double arrow

ГДР во второй половине 1950-х гг


Кризис июня 1953 г. продемонстрировал, что утверждение официальной пропаганды о ГДР как «государстве рабочих» являлось мифом и привело к подрыву легитимности власти СЕПГ. Партия теперь была вынуждена уменьшить темпы социально-экономической трансформации. Советское руководство во главе с Н. С. Хрущевым в отношении ГДР предпочитало действовать осторожно. Москва убедилась в необходимости отказа от прямой опеки немецких «друзей» и перешла к косвенному контролю над Восточной Германией. Советский Союз, признав государственный суверенитет ГДР, сохранил контроль над безопасностью и ее внешней политикой, оставив на ее территории свои войска (подробнее см. раздел о внешней политике ГДР). На заседаниях Политбюро и пленумах ЦК СЕПГ продолжали присутствовать советские представители.

Повышение статуса ГДР в отношениях с Советсим Союзом повлекло за собой усиление позиций Ульбрихта в восточногерманском руководстве. Используя опасения Хрущева по поводу возможности возникновения нового кризиса в «социалистическом лагере», как это было в Польше и Венгрии осенью 1956 г., а также свои личные доверительные отношения с Хрущевым, Ульбрихт быстро расправился с новой внутрипартийной оппозицией, которая возникла как ответ на десталинизацию, начатую в СССР.

В феврале 1956 г. Хрущев на XX съезде КПСС осудил «культ личности» Сталина. Советская критика сталинизма была для СЕПГ полной неожиданностью. Но Ульбрихт быстро сумел найти нужный стиль поведения. Уже 4 марта 1956 г. в газете «Нойес Дойчланд» Ульбрихт вычеркнул Сталина из списка «классиков» марксизма-ленинизма. Он критиковал официальный образ Сталина и требовал от СЕПГ покончить с культом личности отдельных руководителей в ГДР.

Гибкость Ульбрихта не могла скрыть растущего беспокойства в руководстве СЕПГ по поводу десталинизации. Оно уклонилось от дискуссии о сталинизме на III партийной конференции (март 1956 г.), которая была посвящена проблемам экономики. Доклад Хрущева был представлен делегатам конференции в виде выдержек. Политбюро ЦК СЕПГ утверждало, что в партии никогда не было культа личности и массовых репрессий, поэтому нельзя допускать «уничижительной критики ошибок». Пленум ЦК в июле 1956 г. пересмотрел более ранние решения в отношении «титоизма» и потребовал преодолеть догматизм в работе. «Борьба против догматизма» заменила в ГДР открытую критику сталинизма как системы.

Были освобождены из тюрем около 21 тыс. заключенных. Последовала реабилитация бывших партийных руководителей, которые в 1953-1954 гг. были выведены из состава Политбюро и уволены с других партийных постов. Но заметного политического влияния реабилитированные противники Ульбрихта уже не могли достичь.

Понимание Ульбрихтом десталинизации как угрозы его личной власти привело к ужесточению борьбы против инакомыслия. В конце 1956 г., после подавления «контрреволюции» в Венгрии, философ Вольфганг Харих (1923-1995) и ряд известных публицистов были арестованы. Их осудили в марте-июле 1957 г. на длительные сроки, как членов «антигосударственной группы». Харих был приговорен к десяти годам тюремного заключения.

Оппозиция «группы Хариха» была антисталинской, но не антикоммунистической. В своей «платформе» она провозглашала: «Мы хотим оставаться на позициях марксизма-ленинизма. Но мы хотим уйти от сталинизма». Эти взгляды отражали реформистскую эйфорию интеллектуалов, рожденную XX съездом КПСС.

Но, в отличие от июня 1953 г., с оппозицией интеллектуалов была связана оппозиция в руководстве СЕПГ. Второй человек в партии, член политбюро Карл Ширдеван (1907-1998), шеф госбезопасности Эрнст Волльвебер (1898-1967), секретарь ЦК Герхарт Циллер (1912-1957) в целом разделяли идеи «платформы Хариха». Поддержку им в политбюро оказал также заместитель главы правительства Фриц Зельбманн (1899-1975).

В качестве ответа на появление оппозиции Ульбрихт на пленуме ЦК СЕПГ в октябре 1957 г. провозгласил начало борьбы с «ревизионизмом». Волльвебер был заменен своим заместителем Эрихом Мильке (1907-2000), а затем исключен из состава Центрального комитета, Ширдеван — из Политбюро. Циллер совершил самоубийство. Все они были обвинены Ульбрихтом в «создании фракции» и нарушении единства партии: проступок, за который коммунистические партии со времен Ленина безжалостно карали отступников.

Внутрипартийная чистка, которая последовала после исключения высших функционеров, свидетельствовала о том, что оппозиционеры рассчитывали на поддержку многих членов партии и деятелей науки и культуры. В 1958-1961 гг. со своих постов были удалены 105 ответственных работников окружных комитетов СЕПГ, в том числе 7 первых и 16 других секретарей. В различных университетах было арестовано 65 человек, которые принадлежали к оппозиционным группам.

Позиция «немецкого Ленина», как иронически называли Ульбрихта, после устранения его критиков стала еще более сильной, чем прежде. Столяр из Лейпцига, которому 30 июня 1958 г. исполнилось 65 лет, увидел на примерах польского и венгерского кризисов необходимость самому определить рамки процесса обновления и провозгласить борьбу против «ревизионизма». Его позиции заметно укрепились еще и потому, что польские и венгерские события 1956 г. стали серьезным потрясением коммунистической системы и подтолкнули Хрущева к постепенному отказу от радикальной десталинизации. Боязнь Москвы потерять Восточную Европу дала шанс таким догматикам, как Ульбрихт, сохранить свою власть. Главной же причиной не только сохранения, но и упрочения власти СЕПГ и ее лидера были некоторые вполне реальные достижения в развитии народного хозяйства ГДР. К концу 1955 г. (года окончания первой пятилетки) ГДР вышла на второе место после СССР среди социалистических стран по уровню промышленного производства. Была создана собственная металлургическая база (крупные комбинаты «Ост» и «Вест»), в Ростоке, Варнемюнде, Штральзунде были построены новые морские порты. Экспорт ГДР за годы первой пятилетки увеличился почти в три раза, в основном это была продукция машиностроения, электротехники и точной механики, которая экспортировалась в 112 стран.

Все это позволило увеличить зарплату рабочим и служащим. Если средний уровень доходов населения в 1954 г. составлял 311 марок в месяц, то в 1955 г. — 432 марки. Уровень жизни постепенно повышался. В октябре 1957 г. были снижены розничные цены, в мае 1958 г. были отменены продуктовые карточки. Значительные средства были израсходованы на строительство больниц, домов культуры, университетов, детских садов и т. д. Число студентов увеличилось с 30 тыс. в 1951г. до 75 тыс. в 1955 г.


Сейчас читают про: