double arrow

Культура и духовная жизнь ФРГ в 1949-1989 гг



«Консервативная эпоха» (конец 1940-х — первая половина 1960-х гг.)

Образование ФРГ не означало появления в тот же самый момент новой немецкой культуры. В первые десятилетия в ней развивались тенденции, которые обнаружились после краха Третьего рейха. И только в 1960-е гг. появились основания говорить об окончании переходного периода и становлении западногерманской культуры. В процессе перехода «консервативные» тенденции уходили на второй план под натиском сил культурного обновления.

Центрами духовной жизни постепенно вновь становились университеты. Они медленно открывались миру, боясь повторить опыт своей политизации в годы Третьего рейха. В них крупные немецкие мыслители XX столетия создали школы, которые действуют до сегодняшнего дня.

Философское осмысление эпохи определяли, прежде всего, представители экзистенциализма Мартин Хайдеггер и Карл Ясперс. Ясперс решился даже на философский анализ политических вопросов современности, например значения атомной бомбы для будущего человечества. Он заявил, что оккупационные державы принесли свободу немцам в виде Федеративной Республики. Он считал, что свобода является более важным завоеванием, чем воссоединение Германии. Поэтому можно отказаться от воссоединения, если в ГДР будет установлена свободная система. По существу, приоритет свободы над единством в ФРГ не вызывал расхождений во мнениях.




Возникновению «антитоталитарного консенсуса» в ФРГ существенно способствовала ученица Ясперса в Нью-Йорке Ханна Арендт (1906-1975) своей книгой «Истоки тоталитаризма» (1951). Заметное влияние на немецкую духовную жизнь оказывал критический рационализм школы Карла Поппера.

К самым важным новшествам университетов послевоенного времени принадлежит растущее влияние социальных наук, в первую очередь социологии и политологии. Ключевые представители критической социальной теории Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер вернулись из Америки во Франкфурт и оказывали серьезное воздействие на духовное и политическое сознание эпохи. Интеллектуальные истоки этого поколения были различны, но они были едины в убеждении, что преподавание социальных наук в университетах являлось необходимым для становления демократии. Социальные науки оказались совершенно необходимыми для осуществления политики и управления, так как они давали интерпретации общественного и политического развития, которые ни государство, ни общество больше не могли игнорировать.

Перемены в университетах и школах осуществляли в основном консервативные деятели, которые верили в высокий уровень немецкой системы образования. Но прекращение бегства из ГДР после возведения Берлинской стены показало заметное отставание ФРГ в сфере образования по сравнению с другими ведущими индустриальными государствами.



Церкви добились признания государством своих основных требований (церковное влияние на школу, конфессиональное право родителей). Второй Ватиканский собор 1962-1965 гг. внес изменения в католицизм (право на частную и общественную собственность, отмена инквизиции и отлучения от церкви, богослужение на родном языке). Все большее значение для католической церкви в проповедях стали играть вопросы мира и разоружения. Заметную роль в деятельности евангелической церкви играли пацифисты во главе с епископом Мартином Нимеллером. Для протестантизма характерным было стремление сохранить единство немецкой нации, поскольку до конца 1960-х гг. евангелическая церковь оставалась единственным общегерманским институтом. До установления Берлинской стены два раза в год проходили общегерманские дни церкви.

В первые годы республики развитие литературы определяли известные писатели-эмигранты Генрих и Томас Манны, Эрих Мария Ремарк, Арнольд Цвейг, Лион Фейхтвангер. Очень важным было открытие доступа немцев к мировой литературе, что помогло выйти из 12-летней духовной изоляции общества. Открытость в духовной сфере определяла упрочение связей ФРГ с Западом, что стало естественным основанием западногерманского культурного и политического самосознания. В 1950-е гг. доминирующими тенденциями в творчестве многих авторов (Ханс Эрих Носсак (1901-1977), Герман Кестен (1900-1996) и др.) стали апология индивидуализма и экзистенциализм.



Это соответствовало мировоззрению «среднего потребителя» и отражало консервативные настроения. Симптоматичным примером была основанная в 1947 г. «группа 47». Объединение литераторов, которое часто называют центром немецкой литературы в первые два послевоенных десятилетия, нередко выступало за «чистую лирику».

Социально-критическое направление в литературе было связано, прежде всего, с творчеством выдающегося писателя Генриха Бёлля. В романах «Где ты был, Адам?» (1951), «И не сказал ни единого слова» (1953), «Бильярд в половине десятого» (1959), «Глазами клоуна» (1963), рассказах острота этической проблематики, глубина психологического анализа, лиризм сочетаются с резкой, порой язвительной социальной критикой. Наиболее яркими представителями этого направления стали Гюнтер Грасс (род. 1927) с романами «Жестяной барабан» (1959) и «Кошка и мышь» (1961), Вольфганг Кёппен (1906-1996) с романами «Теплица» (1953) и «Смерть в Риме» (1954), Зигфрид Ленц (род. 1926) с романами «Ястреб в небе» (1951), «Дуэль с тенью» (1953) и др.

Одна из главных тем для этих и других авторов — это недавнее тяжкое прошлое, проблема коллективной вины немцев за злодеяния времен нацизма и вины конкретного человека. Новая немецкая литература была максимально чувствительна в отношении прошлого и процессов, происходящих в ФРГ. Она больше не стояла в стороне, став интегральной составной частью культуры нового общества. Симптоматичным для нового понимания роли литературы в обществе стало создание в 1961 г. писательского объединения «Группа 61», которое преимущественно описывало мир труда.

В отличие от литературы, кинематограф 1950-х гг. отличали политическая апатия, эстетическая и интеллектуальная регрессия. Преемственность с предшествующей эпохой выражалась в том, что режиссеры и актеры Третьего рейха активно работали как в жанре игрового кино, так и в фильмах с политическим содержанием. Лидерами кинопроката были фильмы о природе, о войне и так называемые «проблемные фильмы». В военных фильмах изображался трагизм молодого поколения Германии. Конфликты не были отчетливо выражены, но подчеркивались «чистая» традиция вермахта, который оказался под контролем нацистов, и героизм простых солдат. «Проблемные фильмы» рассказывали о повседневной жизни врачей, священников, водителей с их мифами и страхами. Кино было призвано успокоить, сгладить конфликты. Однако появлялись и новаторские работы. Среди них следует назвать блестящую экранизацию романа Генриха Манна «Верноподданный» режиссера Вольфганга Штаудте (1906-1984).

Большой популярностью у западных немцев пользовались драматический и музыкальный театры. Большое значение для успешного развития театра имело строительство многочисленных театральных зданий. Театр был наиболее динамичной и живой частью культуры послевоенного времени. В театральном репертуаре преобладала классическая немецкая и зарубежная драматургия. Режиссура была представлена такими крупными постановщиками, как Фриц Кортнер (1892-1970), Гарри Буквиц (1904-1987) и Густав Грюндгенс (1899-1963).

50-е гг. ознаменовались также восстановлением традиционных музыкальных фестивалей. Самым значительным событием стало возрождение фестивалей музыки Рихарда Вагнера в Байрёйте с 1951 г. Хотя его организаторам удалось «денацифицировать» любимого композитора фюрера, но президент Т. Хойс избегал своего участия в фестивалях, так же как и либеральные интеллектуалы.

Новая серьезная музыка находила в Западной Германии не только исполнителей, но и заинтересованное отношение публики, которое едва ли когда встречалось прежде. Музыка предлагала большинству немцев встречу с вневременным прекрасным. Композитор Ханс ВернерХенце (род. 1926), который начал свое творчество в конце 1940-х гг. инструментальными композициями, достиг крупных успехов.

В истории легкой музыки 1950-е гг. обычно ассоциируются с рок-н-роллом. На самом деле доминирующим музыкальным «товаром» были шлягеры, которые в огромном количестве создавались музыкальной промышленностью. Шлягеры должны были вылечить больное послевоенное общество, поэтому их темы были неизменны — любовь, верность, родина, путешествия в дальние страны.

Но импорт рок-н-ролла из США во второй половине 1950-х гг. потряс и мир детей «экономического чуда». Рок-н-ролл выражал недовольство, недоверие и скепсис, свойственные подростковому и молодежному сознанию. Рок-музыка соответствовала подчеркнуто индивидуалистичному и свободному мировоззрению многих молодых немцев. Симптоматично, что английская группа «Битлз» первоначально получила известность, выступая в клубах Гамбурга.

Многие музеи видели свою важнейшую задачу в том, чтобы обеспечить доступ немцев к современной живописи, отвергнутой национал-социалистами. Немецкие художники послевоенного времени писали преимущественно абстрактные полотна и радикально порывали с нацистским прошлым, образцы искусства которого более не демонстрировались.

Несмотря на отдельные удачи, архитектура 1950-х гг. не получила хороших оценок. В результате нового строительства происходило разрушение архитектурного центра городов. В городах соперничали «традиционалисты» и «модернисты», сталкиваясь в вопросе о «восстановлении» исторических элементов или «новостроек» с полностью измененной архитектурой.

Значительного общественного влияния постепенно добивались радио и телевидение. Просмотр телепередач постепенно стал самым любимым способом проведения свободного времени. Если в 1955 г. было всего около 300 тыс. телевизионных зрителей, то в 1965 г. — 11,4 млн. Началась эпоха телепостановок и сериалов. Интерес зрителей вызывали также политические программы. В 1954 г. телевидение впервые вело трансляции с чемпионата мира по футболу из Швейцарии, на котором команда ФРГ первый раз завоевала первое место, одержав победу над фаворитом — командой Венгрии. Этот успех был одной из самых ярких страниц в истории западногерманского спорта.

Но телевидение по степени влияния пока еще проигрывало газетам и журналам. Федеральные еженедельные газеты представляли широкий политический и религиозный спектр мнений, в то время как партийная пресса, в отличие от Веймарской республики, не играла важной роли. Заметной проблемой становилась возрастающая концентрация прессы. Самым большим издательским концерном владел Аксель Шпрингер (1912-1985), которому принадлежало около трети всех ежедневных изданий. Концентрация прессы привела к общественной дискуссии об опасности манипуляции общественным сознанием. Широкое обсуждение этой и других острых проблем общественного развития было признаком наступления нового времени.







Сейчас читают про: