double arrow

Пропорции и техника


Проблема канона пропорций волновала греческих скульпторов как в архаический период, так и в позднейшее время. Хотя, как известно, греки использовали египетскую систему пропорционального членения, состоящую из сетки с 21 ячейкой, они также применяли собственную систему мер, где главным мерным модулем являлась стопа. Измерительные принципы, тем не менее, были чрезвычайно приблизительными, хотя бы потому, что наравне с размером стопы, который мог варьироваться, использовались меры большие или меньшие (размер ладони, пальца, предплечья /сажень/), увязанные с длинной «большой» или «малой» стопы. Так называемый «короткий фут» был равен 29,4 см. Работа над скульптурой, безусловно, предварялась наброском на поверхности камня, но по мере работы он делался не существенным. Мастер обычно работал над фигурой, обтесывая ее со всех сторон, и на определенном этапе, когда разметку уже не было видно, руководствовался лишь своим художественным чувством. Египетские мастера, судя по всему, работали длительное время только с одной стороны, постоянно обновляя разметку. В Греции, таким образом, не было создано единой системы мер, которая отличала бы целый полис или народность. Единство принципов измерения иногда можно проследить в рамках одного архитектурного памятника или в произведениях одной мастерской, но не шире.




Фронтальные статуи куросов, как правило, по размерам отвечали идеальному человеческому росту, то есть достигали шести футов (встречаются скульптуры несколько большие или меньшие /5 или 7 футов/, не считая отдельных колоссальных изваяний). Модулем пропорций для фронтальной статуи является не величина стопы, а высота головы. В ранних фигурах голова может составлять 1/6 от общей высоты. Поскольку в реалистических пропорциях голова составляет 1/7 роста человека, в греческой пластике встречается двоякое разрешение этой проблемы: либо вписать однофутовую голову в семифутовую высоту фигуры, либо определить 1/7 часть в шестифутовой высоте куроса. В большинстве скульптур осуществлен последний принцип. Постепенно размер статуи сделался постоянным, а соотношение головы к росту, равное 1/7, продолжало использоваться, что привело к стандартизации пропорций в позднейших произведениях архаического искусства.

Встречаются и нестандартные фигуры с пропорциями 1:8 (Фасос), 1:9 (Самос). Размер головы в группе «Клеобиса и Битона» составляет 1:6,5 при высоте фигур в семь футов. Последняя особенность могла быть продиктована стремлением сделать фигуры более мощными.

Для обработки мрамора в ранний архаический период использовали острое и плоское долото, сверло и абразивные материалы. Во второй четверти VI века было изобретено зубчатое долото. Этот инструмент имел пять зубцов и достигал в ширину 1,5 см. Он применялся для выравнивания поверхностей, моделирования углов или обработки острого края изделия. Сверло применялось для особо тонкой работы при моделировке волос и драпировок. Античные мастера всегда старались скрыть следы инструментов. Их в настоящее время можно видеть лишь на тех участках статуй, которые не были предназначены для обозрения.



Греческие мастера не стеснялись создавать статуи из нескольких блоков, в отличие от художников позднейшего западного искусства. Сидящие дедалические фигуры обычно состоят из двух частей. Иногда более мелкие детали изготавливались отдельно и приклеивались. Широко использовались различные подпорки. Например, для поддержки протянутой руки статуи или в виде небольшой опоры под корпусом коня.

Скульптура из мягкого известняка покрывалась грунтом и расписывалась. Практиковались смешанные материалы. Например, по письменным источникам известна деревянная фигура горгоны с мраморным лицом раннего V века. Оружие, шлемы, детали украшений и диадем могли быть металлическими. На головах кор часто укреплялись специальные диски («маленькие луны»), которые не давали птицам садиться на статуи. Глаза инкрустировались костью, хрусталем. Самой роскошной была хризоэлефантинная техника.



Все фигуры обычно расписывались, причем в большей степени, чем нам этого бы хотелось. Тела мужчин окрашивались коричневым или красным цветом, женские были совсем светлыми с легким оттенком. Обязательно раскрашивались волосы, детали лица, одежды. Самым распространенным фоном для рельефов был темно-синий или красный. Вероятно, раскраска не всегда была слишком интенсивной, а при ярком солнечном освещении могла восприниматься в малой степени. Современные реконструкции в цвете выглядят не очень убедительно. Может быть, имеет смысл создавать условные черно-белые изображения в тоне с тем, чтобы современный зритель додумывал образный характер древней пластики самостоятельно.








Сейчас читают про: