальных возможностей для пропаганды своего политического идеала, к осуществлению которого призывалась пре­жде всего законная власть. Историческая мотивировка необходимо­сти преобразований звучала скрытой угрозой правительству, если оно останется глухим к велениям истории, не поймет «потребность русских стран»:

Уже воспрянул дух свободы Против насильственных властей; Смотри — в волнении народы, Смотри — в движеньи сонм царей.

Не напрасно цензура испугалась этих строк и потребовала вло­жить в них благонамеренный смысл:

Дух необузданной свободы Уже восстал против властей.

Венцом гражданской лирики Рылеева явилось стихотворение «Я ль буду в роковое время...» (опубл. 1824 под заголовком «Гражда­нин»), написанное в дни подготовки восстания. Еще в начале 1825 г. среди черновых набросков поэмы «Наливайко» Рылеев по­местил четверостишие:

Нет примиренья, нет условий Между тираном и рабом; Тут надо не чернил, а крови, Нам должно действовать мечом.

Эти чеканные строки были свидетельством окончательного разрыва Рылеева с какими бы то ни/было надеждами на мирное разрешение общественных противоречий. Теперь, в стихотворении «Я ль буду в роковое время...», Рылеев заявляет о своей готовности к революци­онному действию и призывает к этому друзей, среди которых он, видимо, успел распространить свою стихотворную прокламацию. Об этом свидетельствуют слова декабриста А. М. Булатова, который, перефразируя последнюю строку стихотворения Рылеева, сказал брату, выходя из дому утром 14 декабря 1825 г.: «И у нас явятся Бруты и Риеги, а может быть и превзойдут тех революционистов». Особое место в лирике Рылеева занимают агитационные песни, напи­санные им в сотрудничестве с А. А. Бестужевым.

«Думы»

Уезжая весной 1821 г. в деревню, К. Ф. Рылеев захватил с собой только что вышедший девятый том «Истории государства Российско­го» Н. М. Карамзина. Под свежим впечатлением от прочитанного Рылеев пишет Ф. В. Булгарину 20 июня 1821 г.: «Ну, Грозный! Ну, Карамзин! — не знаю, чему больше удивляться, тиранству ли Иоанна или дарованию нашего Тацита». «Плодом чтения» Карамзина, по словам Рылеева, явилась его первая историческая дума «Курбский»

(1821). Так в поэзию Рылеева входит историческая тематика, за­нявшая в дальнейшем в его творчестве основное место.

На протяжении 1821 —1823 гг. Рылеев напечатал свыше двадцати дум. В 1825 г. «Думы» вышли отдельным сборником. Около десяти дум (считая и неоконченные) было найдено в бумагах Рылеева. При своем появлении думы вызвали противоречивую оценку. Известен суровый отзыв о них А. С. Пушкина, который не нашел в них ничего национального, русского, кроме имен, и признал их однообразными по композиции (см. письма П. А. Вяземскому и Рылееву в мае 1825 г.). Пушкин судил о думах Рылеева с точки зрения того более глубокого, чем это было у декабристов, понимания историзма и народности литературы, к которому он подходил как раз в эти годы. Но при всей своей романтической условности думы увлекли читателей героически­ми образами многочисленных деятелей русской истории и патриотиче­скими чувствами автора. С этой точки зрения рылеевским думам нельзя отказать в народности, что подтверждается, в частности, широкой популярностью «Смерти Ермака» (1821), называемой на­родной песней.

Определяя жанровую природу дум, Рылеев возводит их к украин­ской народной поэзии: «Дума, старинное наследие от южных братьев наших, наше русское, родное изобретение». Стремление поэта-де­кабриста связать идейно-художественный замысел своих историче­ских баллад с народной традицией отвечало одному из положений декабристской эстетики — признанию фольклора источником литера­туры.

Думы Рылеева связаны и с традициями художественной литерату­ры, а именно с жанром исторической баллады, получившим в те годы распространение в русской литературе. Крупнейшим явлением в этой области была пушкинская «Песнь о вещем Олеге» (1822). Но Рылеев своеобразно трактовал этот жанр, что было отмечено А. А. Бестуже­вым в его критическом обзоре «Взгляд на старую и новую словесность в России»: «Рылеев, сочинитель дум или гимнов исторических, пробил новую тропу в русском стихотворстве». Это своеобразие заключалось в ощутительном присутствии в произведении, а иногда и в преоблада­нии, лирико-публицистического элемента.

Рисуя героев русской истории на протяжении ряда столетий, Рылеев поэтизирует образ борца за свободу и независимость родины (Мстислав Удалой, Дмитрий Донской, Иван Сусанин, Богдан Хмель­ницкий) или образ гражданина, мужественно отстаивающего свои общественные идеалы (Матвеев, Долгорукий, Волынский). В уста своих героев Рылеев вкладывает монологи, в которых находят выра­жение гражданские идеи и настроения декабристов. Так, Волынский признает верным сыном отчизны только того,

...кто с сильными в борьбе За край родной иль за свободу, Забывши вовсе о себе. Готов всем жертвовать народу.

(«Волынский»)

Это далеко от истории, которая не дает оснований для такой идеали­зации кабинет-министра А. П. Волынского, но это близко к той современности, активно воздействовать на которую стремились де­кабристы. Столь же по-декабристски звучало и обращение Дмитрия Донского к соратникам перед битвой на Куликовом поле.

В думах Рылеева нашел выражение художественный метод рево­люционного романтизма. Рисуя героев прошлого, поэт-декабрист стремился не столько воссоздать историческую действительность, сколько воплотить свой идеал гражданина. Это отвечало обществен­но-воспитательным задачам, которым должны были служить думы. Соответствует этим задачам и композиционный строй дум, в котором Пушкин разграничил три основных элемента: описание места дей­ствия, речь героя и «нравоучение». Как правило, думы не имеют сюжета и представляют собой своего рода серию исторических порт­ретов или картин. Значительная роль лирического монолога, про­износимого героем, сближает думы по их общему характеру с граж­данской лирикой Рылеева.

Рылеевские думы не отличаются и стилистическим единством. В соответствии с тематико-композиционными особенностями дум в них преобладает лирическое начало, что находит особенно яркое выражение в обилии стилистических фигур (риторические вопросы, восклицания, обращения), придающих изложению публицистический (ораторский) стиль. Но в некоторых думах (например, «Иван Суса­нин») заметно стремление автора найти повествовательные формы изложения, отвечающие принципу простого рассказа о событиях. С этим связано и введение в гражданско-патетический стиль дум бытовой лексики, отражающей реальные подробности изображаемого действия, например:

Вот скатерть простая на стол постлана; Поставлено пиво и кружка вина, И русская каша и щи пред гостями, И хлеб перед каждым большими ломтями.

Тенденции национально-исторического эпоса, для которых узкие рамки дум не давали простора, нашли развитие в поэмах Рылеева.

Одним из самых ярких поэтов-декабристов младшего поколения был Кондратий Федорович Рылеев. Первоначально в его поэзии соседствую два жанра – ода и элегия. Особенность его творчества заключается в том, что Рылеев сочетает традиции гражданской поэзии прошлого столетия и достижения новой, романтической поэзии Жуковского и Батюшкова. Герой элегий обогащается чертами общественного человека, гражданские же страсти получают достоинства живых эмоций. Так рушатся жанровые перегородки.

В 1821 года в творчестве Рылеева начинает складываться новый для русской литературы жанр – думы, лиро-эпического произведения, сходного с балладой, основанного на реальных исторических событиях, преданиях, лишённых фантастики. Дума – изобретение славянской поэзии, в качестве литературного жанра уже давно существовавшая в Украине и Польше, заимствованной ей у нас. Фольклорное начало, признаки медитативной и исторической (эпической) элегии, оды – это характерные признаки Дум Рылеева.

Первую думу – « Курбский» (21г) поэт опубликовал с подзаголовком элегия, и лишь потом появляется подзаголовок « дума». Сходство с элегией замечали многие современники Рылеева. Исторические события осмыслены в думах Рылеева в лирическом ключе, поэт сосредоточен на внутреннем состоянии истор. Личности, в какой либо кульминационный момент жизни.

Композиционно дума разделяется на две части – жизнеописание и нравственный урок. В думе соединены два начала – эпическое и лирическое, агитационное, а жизнеописание играет подчинённую роль.

Почти все думы строятся по единому плану - сначала пейзаж, местный или исторический, появление героя, речь, из которой становиться известной предыстория героя и его нынешнее духовное состояние, далее следует урок – обобщение. Так как композиция почти всех дум одинакова, Пушкин назвал Рылеева «планщиком».

В задачу Рылеева входило дать панораму исторической жизни и создать монументальные образы героев. Цель его – возбудить высокими героическими примерами патриотизм и вольнолюбие современников. Субъективно Рылеев не собирался покушаться на точность исторических фактов и «подправлять» дух истории, но это было неизбежно. Даже привлёчённый им историк Строев, писавший комментарии к каждой думе, не смог исправить вольного романтически-декабристского антиисторизма.

Этот Рылеевский антиисторизм вызвал решительное осуждение Пушкина, стремившегося к исторической достоверности. Историческое лицо любого века приравнивается к декабристу по своим мыслям и чувствам (Дмитрий Донской).

Как романтик, Рылеев ставил в центр нац. Истории личность патриота и правдолюбца. История – это борьба свободолюбцев и тиранов, силы, которые участвуют в конфликте – двигатель истории, никогда не исчезают и не меняются.

Психологическое состояние героев, особенно в портрете, всегда аналогично. Герой изображён не иначе, как с думой на челе, у него одни и те же позы и жесты. Чаще всего они сидят. Обстановка – темница или подземелье.

Среди Дум выделяются Дмитрий Донской, Курбский, Борис Годунов, Смерть Ермака, Петр Великий в Острогожске, Иван Сусанин.

Годунов – о страданиях царя, достигшего престола путём преступлений. Рок принимает его покаяние, обет творить только на благо государства и даёт ему сон.

Сусанин – о подвиге русского крестьянина. В его деревню пришли сарматы, отужинали, легли на покой. Сусанин отправляет сына к царю, предупредить, а сам по утру идёт проводником врагов. Заводит в лес и там раскрывает тайну, пав жертвой во имя спасения царя.

Гибель Ермака – буря в ночь над Иртышом, воины спят, набираясь сил перед боем, Ермак же в раздумьях об искуплении ошибок жизни молодой завоеваниями для царя Сибири. Но хан Кучум не ждёт утра, боясь открытого столкновения. Он нападает исподтишка, ночью и Ермак вынужден плыть к челнам. Тяжёлый панцирь, дар царя, увлекает его под воды. Герой не успевает добраться до челнов, а буря всё играет.

В соотв. с тематико-композиционными особенностями дум,в них преоблад. лир. начало,что находит особенно яркое выражение в обилии стилист. Фигур (риторические вопросы, восклицания, обращения), придающих изложению публицистический стиль.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: