double arrow

История Древнего мира, том 2. 39 страница


445 год до н.э. ознаменовался новой победой плебеев. Закон Канулея санкционировал резрешение браков между патрициями и плебеями. Прежде всего этим правом воспользовалась верхушка плебса. Закон стал первым шагом на пути образования новой патрицианско-плебейской знати — нобилитета.

Начиная с 444 г. до н.э. в Риме устанавливается практика, по которой вместо двух консулов могли избираться так называемые трибуны с консульской властью, число которых колебалось от трех до восьми. Эта магистратура была доступна плебеям. Вопрос о том, кто будет избираться в данном году, консулы пли трибуны с консульской властью, решал сенат.

В ответ на это в 443 г. до н.э. из полномочий консула были изъяты функции производства ценза и контроля за составом общины, которые перешли к новым магистратам — цензорам, избиравшимся только из патрициев.

После законов 40-х годов V в. до н.э. сословная борьба на время затихает, хотя время от времени возникали конфликты на почве аграрного и долгового вопросов. Вероятно, одной из причин этого спокойствия была успешная внешняя политика, давшая в руки государства земельные резервы. Галльское вторжение 390 г. в Италию вызвало очередной кризис, достигший своей высшей точки в 376 г., когда народные трибуны Лициний и Секстий выдвинули три законопроекта:

Во-первых, всем римским гражданам, независимо от их сословной принадлежности, предоставлялись равные права на пользование общественной землей. При этом была установлена максимальная норма заимки — 500 югеров (125 га).

Во-вторых, была сделана уступка должникам: уплаченные по займу проценты засчитывались в счет погашения долга, а оставшуюся часть разрешалось уплатить в рассрочку в течение трех лет. Это означало фактическую кассацию долгосрочных займов, так как проценты часто равнялись сумме долга или даже ее превышали.

В-третьих, упразднялся институт военных, трибунов с консульской властью. Вместо этого всегда должны были избираться консулы, но один из них обязательно из плебеев. Этим законом патрицианско-плебейский нобилитет окончательно закреплял свои позиции.

Патриции оказали законам ожесточенное сопротивление, и только в 367 г. до н.э. они были приняты. Тем не менее аграрный и долговой вопросы не получили разрешения. Острота аграрных проблем несколько смягчилась, но не столько путем законодательства, сколько при помощи захвата новых земель, на которые выводились многочисленные колонии. Впоследствии в Риме еще не раз возникала аграрная проблема; долговые кризисы также повторялись вплоть до конца республики.

Вскоре после законов Лициния — Секстия плебеи добиваются доступа и к другим должностям, в том числе к должности диктатора[100].

Во второй половине IV в. до н.э. был изменен порядок утверждения сенатом решений народного собрания. Теперь утверждение давалось предварительно, а не после решения и тем самым сводилось к фикции. Народное собрание стало действительно решающей законодательной инстанцией. Конец IV в. до н.э. ознаменовался новым существенным изменением. В 326 или 313 г. по закону Петелия — Папирия было установлено, что должник отвечает перед кредитором только имуществом, а не своим телом. Закон ликвидировал долговое рабство и возможность физической расправы кредитора с должником. Отныне в представлении римского права понятия «римлянин» и «свободный» стали тождественны.

Последним актом сословной борьбы был закон Гортензия, окончательно утвердивший за плебисцитами (опросами народа по трибам) силу закона.

Период борьбы патрициев и плебеев в целом имел для Рима то же значение, что для Греции — архаический период. Причину победы плебеев следует искать в сплоченности римских низов, сумевших отстоять личную, а вместе с ней и политическую свободу. В Риме, как и в большинстве обществ Греции, не создался государственный сектор экономики, в котором обычно возникали условия для массового закрепощения.

С другой стороны, следует отметить, что государство продолжало оставаться элитарным. Политическое руководство и социально-экономическое преобладание концентрировались в руках небольшой замкнутой группы повой знати. Не сумев заставить мелкое крестьянство работать на себя, знать постепенно становится на путь его экономического вытеснения. Однако это происходит уже значительно позже.

Завоевание Италии.

Судя по традиции, весь V век до н.э. был заполнен непрерывной и безрезультатной борьбой римлян с соседями: этрусками на севере и италиками — герниками, эквами и вольсками на юге и востоке. Первоначально спор шел о господстве в Лации. Только в начале IV в. до н.э. Риму удалось достичь крупного успеха. В 396 г. до н.э. после длительных войн был захвачен этрусский город Вейи, в 30 км к северу от Рима.

В 390 г. до н.э. Рим подвергся нашествию кельтов (галлов) из Северной Италии. Они заняли и сожгли Рим, не сумев овладеть лишь крепостью на Капитолии[101]. За выкуп римляне добились освобождения своей территории.

Набеги галлов продолжались ещё несколько десятилетий, достигая Южной Италии. Галльское нашествие существенно ухудшило внешнеполитическое положение Рима. После него римляне на протяжении пятидесяти лет ведут непрерывные войны, вызвавшие максимальное напряжение военных и дипломатических сил. В 80-е годы IV в. до н.э. Рим был вынужден обороняться от натиска соседей. Но затем, заключая союзы с одними соседями против других и разбивая своих врагов поодиночке, а также совершенствуя свою военно-политическую организацию, римляне к середине IV в. до н.э. укрепили свое положение в Лации; в 355—351 гг. потерпел поражение один из крупнейших этрусских городов — Тарквинии; к 338 г. римляне взяли главный город вольсков и полностью подчинили их.

Рим стал одним из сильнейших государств Центральной Италии. Дальнейшее продвижение римлян на юг столкнуло их с самнитами, многочисленной группой племен, обитавшей в горах Средней Италии. Яблоком раздора стала Кампания. Ещё в V в. до н.э. она была захвачена самнитскими племенами, которые смешались с местными греческими колонистами и утратили связь со своими соплеменниками. Поэтому, когда в середине IV в. до н.э. в Кампанию двинулась новая волна самнитских переселенцев, местное население обратилось за помощью к Риму. В результате так называемой Первой Самнитской войны (343—341 гг. до н.э.) римляне захватили кампанскую равнину.

В 340 г. началось восстание латинских союзников. Последние требовали предоставления им одного консульского места и половины мест в сенате. Рим отклонил ультиматум. В битве при горе Трифане возле Суэссы латины потерпели поражение. К 338 г. война закончилась победой римлян.

С этого времени Рим прочно завоевал положение гегемона в Латинском союзе. Кроме того, он подчинил племена вольсков и аврунков.

В 327—304 гг. до н.э. произошла Вторая Самнитская война. Пока военные действия развертывались на равнинах Кампании, успех был переменным. Но когда самниты и их союзники укрылись в горах юго-западной части Самння, римляне потерпели тяжелое поражение.

Римское войско под начальством обоих консулов попало в засаду в узком лесистом ущелье.

Консулам пришлось заключить позорный для римлян мир. В частности, они должны были сдать оружие и поодиночке пройти «под игом» (т.е. под двумя копьями, воткнутыми в землю и покрытыми третьим в виде буквы П). Через несколько лет военные действия возобновились. Повидимому, именно к этому времени римляне реорганизовали войско: для увеличения его маневренности, особенно необходимой в сражениях на пересеченной местности, они ввели манипулярный строй вместо применявшейся ими прежде македонской фаланги. Легионы[102] теперь имели подразделения — манипулы[103], состоявшие из двух центурий (сотен). Манипул мог действовать в бою и самостоятельно.

Хотя против Рима выступили также этруски на севере, римлянам удалось победить на обоих фронтах, и в 304 г. до н.э. самниты запросили мира. Однако решающую роль в борьбе за Среднюю Италию сыграла Третья Самнитская война (298—290 гг. до н.э.). Риму противостояли самниты и их союзники — галлы Северной Италии и этруски. В 296 г., введя в действие всю свою армию, римляне одержали победу над объединенными силами противников при Сентине, в Северной Умбрии. Эта победа определила судьбу Средней Италии. Галлы отступили на север. С этрусками был заключен мир. Через пять лет было окончательно сломлено сопротивление самнитов. Они сохранили за собой небольшую территорию и были вынуждены стать римскими союзниками. В 290 г. до н.э. были покорены сабиняне, земли которых захватил Рим. Таким образом, к 290 г. до н. э. вся Средняя Италия, залитая кровью и опустошенная, оказалась во власти Рима, Остатки италийского населения, спасшиеся от истребления, были загнаны в горы.

Галлы в 80-х годах III в. до н.э. ещё трижды вторгались в Среднюю Италию, но римлянам удалось отразить их нападения. Одновременно римляне навязали неравноправные договоры большинству этрусских городов.

В 280—272 гг. до н.э. Рим завоевал Южную Италию. Главной силой, противостоящей ему здесь, были греческие города во главе с Тарентом. На помощь против Рима тарентинцы пригласили эпирского царя Пирра. Он прибыл в Южную Италию с войском, в составе которого кроме пехоты и конницы имелись боевые слоны.

В двух сражениях, у Гераклеи и Аускула, Пирр одержал победы над римскими войсками. Правда, победа у Аускула досталась ему ценой таких больших потерь, что он сказал после битвы: «Если мы одержим еще одну победу над римлянами, то окончательно погибнем» (Плутарх). Отсюда пошло выражение «пиррова победа». Разочаровавшись в планах собственного утверждения в Южной Италии, Пирр отправился на завоевание Сицилии, где безуспешно провел три года. Когда он вернулся в Италию, римляне разбили его войско при Беневенте в 275 г. до н.э. Забросав копьями слонов, они заставили их повернуть вспять. Шедшие вслед за слонами воины Пирра были смяты и обращены в бегство. Вскоре Пирр вернулся на Балканский полуостров, где погиб в междоусобной войне. Греческие города Южной Италии подчинились Риму. Италийские племена, воевавшие на стороне Пирра, тоже были покорены Римом. Завоевание Южной Италии закончилось.

На первый взгляд превращение маленькой общины на Тибре в хозяина Италии кажется поразительным, однако этот факт вполне объясним. Латинская равнина была одним из двух-трех наиболее населенных районов Италии, и Рим сумел использовать предоставлявшиеся людские ресурсы. Положение в центре Италии давало ему огромные стратегические преимущества. Кроме того, Рим и латинская федерация сумели достичь гораздо более высокой степени централизации, чем их противники. Конец сословной борьбы между патрициями и плебеями позволил Риму добиться более высокой морально-политической сплоченности, чем у его противников. Римские легионы обладали и значительно лучшими боевыми качествами, чем ополчения самнитов и галлов или греческие наемники. Немалую роль сыграла и искусная римская дипломатия.

Поэтому Рим оказался единственной силой, способной объединить Италию. Самниты и этруски представляли собой разрозненные общины, галлы и греки являлись инородными элементами, а другие племена были слишком слабы для ведения большой политики.

Италии под римским владычеством.

Завоеванная Римом Италия не представляла собой единого государства. Это была группа общин и городов, находившихся под властью города-гегемона и имевших различный правовой статус. В современной науке этот сложный конгломерат обозначается термином «римская федерация», что, строго говоря, неверно. Единого союзного договора не было, существовали лишь сепаратные договоры Рима с каждым из союзников. Договорные условия в них различались и зависели от многих причин, прежде всего от значения данной общины и обстоятельств, при которых произошло подчинение.

Наиболее привилегированной частью населения Италии были римские граждане, обладавшие всей совокупностью гражданских и политических прав. Кроме собственно жителей Рима к этой категории относилось население выводимых в Италию римских колоний. Некоторые союзные общины, в основном латинские, получали право римского гражданства, сохраняя при этом самоуправление (муниципии). Другие получали такие права лишь в ограниченном объеме.

Подавляющее большинство италиков находилось в положении союзников (Socii). Как правило, они сохраняли самостоятельность во внутренних делах, но лишались права вести внешнюю политику и были обязаны доставлять Риму военные контингенты. Приморские города, в основном греческие, именовались морскими союзниками и поставляли флот. Наиболее привилегированную часть союзников представляли собой так называемые латинские колонии, жители которых в случае переселения в Рим получали римское гражданство. В середине III в. до н.э. это право было еще ограничено, в основном распространяясь на тех, кто занимал в своем городе выборные должности.

Наконец, самую бесправную категорию образовывали так называемые сдавшиеся, подчинявшиеся власти римских магистратов.

Завоеванные общины сохраняли некоторую часть своих земель (от 1/3 до 1/2). Остальная земля частью поступала в ager publicus («общественную землю») Рима и продавалась всем желающим, а частью бесплатно раздавалась римским гражданам в виде небольших участков.

Римское общество в период развитой республики.

В экономическом отношении Рим III в. до н.э. представлял собой аграрное государство; Принадлежавшие ему земли делились на две основные категории: государственный фонд (ager publicus) и частный фонд. Подобное разделение свидетельствует о полисном характере государства. Однако при наличии государственного земельного фонда, составлявшего, по-видимому, значительную часть всей земли, не существовало государственного экономического сектора. Частные лица могли арендовать государственные земли за определенную плату. Такие арендаторы назывались поссессорами. Постепенно поссессоры превращаются в фактических собственников земли, хотя верховная собственность государства продолжала сохраняться. Иногда беднейшие граждане наделялись небольшими участками в 2—7 югеров и освобождались от налога.

В структурном отношении господствовало мелкое крестьянское землевладение. До середины III в. до н.э. процесс концентрации земельной собственности еще не зашел далеко Государство, как это явствует из законов Лициния — Секстин, стремилось к поддержанию характерного для полиса относительного экономического равновесия. Рабство ещё не приобрело больших масштабов. Основными культурами были зерновые, виноград и оливки, а также фрукты и овощи. Вследствие низкой техники хозяйство носило преимущественно натуральный характер, хотя крестьяне все же нуждались в торговом обмене. Поэтому в городах, прежде всего в Риме, появляются рынки. Каждые восемь дней устраивались базары, реже — крупные ярмарки.

Сведения о появлении профессиональных ремесленников относятся ещё к периоду царей.

Присоединение Этрурии и греческих городов юга Италии способствовало подъему ремесла. Среди археологических находок встречаются изделия высокого качества. Частые войны стимулировали развитие оружейного производства, которое велось местными силами. В IV в. до н.э. в Риме ведется крупное государственное строительство: город восстанавливается после галльского нашествия, прокладывают Аппиеву дорогу (312г. до н.э.), сооружают многочисленные храмы и т. д. В Риме функционировал водопровод. Немалую роль в ремесле играло производство предметов роскоши.

Хотя Рим имел большой внутренний и внешний рынок, торговля никогда не была основным источником дохода. Основной целью хозяйства было удовлетворение собственных нужд, а не производство товаров. В римской иерархии ценностей земледелие всегда стояло выше торговли. Ремесленное же производство в первую очередь ориентировалось на нужды сельского хозяйства и военного дела.

Римское общество теперь делилось на три сословия: сенаторы, всадники и плебс, однако сословная принадлежность автоматически не наследовалась. Существовал цензовый критерий и критерий общественного положения в государстве, который в конечном счете и был решающим. Поэтому сын сенатора мог не принадлежать к сословию отца, а сын плебея теоретически имел право стать сенатором.

Высшим сословием было сенатское, к которому принадлежали только члены правительственного органа — сената. Имущественного ценза для них не существовало, хотя, как правило, сенаторы были богатыми людьми. Важнейшим условием вхождения в сословие было занятие магистратуры. В ранние времена низшей должностью, дающей право входить в сенат, была претура (преторы были помощниками консулов главным образом с судейскими функциями); во II — I вв. до н.э. в сенат стали входить лица, отслужившие должности и более низкого ранга — квестора, эдила[104], народного трибуна. Акт включения в сенатский список осуществлялся консулом, а позже — цензором. Раз в пять лет цензоры производили ревизию списка сената и могли вычеркнуть тех, кто не оправдал высокого доверия, но практически звание сенатора было пожизненным.

Фактически сенат был в руках небольшой группы патрицианских и плебейских родов, которые получили название нобилитета. Формально нобили не имели, никаких особых прав, а идеологическим обоснованием их особого положения было не происхождение, а заслуги (действительные или мнимые) на поприще государственной службы.

Второе сословие римской республики называлось всадническим. Первоначально в него входили самые богатые граждане, несшие службу в кавалерии и голосовавшие в 18 всаднических центуриях. К III в. до н.э. всадничество утратило свой военный характер. К этому сословию принадлежали лица, обладавшие цензом в 400 тыс. сестерциев[105] и выше, однако, чтобы стать римским всадником, недостаточно было богатства.

Это был почетный титул, который давало государство в лице цензору) Вместе с титулом всадник получал лошадь и деньги на ее содержание. Каждые пять лет цензоры устраивали «переаттестацию» всадников, причем некоторые могли лишиться этого звания.

В новейшей литературе установилось представление о том, что всадничество представляло собой торгово-финансовую элиту в противовес сенатской земельной аристократии. В последнее время эта точка зрения подвергается пересмотру. Выяснилось, что значительная часть всадников состояла из землевладельцев. Конечно, всадники активно участвовали в деловой жизни общества, однако в основном они играли роль крупных банкиров. Сенаторы также активно участвовали в деловой жизни. Массу же торговцев и владельцев производств составляли лица из низших сословий.

Все остальное население считалось плебсом. Он представлял собой разнородную группу, включавшую как сравнительно богатых людей, так и неимущую массу.

Плебс делился на городской и сельский. Если первый постепенно превращался в неимущий люмпен-пролетариат, то второй был по преимуществу сословием мелких землевладельцев.

Несмотря на отсутствие правовых барьеров, римские сословия оставались довольно замкнутыми, и выходцы из низов были практически лишены возможности войти в высшее сословие.

Особую категорию римских граждан составляли вольноотпущенники. Получив свободу, раб обретал и ограниченные права гражданства. Ограничены были и права его детей, либертинов. Обладая этим комплексом «социальной неполноценности» и не имея возможностей для государственной карьеры, либертнны активно участвовали в производительной жизни общества. Их роль в ремесле и торговле была весьма значительна.

Высшим государственным органом республики считалось народное собрание. В Риме существовало три типа, комиций: куриатные (собрания патрициев по куриям), центуриатные и трибутные. В основе центуриатных комиций лежало деление по имущественным классам, каждый из которых выставлял определенное число центурий(Первоначально они совпадали с военными центуриями. В период развитой республики между военными и избирательными центуриями уже не было ничего общего, кроме названия.). Всего насчитывают 5 классов. Согласно конституции Сервия Туллия I класс выставлял 80 центурий, II, III и IV — по 20, а V — 30. К ним были добавлены 18 центурий всадников, 4 центурии ремесленников и музыкантов и 1 центурия пролетариев, т.е. лиц, не обладавших низшим цензом — в 12,5 тыс. сестерциев. В период между 241 и 238 гг. распределение центурий было изменено. Каждый класс (с I по V) получил равное число центурий — по 70. Число центурий всадников, ремесленников и пролетариев осталось тем же.

Трибутные комиций возникли из сходок плебса по территориальным округам — трибам.

После 287 г., согласно закону Гортензия, их решения стали обязательными для всего народа.(Каждая триба имела один голос. Всего в Риме было 35 триб (4 городские и 31 сельская).

Строгого разделения функций между разными комициями не было, и это позволяло магистратам маневрировать. По установившейся практике в III — I вв. до н.э. основные законы проходили через трибутные комиций. Они же избирали низших магистратов (квесторов, эдилов и др.). Центуриатные комиций решали вопросы войны и мира и выбирали высших магистратов (консулов, преторов, цензоров).

Оба собрания не имели законодательной инициативы. Они могли собираться только по инициативе должностного лица и давать ответ на его предложение. Свободы дискуссии в комициях не было. Что касается куриатных комиций, то они утратили свое значение и перестали собираться.

Текущая политика осуществлялась должностными лицами, которые назывались магистратами. Рим не знал деления власти на законодательную, исполнительную и судебную. Большинство высших магистратов имели так называемый империй, совокупность прав, включавшую в себя военное командование, власть в области юрисдикции, право созывать сенат и народное собрание, право издавать правовые нормы, касающиеся частных вопросов, и некоторые религиозные полномочия.

Всем римским магистратурам присущи общие черты: выборность(Кроме временной магистратуры диктатора.), безвозмездность, временность (для большинства магистратур — сроком на один год), коллегиальность(Кроме диктатора.).

Во главе республики по-прежнему стояли два ежегодно избираемых консула. Консулы были главами государства и верховными главнокомандующими с высшим империем. Их именами назывался год. Младшими коллегами консулов были преторы, избираемые на тот же срок. Они также имели империй, но основной их функцией было руководство судом. Раз в пять лет выбирались два цензора, срок власти которых длился 18 месяцев. Цензоры составляли списки граждан и проводили ревизию сената и всадничества. К числу более мелких должностных лиц относились эдилы, игравшие роль надзирателей за состоянием города и ведавшие устройством государственных празднеств и прочих зрелищ (что связывало эту должность с большими личными затратами), а также квесторы, выполнявшие функции казначеев. Особое место занимали народные трибуны, избираемые на год числом 10 человек. Они могли вносить законопроекты и налагать veto (букв. «запрещаю») на решения всех магистратов и сената; империя трибуны не имели. Все вышеупомянутые должности были ординарными. В особо важных случаях избирались или назначались экстраординарные магистраты, наиболее значительным из которых был диктатор, Он назначался на шесть месяцев одним из консулов по специальному решению сената и обладал всей полнотой власти. По сути дела, назначение диктатора было временной реставрацией монархии. Против него не действовало ни право апелляции, ни трибунское veto. Диктатор назначал себе помощника, именуемого начальником конницы?

К III в. до н.э. установились иерархия должностей и последовательность их прохождения.

После исполнения должностей квестора, эдила и народного трибуна (для плебеев) можно было выставлять свою кандидатуру на должности претора и консула. Из бывших консулов избирались цензоры и при случае назначались диктаторы.

Доставленный из бывших магистратов сенат формально считался консультативным советом при магистратах. Тем не менее, поскольку ни лишенное инициативы народное собрание, ни постоянно меняющиеся магистраты не могли эффективно осуществлять повседневную политику, сенат превратился в правительство. Его власть основывалась не столько на законах, сколько на существовавшей практике. Сенат монополизировал финансы, внешнюю политику и дела, связанные с культом. Он ведал также организацией военных действий. Вскоре сенат присвоил себе роль арбитра в случае конфликтов между магистратами. Это был постоянно действующий орган.

Списки сената составлялись цензорами. В период республики число сенаторов равнялось приблизительно 300.

Роль сената увеличивалась благодаря ещё одному обстоятельству. Рим не имел писаной конституции. Она слагалась из различных правовых норм, принятых в разное время. В такой ситуации велика была роль неписаных правил и практики. Контроль сената над политической жизнью общества усиливался еще и тем, что из числа его членов избирались судебные комиссии.

Римское общество и государство были сильно милитаризованы. Агрессивные войны привели к тому, что в Риме, по сути дела, существовала всеобщая воинская повинность.

Любой гражданин от 18 до 60 лет мог быть призван в легионы. В периоды максимального военного напряжения Рим мог выставить несколько сот тысяч солдат, чего не способен был сделать ни один из его противников.

Огромные ресурсы Рима и были одной из основных причин последовавших в III—II вв. до н.э. крупных завоеваний.

Пунические войны.

После завоевания Италии агрессивные устремления Рима были направлены на Сицилию, где уже несколько сот лет шла борьба между Карфагеном и Сиракузами. К 60-м годам III в. до н. э. Карфаген захватил почти весь остров.

Северо-восточный угол острова с г. Мессаной был занят южноиталийскими наемниками, мамертинцами. Находясь ранее на сиракузской службе, они отделились от своих бывших хозяев и теперь терпели от них поражения. Желая спасти себя, мамертинцы призвали карфагенян; другая же их группа обратилась за помощью к Риму. В 264 г. римские войска вошли в Мессану и выбили оттуда карфагенский гарнизон. Это явилось началом Первой Пунической войны (264—241 гг. дон. э.). Военные силы Рима и Карфагена были различны. Карфаген обладал преимуществом на море, однако, как показали дальнейшие события, имея на своей стороне греческие города, Рим мог компенсировать это неравенство. Сухопутная армия Карфагена состояла пз наемников. По профессиональной выучке они стояли не ниже римлян, однако это была ненадежная и трудноуправляемая масса. Кроме того, Рим превосходил своего противника численностью войск. Важным преимуществом карфагенян была большая стабильность командного состава.

Война в Сицилии началась удачно для римлян. В 264—263 гг. они разбили объединенные силы карфагенян и Сиракуз и заставили сиракузского правителя Гиерона заключить с ними мир и союз. В 262 г. был взят один из оплотов Карфагена в Сицилии — Акрагант. Решив перенести войну на море, римляне создали флот и одержали две победы над карфагенским флотом у берегов Сицилии. Затем римляне высадили десантную армию в Африке и захватили ряд городов. Казалось, война окончена, но именно в этот момент наступил перелом. Карфагеняне собрались с силами и уничтожили десантную армию консула Регула; сам консул попал в плен (где, по преданию, вел себя необычайно мужественно).

Лишь спустя три года римляне снова добились успеха в Сицилии, разгромив карфагенян под Панормом. Теперь у Карфагена в Сицилии остались только две крупные морские крепости — Дренанум и Лилибей.

Тем не менее Риму не удалось реализовать свой успех. В 247 г. в Сицилию прибыл талантливый карфагенский полководец Гамилькар Барка.

Опираясь на несколько захваченных им плацдармов, Гамилькар полностью парализовал наступление римлян.

С небольшими силами и затратами карфагеняне вели войну на истощение и почти Достигли своей цели. Ослабленный войной Рим предпринял последнюю попытку. В 242 г. на средства богатых граждан, данные взаймы государству, был построен новый флот, и в марте 241 г. консул Лутаций Катул разбил карфагенян у Эгатских островов и тем самым отрезал Гамилькара от Африки.

Карфаген согласился на мир. По мирному договору 241 г. к Риму перешли все сицилийские владения Карфагена. Последний также обязался выплатить контрибуцию в 3200 талантов.

После 241 г. обе стороны активно готовятся к войне. Карфагеняне создают мощную базу в Испании.

Руководство карфагенской политикой взяла в свои руки антиримская партия Баркидов, возглавляемая Гамилькаром, а затем его сыновьями Ганнибалом, Гасдрубалом и Магоном. В лице Ганнибала Риму противостоял один из крупнейших полководцев античности.

Рим также ведет активную политику. В 238 г.. воспользовавшись внутриполитическими осложнениями в Карфагене, он захватил Сардинию. В 225—222 гг. римляне захватили долину р. По, разгромив галльские племена боев и ипсубров. На севере была построена так называемая Фламиниева дорога, соединившая Рим с главным городом Цизальпинской Галлии — Медиоланом (будущий Милан). В ходе двух Иллирийских войн (230—228 и 220— 219 гг.) римляне захватили полосу восточного побережья Адриатического моря и очистили его от иллирийских пиратов. Это были первые завоевания Рима на Балканах.

Осенью 219 г. Ганнибал захватил испанский город Сагунт, являвшийся союзником Рима, что послужило поводом ко Второй Пунической войне (218—201 гг. до н.э.).

Римский сенат планировал комбинированный удар по Карфагену. Одна армия под командованием консула Публия Сципиона была отправлена в Испанию, вторая во главе с его коллегой Семпронием Лонгом нацелилась на Африку. План римлян был бы хорош, если бы их противником не был Ганнибал. Стратегический план карфагенского полководца учитывал реальную обстановку. С самого начала Ганнибал решил перенести войну в Италию.

Учитывая господство римлян на море, он принял решение о сухопутном походе через Галлию и Альпы.

Понимая свое тактическое превосходство, Ганнибал собирался обескровить римскую армию в полевых сражениях. Все сражения, данные Ганнибалом, преследовали цель не только победы, но и нанесения максимальных потерь. Кроме того, Ганнибал надеялся отколоть от Рима италийских союзников, создать мощную антиримскую коалицию и уничтожить противника — и это ему почти удалось.


Сейчас читают про: