double arrow

Радиосвязь в 1917–1941 гг


Хотя с самого начала 1917 г. радиосвязь оказалась в центре событий557, революция отбросила развитие этой отрасли связи назад. В 1913 г. Россия имела более 20 приемно-передающих гражданских радиостанций, в 1917 г., по некоторым данным, действовало 10, в 1918 г. – 6 558. По другим данным, к весне 1918 г. в России остались только четыре приемно-передающие радиостанции 559. Одна находилась в Москве на Ходынском поле, другая под Петроградом – в Царском Селе, третья в Николаеве560. Кроме того, 67 станций работали только на прием561. Летом 1918 г. их было 75562.

Во время Гражданской войны николаевскую станцию пришлось демонтировать и эвакуировать, а царскосельская во время наступления Юденича на Петроград была взорвана 563.

Несмотря на тяжелейшие экономические условия, Советская власть уже в годы Гражданской войны предпринимает меры, направленные на восстановление и расширение радиосвязи.

21 июля 1918 г. Совет Народных Комиссаров принял декрет о централизации радиотехнического дела 564. Тогда же в тяжелом 1918 г. была создана Нижегородская радиолаборатория565. Одним из ее организаторов, а затем руководителей стал М. А. Бонч-Бруевич (1888–1940) 566.




Михаил Александрович Бонч-Бруевич родился в Орле в небогатой дворянской семье567. Окончив Киевское коммерческое училище (1906), а затем Николаевское юнкерское училище (1909), служил в Иркутске в радиотелеграфной роте Сибирского саперного батальона. В 1912 –1914 гг. в звании поручика учился в Офицерской электротехнической школе, по окончании которой стал помощником начальника Тверской военной приемной радиостанции международных сношений 568.

М. А. Бонч-Бруевич сумел наладить производство отечественных электровакуумных ламп для изготавливаемых в мастерской Тверской радиостанции радиоприемников569. В августе 1918 г. упомянутая мастерская была эвакуирована в Нижний Новгород. Здесь на ее основе и была создана Нижегородская радиолаборатория 570.

«В 1918–1921 гг. сформировались три научно-технические школы в области радиотехники: петроградско-ленинградская (существовала в 1921–1929 гг.), возглавляемая И. Г. Фрейманом, нижегородская (1920–1927 гг.), руководимая М. А. Бонч-Бруевичем, и московская (1918–1940) во главе с М. В. Шулейкиным» 571.

Хотя гражданская война продолжалась до осени 1920 г., уже к 1919 г. положение дел в радиосвязи стабилизировалось, а затем понемногу начало улучшаться. В начале этого года советская республика имела 6 передающих радиостанций572 и 81 приемную573, к концу года – 8 передающих и 110 приемных 574. 1 марта 1920 г. была сдана в эксплуатацию радиостанция на Шаболовке в Москве. Важным ее элементом стала построенная по проекту инженера В. Г. Шухова радиобашня, имевшая высоту 150 м и радиус действия до 2000 км 575.



Осенью 1920 г., к концу гражданской войны, насчитывалось уже 222 радиостанции (15 передающих и 207 приемных). Из них только пять использовали механизм незатухающих колебаний, остальные являлись искровыми, т. е. устаревшими 576.

В 1921 г. количество передающих радиостанций увеличилось до 22, в 1922 г. – до 35, в 1923 г. – до 41, в 1924 г. – до 42, в 1925 г. – до 48, в 1926 г. – до 47, в 1927 г. – до 46 577. Одновременно происходило увеличение количества радиоприемных станций. В сентябре 1923 г. на 42 радиопередающие станции приходилось 285 приемных 578.

28 июля 1924 г. СНК СССР принял постановление «О частных приемных радиостанциях», которое означало отказ государства от монополии в этой области. 14 октября того же года в Москве появился первый магазин радиотоваров 579. 5 февраля 1926 г. постановление СНК «О радиосети частного пользования» сняло последние ограничения в этой области 580.

В результате начал расти спрос на радиоприемники, стало быстро развиваться радиолюбительство581. К 1 октября 1925 г. в стране имелось 82,9 тыс. радиолюбителей. К 1 января 1926 г. их количество увеличилось до 205,2 тыс. человек 582.

Аудитория первых радиостанций была невелика. Между тем радио открыло возможность оперативно передавать информацию за сотни и тысячи километров. Становилось очевидно, что со временем оно может стать конкурентом периодической печати.

А поскольку радиоприемники были сравнительно дороги и по этой причине доступны не каждому, поскольку отечественная радиопромышленность еще только-только рождалась, было решено использовать так называемые репродукторы или громкоговорители. Репродуктор был включен в сеть и представлял собой «телефон», только без обратной связи. Он отличался простотой устройства и был сравнительно дешев. Черную тарелку такого громкоговорителя я впервые увидел не в кино и не в музее, а в своей деревенской избе в начале 1950-х годов.



По сути дела, речь шла о подключении радиовещательных станций к телефонным линиям и организации с их помощью передачи информации для более широкого круга лиц, чем владельцы радиоприемников.

Одна из особенностей проводного радио заключалась в том, что оно позволяло распространять влияние официальной идеологии на тех, кто не выписывал и не читал газет, более того, даже на тех, кто вообще не умел читать.

Главная цель радио – или, как говорили тогда, «широковещания» –заключалась в том, чтобы «из воли миллионов и сотен миллионов разрозненных, раздробленных, разбросанных по пространству громадной страны создать единую волю»583.

Первые опыты речевых радиопередач были сделаны зимой 1919–1920 гг. в Нижнем Новгороде584.

«Пользуюсь случаем, – телеграфировал М. А. Бонч-Бруевичу председатель Совнаркома В. И. Ленин, – чтобы выразить Вам глубокую благодарность и сочувствие по поводу большой работы радиоизобретений, которую Вы делаете. Газета без бумаги и «без расстояний», которую Вы создаете, будет великим делом. Всяческое и всемерное содействие обещаю Вам оказывать этой и подобным работам. С лучшими пожеланиями В. Ульянов (Ленин)»585.

6 июня 1921 г. Совет труда и обороны постановил создать в Москве «устную газету с применением громкоговорящего телефона на шести площадях». В соответствии с этим постановлением 17 июня, в день открытия Третьего конгресса Коммунистического Интернационала, первая «устная газета» действительно зазвучала на улицах столицы586. С этого дня РОСТА начало ежедневно транслировать на улицах города текущие новости 587.

27 и 29 мая 1922 г. из Нижнего Новгорода были проведены первые радиотрансляции музыки. 17 сентября того же года из Москвы был передан первый радиоконцерт588. 7 ноября музыка по радио зазвучала на праздничных московских улицах 589.

С 8 сентября 1924 г. началось регулярное художественное вещание. Первоначально оно производилось через день: начиналось в 6 часов вечера и продолжалось всего 45 минут. Затем стало ежедневным 590. Постепенно увеличивалась и продолжительность вещания.

К концу 1925 г. кроме Москвы и Ленинграда радиовещание велось в пяти областных центрах: Воронеже, Иванове, Минске, Нижнем Новгороде и Ростове-на-Дону591. В июле 1926 г. существовало 30 радиовещательных станций592, летом 1928 г. – 60 радиовещательных станций593 и 179 радиотрансляционных узлов 594.

В середине 20-х годов был сделан заказ на 300 тыс. радиоприемников и 30 тыс. громкоговорителей595. Было решено радиофицировать 4 тыс. домов крестьянина, 6,5 тыс. рабочих клубов, 12 тыс. изб-читален596. Громкоговорители предназначались также для уличной трансляции в городах, на территории промышленных предприятий.

Радиофикация страны была включена в Первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР на 1928–1933 гг. как одна из важнейших задач развития электросвязи. Однако уже в первый год пятилетки намеченные цели были признаны недостаточными, и 6 апреля 1930 г. Совнарком СССР утвердил «новый пятилетний план хозяйства связи»597.

Главное его отличие заключалось не столько в увеличении темпов и масштабов радиофикации страны, сколько в создании системы радиосетей. Была поставлена задача создать: а) «низовую связь, главным образом проводную, по европейской части СССР и коротковолновую радиосвязь в районах Казахстана, Восточной Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии», б) сверхмагистральную связь, «связывающую союзные центры со всеми областными центрами» и в) «магистральную, связывающую всесоюзный центр со станциями главных капиталистических стран»598.

О том, как решались эти задачи, свидетельствует табл. 34.

Из табл. 34 явствует, что к 1928 г. в стране имелось 92 тыс. радиоприемных устройств, в 1940 г. – около 7 млн За 12 лет их количество увеличилось почти в 80 раз, причем если количество радиоприемников выросло в 15 раз, то репродукторов – почти в 300 раз. В начале первой пятилетки радиоприемники составляли 76% всех радиоприемных устройств, репродукторы – 24%, в к концу первой пятилетки – соответственно 16 и 84%.

Таблица 34

Радиоприемные точки

Год Всего радиопр. точек, тыс. Радиоприемники Репродукторы
всего, тыс. доля от общего числа радиопр. точек, % всего, тыс. доля от общего числа радиопр. точек, %

Источник: Связь СССР за 50 лет. С. 37.

В 1928 г. почти все радиоприемные точки находились в городах, накануне войны – примерно 75% в городе и 25% в деревне599. Поскольку к тому времени численность населения страны достигала 190 млн человек, а средняя советская семья состояла из 4 человек, то 7 млн радиоприемников и репродукторов приходилось примерно на 48 млн семей. Это значит, что радиофикацией было охвачено не более 15% семей. А поскольку в городах проживало около 35% населения страны, радио было доступно не более чем трети городского населения.

Во всех столицах союзных и автономных республик, в краевых, областных и районных центрах для передачи официальных сообщений и трансляции музыкальных передач репродукторы были установлены на улицах.

В 1928 г. центральное вещание достигло 4056 ч в год, в 1929 г. – 5964 ч, в 1930 г. – 8832 ч, в 1931 – 11231 ч, 1932 – 12178 ч 600. Из этих цифр явствует, что в 1928 г. продолжительность вещания в день составляла примерно 11 ч, в 1929 г. – 16 ч, в 1930 г. – 24 ч, в 1931 г. – 31 ч, в 1932 г. – 33 ч. Следовательно, к началу первой пятилетки центральное вещание производилось только днем, в 1930 г. оно стало круглосуточным, в 1932 г. наряду с первой программой появились и другие 601.

Как мы уже знаем, в 1904 г. немецкий изобретатель Х. Хюльсмайер создал первое радиолокационное устройство. Позднее в связи с развитием авиации это изобретение было взято на вооружение противовоздушной обороной.

В нашей стране вопрос о возможности использования радиоволн для обнаружения самолетов был поднят в 1930–1931 гг. Однако работа в этом направлении началась только осенью 1933 г. 3 января 1934 г. был проведен первый эксперимент, показавший, что идея использования радиоволн для обнаружения самолетов вполне реальна. В мае 1935 г. прошла испытания первая радиолокационная установка с дальностью действия около 3 км. Так зародилась советская радиолокация 602.

Эксперименты продолжались вплоть до 1941 г. В мае 1941 г. армия получила две опытные локационные установки. Едва только они прошли испытания, как началась война. В 1942 г. первые локационные установки (П-2М) были приняты на вооружение РККА 603.







Сейчас читают про: