double arrow

Прелюдия к апофеозу


Селкер выходит на балкон, подставляясь прохладному ветру и лунному свету. Отныне он не Ангел Смерти и волен идти куда ему вздумается и делать что вздумается. Несколько раз он думал о возможности открыть ворота в Йякан и исчезнуть в них, но всякий раз его что-то удерживало. Он не мог объяснить, природы этого чувства, может быть, оно было тем, что Смертные называли «совестью»? Или той самой привязанностью, что так не хотела отпускать его, все больше и больше вгрызаясь в сердце. Как там сейчас она? Почему ее больше не слышно? Может быть, Азарг Кун просто бросил ее на съедение Ур’Ксулту а он, Селкер, думает, что ничего не случилось? А что там сейчас в Йякане? Как будет жить сотворенный им мир без него? Не погибнет ли, в момент, когда тот, кого живущие там называют Создателем, растворится во мраке Нааргаля?

Еще он чувствует, что Скайриус Карн совсем рядом. Рядом с ним, что-то холодное, пустое, будто провал в ткани Реальности. Значит, Высший успел встретиться с Азаргом Куном, и не так уж сложно предположить, что Властелин Забвения хочет от лидера Ассамблеи Алкориса. Селкер возвращается в свою комнату, снимает серебристую тунику, стягивает браслеты и ожерелье с символикой траг’гонов, отстегивает ремешки и наплечные украшения, оставляя на себе лишь золотистую пластину на тонких ремнях, которая закрывает его туловище ниже пояса. Какой теперь толк в украшениях и символах власти? Селкер смотрит на себя в зеркало и замечает, что взгляд полон страха… А что еще должно чувствовать живое существо, идущее на эшафот?

— Селкер, корабли Высших выходят из гиперпространства. – в дверях стоит Анганадон. – Может быть, ты все-таки передумаешь?

— Нет. Я не имею права идти по другому пути… хотя могу… – качает головой Селкер. - Ты знаешь, что делать. Прошу, не подведи меня сейчас.

— Хорошо, я постараюсь.

Окруженный мерцающими куполами защитных полей, флот Высших и Старших Рас покидает гиперпространство и появляется над Йилфом. Звездолеты летят медленно, на Дом Мертвых нацелены все орудия главных калибров, готовые открыть огонь при малейшем признаке сопротивления.

— Лорд Скайриус, у нас сигнал из Дома Мертвых. – сообщает пилот-неорганоид и его голос слышен в зале Президиума Йосса, где собрались Высшие.




— Пусть говорят, – кивает головой Скайриус и лицо его сереет от гнева, когда голографическая связь создает перед ним облик сидящего на троне Селкера.

— На каком основании ты, Скайриус и твоя Ассамблея посмели заявиться в мой дом? – ядовито интересуется траг’гон. – Жить надоело?

— А на каком основании, ты самозвано правишь этой Вселенной, узурпировав власть, по праву принадлежавшую нам? – в тон Селкеру говорит Карн. – Я предлагаю тебе сложить оружие, Шакал и добровольно явится к нам, для того, что бы мы могли судить тебя за твои преступления. В противном случае, твоя участь будет куда хуже.

— Моя участь будет неизменной в любом случае, – возражает Селкер. – Не ее ли ты обсуждал с воплощением Ур’Ксулта? А… вижу недоумение на лицах твоих сторонников… Ну да, откуда же им знать…

— Ты лжешь, как лгал всегда, Шакал! Если ты не отдашь приказ своим войскам…

Но ответ уже очевиден. Дом Мертвых озаряется сполохами зеленоватого огня, сеть Н’Раггов разрывает реальность, пронизывая на своем пути один звездолет за другим, растворяя и корпуса кораблей и защитные поля. Флагман Скайриуса вздрагивает от попаданий, где-то гремит взрыв, и светильники в зале Ассамблеи падают, разбиваясь на мелкие осколки.

Штурмовой флот открывает беспорядочную стрельбу, но лучи и импульсные разряды вспыхивают и искажаются, словно натыкаясь на невидимую преграду. Скайриус чувствует, как энергетические поля вокруг кораблей приходят в некое движение, сворачиваясь и удлиняясь, словно превращаясь в канаты, протянутые через Космос.



— Капитан, немедленно отводите звездолет назад! – кричит он по внутренней связи.

Селкер стоит на вершине Черной Пирамиды, подняв правую руку вверх и медленно сжимая кулак. К ней идут сейчас все эфемерные нити вселенских энергий, проходящие через каждый корабль атакующего флота, через каждое живое существо на них. Будучи Ангелом Смерти, он не мог бы сделать того, что хотел, но теперь он освободился от всех титулов. Кулак Селкера сжимается, и энергетические нити, сталкиваются, смешиваясь в хаотичный поток. Незримые силы разламывают корабли Высших на части, сталкивают их друг с другом, обезумевшие расчеты у орудий начинают стрелять по своим же судам… Небо тонет в огненном шторме, дождем падают вниз пылающие обломки. Только флагман флота и несколько кораблей сопровождения не затрагивает разверзшаяся пылающая бездна. Волна космического катаклизма расползается от Дома Смерти, пожирая эскадру за эскадрой.

Селкер не чувствует ни радости ни упоения собственной силой. Он опускает руку и повернув голову смотрит на Анганадона. Ангел Смерти ждет этого взгляда и боится его.

— Делай то, что должен сделать, – тихо, почти неслышно говорит траг’гон. – Пора.

Анганадон поднимает Жезл Мертвых и направляет его в грудь Селкера.

— Нет… прости, я не могу… - шепчет хозяин Дома Мертвых.

— Должен.

Селкер стоит не двигаясь, порывы горячего ветра чуть шевелят его длинные и мягкие черные волосы, руки безвольно висят вдоль тела, голова чуть опущена и глаза полуприкрыты. Траг’гон абсолютно беззащитен, вокруг него нет ни одного купола или ауры, он почти полностью обнажен и на нем нет никакой брони.

— Я не могу причинить тебе вреда… - стонет Анганадон, но Селкер смотрит на него, и руки Ангела Смерти против воли включают жезл, увеличивая его мощность на максимум.

— Стреляй. – приказывает траг’гон.

Ослепляющий поток света полностью озаряет тронный зал, не оставляя даже теней за колоннами. Еще мгновение Селкер видит несущийся ему навстречу сияющий вал, а потом приходит тьма…

Скайриус чувствует, как выпрямляются токи эфирных рек и в тонких слоях мира воцаряется страшный, неестественный покой. Что-то произошло там, в Доме Мертвых и лидер Ассамблеи Высших может лишь догадываться что.

— Мор-Тегот снова на связи. – слышит он голос пилота.

— Дайте связь. – пораженно говорит Скайриус.

Члены Ассамблеи сидят полные ужаса и не в силах произнести ни слова. Они все видели, как всего за минуту погиб почти весь собранный ими флот и если бы не это странное затишье, то и их ждала бы та же участь. Чего ждать от этой тишины не знает никто.

Но голографическая связь установлена и перед Скайриусом возникает Анганадон, тот, кто первым поддержал Селкера в день Суда Богов. В руках он держит Жезл Мертвых и это поражает Высших даже больше, чем само появление помощника траг’гона.

— Предатель – шепчет Таларнус.

— Приветствую вас, мои сородичи и приветствую тебя, Скайриус Карн. – говорит Анганадон. – Может быть, вы хотите выслушать меня?

— Говори, - разрешает Карн.

— Я не буду предлагать вам капитуляции или ставить условий. Напротив, я предлагаю вам того, кого вы так долго хотели увидеть своим пленником.

— Невозможно. – проносится по Ассамблее. – Это обман…

— Я, новый Ангел Смерти и управитель Дома Мертвых. – продолжает Анганадон. – И не является ли этот Жезл у меня в руках, лучшим тому доказательством. Смог бы я взять его у прежнего владельца? Я, и те из нас, кто остался в живых после битвы с армией К’Лаана, не хотели воевать с вами. И в тот момент, когда траг’гон занялся вашим флотом, мы напали на него. Он пока без сознания и мы готовы передать его вам. Но, на соответствующих условиях.

— Не в твоем положении, ставить нам условия, Анганадон. – голос Скайриуса становится жестче и он чувствует, что победа уже у него в руках. – Мы можем отказаться от твоего «дара» и ты останешься один на один с Шакалом, когда тот придет в себя.

— Но ты ведь не откажешься.

— Но я не откажусь. И потому, готов выслушать твои условия.

— Я прошу совсем немного за такого пленника. Я прошу прощения за содеянное нами предательство, ибо не будь его, вы сейчас погибли бы. И я хочу, что бы ты отдал мне в управление Дом Смерти, ведь я итак уже его Хозяин.

Скайриус смотрит на своих союзников и ждет их ответа.

— Я протестую, - говорит Мерканос. –Если мы простим это предательство, то как мы будем смотреть в глаза тем, кто выжил под Черной Пирамидой?

— Все верно, но мы не можем взять Дом Мертвых после этой бойни. – разводит руками Таларнус. – А потому, я предлагаю согласиться на условия Анганадона.

— Мы хотим знать, что думает наш лидер… - говорят Высшие и Скайриус поднимает руку, призывая к тишине.

— Пусть будет так. – провозглашает он. – Я принимаю условия Анганадона. Братья мои, может статься, что мы уже свободны от власти траг’гонов, но даже еще не поняли этого! Обещаю вам, что щедро награжу всякого, кто прошел со мной до конца, когда мы прибудем на планету Йосс. Но сейчас не время для праздника. Надо еще лететь в Дом Мертвых и забрать пленника, который станет неотъемлемой частью нашего торжества…

Челнок, на борту которого находятся члены Ассамблеи Высших, приземляется на широком плато Каир-Ворг, и они, во главе со Скайриусом Карном, идут к широкой черной лестнице, ведущей к вратам Мор-Тегота. Процессию окружают полторы сотни охранников, чьи кремниевые тела нагреваются на горячем воздухе. Ноги Высших, обутые у кого-то в сапоги, а у кого-то в сандалии, по колено проваливаются в пепел и горячую пыль. Вокруг лежат обломки звездолетов и гниющие трупы тварей Внешней Тьмы, до которых еще не успели добраться некрофаги. Колоннада возле ворот Дома Мертвых разрушена, а уцелевшие колонны и изваяния повреждены и иссечены. Суровы лица Высших и некоторые из них с содроганием вспоминают тот день, когда возле этих ворот стоял совсем иной Ангел Смерти, держа в руках весы, решавшие судьбу мира.

Но ныне у ворот стоит лишь небольшая группа ренегатов, пошедших в тот день за Шакалом, а после предавшая и его. Анганадон выходит вперед, сжимая в руках Жезл Мертвых. Он низко кланяется Скайриусу Карну и приветствует его.

— Добро пожаловать в Иркастан, владыка Векнар-Зарна.

— И мне позволь приветствовать тебя, Анганадон. – кивает в ответ Скайриус. – Но пусть отныне это место зовется Мор-Теготом, а упоминать прежнее его название на языке трагонидов не стоит.

— Надеюсь, ты осознаешь, что ты гнусный предатель, который чудом спасся от возмездия, - спрашивает Мерканос, но Анганадон лишь усмехается в ответ:

— Я осознаю, что ныне я, Ангел Смерти, который примет твою душу после того, как твои дни здесь закончатся, по той или иной причине. Так что остерегайся с выражениями.

— Странно, ты еще так мало носишь Жезл Мертвых, а уже говоришь как Шакал. – хмурится Мерканос.

— Хватит выяснять отношения, так как мы не для этого прилетели сюда. – прерывает их Скайриус Карн. – Анганадон, где твой пленник, которым ты так хвастался?

Ящер делает знак стражам-мертвецам и они выводят из темноты за воротами Селкера. Его запястья сковывают кристаллические наручники с натянутыми между ними силовыми полями. Он в сознании, но Скайриус чувствует, как Анганадон и его подручные всеми силами пытаются перекрыть траг’гону доступ к энергиям Вселенной. Они начинают потихоньку снимать купол лишь тогда, когда Высшие Ассамблеи осторожно и неторопливо создают свой.

Скайриус подходит к Селкеру, в его руке дар Азарга Куна, к которому присоединена длинная цепь. Ее конец подхватывает один из кремниевых воинов.

— Ну вот мы и встретились. – произносит Скайриус Карн. – Надеюсь, ты еще не забыл нашу последнюю беседу в катакомбах под Дуатом?

Селкер смотрит на Скайриуса, в глазах у него обреченность, страх и непонятная грусть. Кремниевый солдат хватает его за волосы и запрокидывает шакалу голову. Скайриус защелкивает на беззащитном горле Селкера ошейник Азарга Куна и траг’гон стонет, когда шипы врезаются ему в тело. Шерсть на плечах и груди быстро намокает от крови.

— Можете снять барьер. – говорит Скайриус. – Этот ошейник лишит его силы.

Купола спадают, и Селкер чувствует, как все рванувшаяся к нему сила утекает в полыхнувший красным огнем рубин. Он знает, кто создал этот ошейник и знает, что бессилен что-либо сделать. Изобретательность Азарга Куна он отчего-то не принимал во внимание. Впрочем… какая уже разница.

Он смотрит на Анганадона и тот прячет взгляд, не решаясь взглянуть на скованного траг’гона. Селкер видит, как дрожит рука Ангела Смерти, держащая жезл.

— Я благодарю тебя, Анганадон, за помощь в нашей битве против тирании этого иновселенского чудовища. – говорит Карн. – Я считаю. что будет справедливым пригласить тебя на праздник, который вскоре начнется на планете Йосс. На нем мы будем пировать, отмечая падение ненавистной власти траг’гонов. И ты заслужил место во главе стола.

— Может быть, ты еще расскажешь им, что хочешь сделать с Забвением? – сдавленным голосом говорит Селкер и кремниевый воин дергает за идущую к ошейнику цепь. Шакал, вскрикнув, падает на колени, крючья еще глубже погружаются ему в шею, капли крови ползущие по плечам превращаются в небольшие ручейки.

— Молчать, пес! – Скайриус бьет Селкера ногой в живот и тот, тихо скуля, валится на ступени. – Для тебя мы приготовим нечто особенное.

Он дает знак солдатам, и те направляются к челноку. Один из них натягивает цепь и влочит шакала по мраморным плитам. Селкер пытается подняться, пару раз неудачно, но наконец встает и пошатываясь идет за воинами Ассамблеи. Песок и пыль превращают его черную шерсть в серую, а затем и по серому цвету расползается кирпично-красное пятно…

…Древний Космограф смотрит на Черную Пирамиду из своего Маяка. Его дух сейчас там, на плато Каир-Ворга и он видит, что Селкера ведут к челноку Высыших. Как Скайриус и его подручные в сопровождении Анганадона обходят Дом Мертвых, поражаясь и дивясь этому месту. Видит, как несколько кремниевых воинов валят изваяния, воздвигнутые трагонидами. И, наконец, возвращаясь к челноку, видит, как каменные солдаты валят Селкера на пол, кто-то бьет его цепью по глазам, заматывает ей рот, что бы не закричал, и в полутемном помещении слышны только глухие удары каменных ног…

У Космографа нет лица, лишь созвездия небольших мерцающих звездочек. Невозможно сказать, о чем он думает. Но он отходит от окна, и идет вглубь своей каморки. Откуда-то из ящиков обветшалого письменного стола он достает бронзовую статуэтку изображающую человекоподобное существо с шакальей головой и ставит перед собой, возле горящей свечки. Морщинистым пальцем Космограф гладит статуэтку по волосам, лбу и длинному узкому носу.

— Прошу тебя… Пройди этот путь до конца… ради всех нас… Спаси нас… Потому что Забвение не будет ждать. Велика его мощь и все более растет… Не бойся, ведь ты сильнее их … Только не оступись… не поверни назад… Ради той, которую любишь, ради нашей и своей Вселенной… Дай нам надежду…

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: