double arrow

От Яицкого городка до Казани. Манифесты Е.И. Пугачева


Причины «пугачевщины» и участия в ней народов Среднего Поволжья

Народы Среднего Поволжья в восстании Е.И. Пугачева

В 1773-1775 гг. по восточным районам Российской империи прокатилась мощная волна народного возмущения. Она охватила Приуралье, Зауралье, Среднее и Нижнее Поволжье. В российскую историю связанные с ней события вошли как крестьянское восстание («крестьянская война») под предводительством Емельяна Пугачева. До сих пор страна не знала столь крупного и ожесточенного движения социального протеста.

В первое десятилетие правления Екатерины II (1762-1796) произошло резкое усиление феодально-крепостнических порядков. Помещики получили право отправлять крестьян на поселение в Сибирь, на каторжные работы. Возросли повинности крепостных в пользу помещика, крестьяне превратились в живой товар.

Не обошли стороной эти процессы и население Среднего Поволжья. До четырех-пяти дней возросла барщина. Десятки тысяч приписных крестьян трудились в Адмиралтействе, на уральских горных заводах. Недовольство нерусских народов края вызывала политика христианизации. И хотя времена неистового Луки Конашевича ушли в прошлое, преследования, дискриминация иноверцев продолжались.




Восстание началось 17 сентября 1773 г. в среде яицкого казачества. Тогда Е.И. Пугачев на хуторе казаков Толкачевых объявил себя «государем Петром Федоровичем» и провозгласил манифест яицкому войску о пожаловании его рекою, землею, денежным жалованьем и хлебным провиантом. В манифесте речь также шла о татарах и калмыках. Призывы послужить «чудом спасшемуся императору» за свое отечество, подкрепленные щедрыми обещаниями, пали на благодатную почву. Под знамена «Петра III» стали стекаться сотни и сотни недовольных. Первым пугачевцы осадили Яицкий городок, и все их войско насчитывало около 200 человек. В начале октября под Оренбург Пугачев привел уже 2,5 тысячи повстанцев.

Впоследствии Пугачев ещё не раз выпускал манифесты и указы. В них он обращался к казахам, башкирам, калмыкам, татарам, казакам, работным людям, крестьянам. Манифесты и указы содержали обещания земли и воли, равенства народов и вер. Одновременно «Петр III» призывал к расправе над дворянами и чиновниками, призывал «казнить смертью» противников его воли.

С первого дня восстания манифесты и указы переводились и на татарский язык. На этом языке сообщались между собой повстанцы разных национальностей – татары, башкиры, марийцы, удмурты. В период восстания татарский язык поистине стал языком межнационального общения.

Представители нерусских народов, в первую очередь башкиры и татары, присоединились к движению уже в самом его начале. Когда пугачевцы в октябре 1773 г. появились в Сеитовой (Каргалинской) слободе под Оренбургом, местные татары с ликованием встретили «императора» и оказали ему большую поддержку. Сеитовские татары во главе с Садыком Сеитовым сформировали отряд и до конца войны были с Пугачевым. В Сеитовой слободе был образован первый татарский полк в составе «главной армии» Пугачева – им командовал Муса Алиев. Под Оренбург пришли башкиры С. Юлаева, марийский отряд во главе с М. Тюнеевым. Здесь же началась организация пугачевского войска в полки, которые делились на сотни и десятки. Третью его часть составляли национальные полки и сотни.



На первом этапе восстание охватило главным образом территорию Оренбургской области, Башкирии, восточного и западного Урала. Вместе с тем неспокойно было и в Среднем Поволжье, куда доходили вести об успехах пугачевцев. Хотя власти предпринимали серьезные меры для предотвращения крестьянских волнений, но постепенно и здесь население подняло голову. Недовольство вышло наружу, когда в октябре 1773 г. первые пугачевские отряды появились в Казанском Поволжье.

В это время главные силы Пугачева осаждали Оренбург. В самых же разных районах возникали местные вооруженные группы. Они формально не входили в «главную армию», хотя подчинялись «Петру III», признавали его императором, получали предписания пугачевской Военной коллегии. В первые месяцы войны активно действовали такие крупные формирования, как отряды Мусы Мустафина (к югу от Бугульмы), Осипа Енгалычева (южные районы Казанской губернии), Караная Муратова (в районе Мензелинска). Отряд повстанческого полковника К. Муратова в течение нескольких дней начала января 1774 г. вел ожесточенные бои с правительственными войсками, штурмуя город Мензелинск. Одновременно объединенные отряды Шарифа Якубова и Назара Алексеева осадили Елабугу. Видными руководителями татарских отрядов в это время стали Мясагут Гумеров и Абзялил Сулейманов, действовавшие в районе Елабуги, Агрыза, Мензелинска.



Почти двухтысячный отряд из государственных крестьян во главе с Андреем Песковым занял Ижевский завод, участвовал в захвате Боткинского завода. В Казанском уезде вели борьбу отряды удмурта Ильи Богданова и Андрея Сомова.

Всего в крестьянском восстании приняли участие более 85 тысяч татар. В основном это были представители трудового населения. Представители верхушки татарского общества в своей массе с самого начала боролись против повстанцев и сохраняли верность императрице Екатерине II, которая объявила себя «казанской помещицей». Такая же разграничительная линия существовала и в среде других народов края.

К марту 1774 г. инициатива переходит к правительственным войскам, и они наносят ряд ощутимых поражений повстанцам, в том числе и главным силам Пугачева. Но пугачевцы были еще не сломлены. Весной 1774 г. Пугачев из Южного Приуралья победоносно продвинулся на север, по территории современного Башкортостана, захватывая крепости и заводы. По пятам шли правительственные войска, не давая возможности повстанцам закрепиться. Пугачев принимает решение прорваться на Казань, в Поволжье.

В июне-июле армия Пугачева захватила крепости Оса, Елабуга, Сарапул, Мамадыш, Мензелинск, Заинек. Для повстанцев открылся путь на Казань. Местное население встречало их с восторгом.







Сейчас читают про: