double arrow

Накануне восстания


Военно-революционный комитет

Смольный институт, резиденция ВРК во время восстания

9 октября, исполком Петроградского Совета рассмотрел вопросы о военной защите Петрограда и о подозрениях гарнизонных частей в отношении мотивов действий правительства, все выступавшие признали, что опасения солдат могут быть оправданными. Меньшевики и эсеры предложили создать комитет для подготовки обороны, в свою очередь большевики предложили свой вариант резолюции о создании «революционного комитета обороны» и принятии мер по вооружению рабочих для защиты революции от «открыто подготавливающейся атаки военных и штатских корниловцев». 12 октября вопрос о создании комитета был единодушно одобрен на заседании исполкома Петроградского Совета. В конечном итоге именно вариант большевиков и был официально утвержден на пленуме Петроградского Совета вечером 16 октября[7].

Свое первое организационное совещание ВРК провел лишь 20 октября, избрав Бюро из 5 человек, в которое вошли три большевика (В. А. Антонов-Овсеенко, Н. П. Подвойский и А. Д. Садовский) и два левых эсера (П. Е. Лазимир и Г. Н. Сухарьков). Во главе Бюро формально стоял Лазимир, но основные решения принимались представителями большевиков. Формирование ВРК завершилось 21 октября, в его состав, который насчитывал несколько десятков человек, вошли большевики, левые эсеры и несколько анархистов, а меньшевики с самого начала отказались войти в ВРК. Также в состав комитета вошли представители Петроградского Совета, Совета крестьянских депутатов, Центробалта, Областного исполкома армии, флота и рабочих в Финляндии, фабрично-заводских комитетов и профсоюзов. ВРК размещался в том же здании, что и Петроградский совет — в Смольном институте[7].

Первоначально ЦК отводило руководящую роль в подготовке восстания Военной организации Петроградского комитета РСДРП(б), которую возглавляли Подвойский и В. И. Невский, но после формирования ВРК эта роль была передана ему. Военная организация должна была подчиняться решениям ВРК. Фактически этот орган координировал подготовку вооружённого восстания, обеспечивал военную сторону выступления[7].

18 октября прошло гарнизонное совещание, на котором представители полков высказались за поддержку вооруженного выступления против правительства, если такое выступление пройдет от имени Петроградского совета. 21 октября совещание представителей полков в принятой резолюции признало Петроградский совет единственной властью. ВРК с этого дня начал заменять ранее назначенных правительством комиссаров в воинских частях. В ночь на 22 октября представители ВРК официально заявили командующему военным округом Полковникову о назначении своих комиссаров в Штаб округа, но Полковников с ними сотрудничать отказался. 23 октября, когда замена комиссаров близилась к своему завершению, ВРК издал приказ, предоставивший его комиссарам неограниченное право накладывать вето на приказы военных властей. Вечером того же дня на сторону ВРК перешел и гарнизон Петропавловской крепости, был установлен контроль над прилегающим к ней Кронверкским арсеналом[7]. Началась выдача оружия для вооружения отрядов Красной гвардии[8].

Весь день и ночь с 22 на 23 октября Керенский обсуждал со своими главными советниками вопрос о создавшемся положении. Премьер-министр распорядился, чтобы начальник штаба Петроградского военного округа генерал Я. Г. Багратуни направил Петросовету жесткий ультиматум: или он немедленно отказывается от своего заявления от 22 октября, или военные власти примут любые меры, необходимые для восстановления закона и порядка. Штабу Петроградского военного округа было приказано принять все необходимые меры для осуществления решений правительства. Генерал Багратуни отдал приказы юнкерам военных училищ в Петрограде, школам прапорщиков в его пригородах и другим частям прибыть на Дворцовую площадь[7].


Сейчас читают про: