double arrow

Басни И.А.Крылова


Рядом с романтизмом продолжила жить и развиваться просветительская традиция в русской литературе представленная басней Крылова. Автора интересовали не столько личные переживания человека, сколько тот социально – общественный организм, который вызывал эти переживания. Человек рассматривался им как социальный, а не частный индивид. На исходе первого десятилетия 19 века Крылов отважился на трудный шаг – он оставил прозу и драматический род, в котором преуспевал, и целиком отдался жанру басни. Узкая, ограниченная, «низкая» жанровая форма стала отныне призванием Крылова, вложившего в неё громадное философско-поэтическое и социально-историческое национальное содержание. Читая басни Крылова, люди учились понимать себя. Басня – жанр дидактической литературы, получившей расцвет в классицизме и просветительстве. В басне два начала – художественное (рассказ) и логическое ( мораль). Без низ басня как жанр не существует. Но соотношение между ними бывает различным, - на первый план выдвигалась то история, то мораль.Крылов застал русскую басню тогда, когда в ней закончился спор о путях дальнейшего развития между классицистами и сентименталистами. Сам Крылов был сторонником басни поэтической, а не прозаической, восходящей к Эзопу и Лессингу. Крылов ставил перед собой в первую очередь художественные цели, а на основе их приходил к моральному выводу. Свою личную позицию Крылов скрывает, преподнося её как мнение народа. Установка на объёктивность исключала непосредственное присутствие автора, не выдвигая себя Крылов ставит на первый план рассказчика, который всегда находится с персонажами, проникается их чувствами. Он даёт выговориться и людям, и зверям, совершить те или иные поступки. Он беспристрастно передаёт их точки зрения, но его мнимое простодушие подрывается полным посрамлением персонажей. Обнаруживается лукавство автора, ведь, на самом деле, он изначально знал, к чему привёдёт его рассказ. В языковом отношении, Крылов оставался сторонником Шишкова и входил в « Беседу любителей русского слова». В своём языке Крылов опирался на сохранившиеся славянизмы, на разговорную речь и не столько на просторечия, сколько на «руссоизмы», на идиоматические народные выражения (идиомы). Крылов положил в основу басенного слова не «мёртвый» книжный церковно-славянский язык и не разговорный язык молодого дворянства, а нечто реальное – живые речевые формы «народного толка». Баснописец не отказывается от нравоучительства и не сводит басню к сатире. Басня Крылова может быть и комической и вполне серьёзной. Классифицировать его работы нельзя, принято выделять лишь басни, объёдинённые каким-либо событием, например, басни о Войне 1812 года. Доминирующие темы творчества Крылова - идеи разума, идеи о построении идеального государства, искоренение пороков внутри общества. Основной мотив – антитеза между истинным просвещениес с одной стороны и невежеством и ложным просвещением с другой ( «Червонец», « Свинья»). Идеи, не основанные на жизненном опыте и призывающие к разрушению, к разрыву с традицией, с привычными формами правления и государственного устройства ( «Лягушки, просящие царя»), гибельны. Крылов не отрицает пользы разума, но разума, непременно опирающегося на жизнь и связанного с живым опытом, а не отвлечённым от него. ( « Огородник и Философ».). Благие пожелания могут быть ещё худшей бедой. Крылов вообще не любил крайностей. ( «Водолазы»). Человек должен соизмерять свои силы. Простые, естественные законы, по Крылову, - норма социальных отношений. Крылов – враг всяких крайностей, их субъективизма, в отсутствие Абсолютного Разума, и сторонник «золотой середины». Главная проблема человека – иллюзии своих возможностей ( « Ворона и Лисица», « Муравей», « Крестьянин и Лошадь»). Жанр басни под пером Крылова, значительно изменился. В неё вошло глубокое философское, этическое содержание, которое было под стать комедии и роману. Крылов решал в басне задачи национального масштаба и серьёзного литературного значения. В баснях ожила национальная история, народ стал изображаться не как стихийная или, напротив, покорная толпа, но как самостоятельная действенная единица. Тем самым, Крылов раздвигает границы жанра, не превращая её в нечто иное, сатиру, например, и не отказываясь ни от рассказа в пользу назидания, ни от мораль в пользу действия. Новаторство Крылова в жанре басни раздвинуло широкие дали перед русской литературой, обозначив и облегчив путь к реализму, как альтернативный романтизму путь.

Формирование реализма как художественного метода в допуш­кинский период развития литературы достигло высшей ступени в баснях И. А. Крылова.








Позиция Крылова в борьбу литературных течений начала XIX в. может показаться неясТюй. Он, как мы знаем, состоял членом «Бе­седы любителей русского словам но не был архаистом. Столь же часто можно было встретить Крылова и в кружке А. Н. Оленина^ где бывали многие прогрессивные деятёлйлйтературы и искусства. Здесь

Крылов постоянно встречался и общался с Н. И. Гнедичем. Здесь бывали В. А. Озеров, К. Н. Батюшков, позднее — А. С. Пушкин.

Есть сведения об участии Крылова в организованном в 1819 г. и через год закрытом Обществе взаимного обучения, связанном с «Со­юзом благоденствия» и включавшем в свой состав таких обще­ственных и литературных деятелей, как Ф. Н. Глинка, В. К- Кюхельбе­кер, Н. М. Муравьев. Но было бы неправильно на этом основании говорить о беспринципности Крылова или его безразличии к вопросам общественно-литературной борьбы. Хвязь Крылова с различными литературными группами означала другое: самостоятельность, неза­висимость позиции Крылова. Его общественные взгляды определи­лись уже" в период" издания сатирических журналов. Крылов стал одним из передовых русских просветителей конца XVIII в. Тогда же уточнилась и его литературная позиция. В повести «Каиб» Крылов высмеял одописца-«классика», а в сцене встречи с пастухом разобла­чил сентиментальное приукрашивание действительности. Тем самым молодой Крылов выступил против ложных принципов литературных направлений того времени. Теоретически и творчески Крылов при­мкнул к реально-сатирическому направлению русской литературы XVIII в. и внес в него драгоценный вклад своей прозой.

Еще большую ценность представляет вклад, сделанный в русскую литературу Крыловым уже в XIX в.,— его басни. Это стало возмож­ным потому, что баснописел сохранил идейно-художественную пози­цию просветителя-сатирика и явился наиболее ярким и видным выразителем демократической, реалистической тенденции в русской литературе первых десятилетий XIX в. Басни Крылова начали по­являться в печати с 1806 г. За десять лет он опубликовал больше половины всех своих басен. С 1809 г. выходят сборники басен Крыло­ва. Они стали крупнейшим литературным событием изучаемого периода. Чтобы понять это, надо вспомнить состояние русской лите­ратуры в это время. Эпигоны классицизма тщетно старались вдохнуть жизнь в отжившие литературные формы. Торжествовавшие победу сентименталисты все больше уходили от жизни в свои субъективные переживания. Поэты-просветители сказали все, что они могли ска­зать, и дальнейшее развитие их поэзии требовало преодоления свойственной им отвлеченности, декларативности. Зарождение ро­мантизма в творчестве В. А. Жуковского и К- Н. Батюшкова, при всей исторической значимости этого факта, не решало коренных задач, стоявших перед русской литературой. Процесс становления реализма после Д. И. Фонвизина и А. Н. Радищева нуждался в великом та­ланте, который был бы способен сделать новый шаг вперед. На этот запрос времени и ответил своими баснями Крылов, соратник Фонви­зина и Радищева в деле утверждения реалистических тенденций в русской литературе конца XVIII в.

В баснях Крылов показал русскую жизнь, русского человека; ■ показал противоречия жизни, ее общественные несовершенства и по­роки; показал людей различного социального положения; показал характеры в их социальной дифференциации и обусловленности. Ряд оасен дает критическое изображение быта, морали, социальной

идеологии, отношения к крестьянам дворянства («Муха и дорож­ные», «Обезьяна» и др.)- Появляются в баснях и демократические персонажи, нередко выступающие выразителями народной морали] («Старик и трое молодых», «Крестьянин и смерть» и др.). Особенно большое значение имели те басни Крылова, в которых затрагивались вопросы общественно-политического характера. В тот период, когда самодержавно-крепостнический строй обнаружил симптомы кризиса, Крылов выступил с критикой многих существенных явлений этого строя, неразлучных с его основами: социальной несправедливости, произвола лиц, стоящих у власти, паразитизма привилегированных слоев, глупости и беспечности правителей и т. д. («Слон на воевод­стве», «Волк и ягненок», «Лев на ловле», «Мор зверей», «Лягушки, \ просящие Царя»).

Общественное значение басен Крылова станет еще более оче­видным, если мы примем во внимание доступность этого жанра широким кругам читателей, меткость и прозрачность басенных обра­зов и сюжетов в их идейном содержании, в их общественно-политиче­ской направленности. Малая форма басни таила, как правило, большое содержание.

Народность и реализм басен Крылова глубоко отличают их от басенного творчества поэта-карамзиниста И. И. Дмитриева, у которо­го и басня нередко принимала салонный характер. Из предшественни­ков Крылова ему был ближе баснописец конца XVIII в. И. И. Хемни-цер, из современников — А. Е. Измайлов, но и они не могут быть поставлены в ряд с Крыловым.

Все это обеспечило басням Крылова признание в передовых общественно-литературных кругах. А. А. Бестужев писал: «И. Кры­лов возвел русскую басню в оригинально-классическое достоинство». Критик-декабрист высоко ставит народность языка Крылова и «рус­ский здравый ум», видный «в каждом его стихе». Бестужев отмечает «осязаемость нравоучения» в баснях Крылова и их сатирическую -С1ЩУ_: «Его каждая басня — сатира, тем сильнейшая, чем она коротка и рассказана с видом простодушия». Высоко оценил «оппозиционное значение» басен Крылова А. И. Герцен.

Историческую роль творчества Крылова раскрыл В. Г. Белинский: великий баснописец внес в русскую поэзию народность, явившуюся у него «главным и преобладающим элементом» (VII, 130). Рассмат­ривая басню как род сатиры («сатира есть поэзия басни»), Белинский видит заслугу Крылова в том, что он сделал нравоучительную бягнот. сатирической и тем самым «создал русскую басню» (VII, 576). Но заслуга Крылова нёсвбДИТся к жанровому новаторству: у него изме­няется самый характер сатиры, изменяется художественный метод. «В баснях Крылова,— пишет Белинский,— сатира делается вполне художественною; натурализм [или, в современной терминологии, реализм.—А. С] становится отличительною характеристическою чер­тою его поэзии. Это был первый великий натуралист в нашей поэзии» (X, 290).

Белинский отметил и ограниченность деятельности баснописца Крылова. По своему великому и самобытному таланту он мог бы сам

стать «главою и представителем целого периода литературы», но «ограниченность рода поэзии, избранного Крыловым, не могла до­пустить его до подобной роли» (VII, 140). Стесненный жанровыми рамками, баснописец не имел возможности полностью решить задач, стоявших перед русской литературой. По самой своей природе басня не могла порвать с аллегоризмом и дидактизмом. Отсюда неизбеж­ный схематизм или, скорее, беглость в обрисовке характеров. Лако­низм басни не способствовал полноте и многосторонности типизации. Мешал он и широте сюжетного отображения жизни. По образному выражению Белинского, поэзия Крылова относится к поэзии Пушки­на, «как река, пусть даже самая огромная, относится к морю, прини­мающему в свое необъятное лоно тысячи рек, и больших и малых» (VIII, 571).







Сейчас читают про: