double arrow

Просвещение, просветительство, исследования


Особенности развития татарской культуры

С потерей государственности татарский народ и его культура оказались в совершенно новой исторической ситуации. Не стало собственного государства, которое во многом определяло развитие культуры. Резко сократились мощь, влияние и численность феодального класса у татар. Он вынужденно оторвался от развития культуры, перестал быть главным социальным заказчиком и основным потребителем культурных ценностей. Выселение татар из городов привело к тому, что они лишились своей городской прослойки и городской культуры. Негативное влияние на татарскую культуру оказывала политика христианизации.

Таким образом, татарская культура находилась в исключительно сложных условиях. Естественным следствием стало усиление религиозного начала в жизни татарского народа как духовного фактора сохранения им своей самобытности. Роль культурной силы взяло на себя мусульманское духовенство. Ислам подвергался гонениям, но это лишь увеличивало его притягательность для народа.

В связи с тем, что развитие татарской культуры в ХУП-ХУШ вв. в основном находилось в руках мусульманского духовенства, культурной жизни были присущи черты односторонности. Татарская культура того времени шла только в одном направлении, развивая лишь религиозные мотивы, оставляя в стороне светские. Исключительно религиозными были сюжеты художественной литературы, историческая мысль в основном рассматривала историю религии, общественная мысль сводилась, в конце концов, к теологическим спорам.

Вот почему в это время почти не было ярких личностей, оставивших глубокий след в культурном прогрессе народа. Самым известным поэтом конца XVII – начала XVIII вв. являлся Мавля Колый. Он родился, предположительно, в деревне Чита Казанского уезда, там же получил богословское образование, в 1760-е гг. жил в окрестностях бывшего города Булгар, позднее – в деревне Иштиряк (ныне Лениногорского района). Все стихотворения М. Колыя, сохранившиеся в рукописном сборнике «Мудрые изречения» («Хикмэтлэр»), пронизаны религиозно-философскими размышлениями о жизни и смерти, призывами к нравственной чистоте и религиозному совершенству.

Петровские реформы привнесли новые черты в татарскую культуру и общественную мысль во второй половине XVIII в. Среди мусульмански образованной части татарского общества усиливается интерес к светским наукам, литературе, просвещению. Получают хождение идеи просвещенного абсолютизма. Так, надежды на законность, олицетворяемую разумным, справедливым, милосердным царем, возлагал предводитель татаро-башкирского восстания 1775 г. Батырша.

Толчком к переменам в татарской культуре стало появление у татар новых социальных групп – купечества, владельцев мануфактур. Прежнее состояние этой культуры, ее исключительно религиозное содержание уже не устраивали новые сословия. Культура должна была теперь отражать общественные изменения. Новые культурные потребности выразили в своем творчестве и деятельности Г. Утыз Имяни (1756-1834), Т. Ялчыгул (1768-1838), А Курсави (1776-1812). Они призывали соотечественников к овладению светскими знаниями, практическими науками, русским языком как их инструментом, к здравому взгляду на каноны ислама. Примечательно, что опору преобразований в татарском обществе эти деятели видели в прослойке торговцев, предпринимателей.

Как известно, у татар школы в основном существовали при мечетях. После присоединения Казанского ханства к Русскому государству произошло резкое сокращение количества мечетей. Мусульманские учебные заведения при них фактически были ликвидированы, уровень грамотности татарского народа резко снизился. Лишь после указа Екатерины II о терпимости всех вероисповеданий стали повсеместно открываться новые мектебы (начальные школы) и медресе (средние школы). Этнограф И.И. Георги в книге «Описание всех в Российском государстве обитающих народов, также их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, украшений» (1777) отмечал, что у татар во всякой деревушке «имеется особливая молебная храмина и школа». Он же писал, что «в казанских слободах и в больших деревнях есть подобные сим девичьи школы».

Мектебы располагались в отдельном доме, а медресе – чаще всего в нескольких домах. Содержались эти учебные заведения за счет населения. В мектебах учились дети в возрасте 7-14 лет все вместе. Обучение вел мулла. Учение в мектебе длилось около четырех лет. За это время ученики овладевали арабским алфавитом, изучали основы религии и арабского языка, учились красиво писать и переписывать книги.

В медресе собирались все желающие ученики-шакирды из разных деревень и даже краев. В программу обучения входили арабский и персидский языки, понимание и толкование Корана, логика, основы исламской философии, мусульманское право, каллиграфия и другие предметы. В 30-50-е годы XVIII в. одним из самых известных имамов-мударрисов был Габдрахман из деревни Тайсуганово. Сюда приезжали учиться молодые люди из самых разных уголков России.

В 70-х гг. XVIII в. в Казани основываются Ахундовское и Апанаевское медресе, в 1780 г. – медресе при доме Амирхановых. В конце столетия появляются медресе в деревнях Кышкар, Менгер, Сатыш, Саба, Бурундук, Мензеля, Стерлибаш, Маскара, Тайсуган, Ташкичу, Агрыз, Шырдан, а также в Уфе, Сеитовой слободе и других местах. Многие их них пользовались заслуженной славой среди татарского населения Поволжья и Приуралья.

Мектебы и медресе сыграли огромную роль в развитии татарской национальной культуры, прежде всего в широком распространении грамотности среди татар. И поэтому не без оснований писал о татарах в 1844 г. профессор Казанского университета Карл Фукс: «Всякому заезжему без сомнения странным покажется найти в казанских татарах, говоря вообще, народ более образованный, нежели даже некоторые европейские. Татарин, не умеющий читать и писать, презирается своими земляками и как гражданин не пользуется уважением».

В конце столетия начинает формироваться татарское просветительство. Просветительские идеи нашли отражение в трудах А. Курсави, Утыз Имяни.

Абденнаср Курсави получил образование в деревне Маскара Малмыжского уезда, а затем – в Бухаре. В 1794-1808 гг. он был имам-хатибом мечети в деревне Верхняя Корса Казанского уезда и мударрисом созданного им же медресе. Не отказываясь от религии, Курсави тем не менее выступил с идеями рационализма и реформаторства, став одним из родоначальников татарского просветительства. «Истина не в том, – писал он, – чтобы безропотно поклоняться и верить старым догмам, а в том, чтобы ненужное в настоящее время отбрасывать. Бог создал людей, чтобы человек сам по своей воле мог познать себя и действовать по своему усмотрению». Понятно, что Курсави вызвал ненависть у консервативного духовенства, подвергался преследованиям как у себя на родине, так и в Бухаре, где хотел совершенствовать свои знания. Бухарский эмир приговорил его к смерти за «вольнодумство». Курсави был вынужден бежать из Бухары.

С XVIII в. в крае стали создаваться русские религиозные и светские учебные заведения. Это – Казанская архиерейская славяно-латинская школа, цифирная школа, Первая Казанская мужская гимназия.

Первым светским начальным учебным заведением в Казанской губернии стала цифирная школа. Она была открыта в 1718 г. при Адмиралтействе с целью обучения рабочих, занятых на строительстве судов, чтению, письму, арифметике и основам геометрии. Цифирная школа просуществовала немногим более четверти столетия.

В 1723 г. была создана славяно-латинская школа. Здесь обучали букварю, славянской грамматике. Школа готовила церковнослужителей, давала также общее начальное образование. В нее принимали детей русского духовенства, крещеных татар, чувашей, мордвы. Через десять лет школа была преобразована в Казанскую духовную семинарию – среднее духовное учебное заведение православной церкви.

Важным событием в культурной жизни края стало открытие в 1759 г. Казанской гимназии, первой провинциальной гимназии в России. Она явилась также первым учебным заведением, где изучались татарский, арабский, турецкий, калмыкский и другие восточные языки. Гимназия создала базу для учреждения в последующем Азиатской типографии и открытия Казанского университета.

Гимназия учреждалась с дворянским и разночинским отделениями. Первый ее набор составил всего 14 человек, но вскоре здесь обучалось уже 111 гимназистов. Не все ладилось поначалу. Один из первых воспитанников гимназии, поэт, наш земляк Г.Р. Державин вспоминал: «Нас учили тогда вере без катехизиса, языкам без грамматики, числам и измерению без доказательств, музыке без нот».

Гимназия пережила немало трудных лет. В 1774 г. во время штурма Казани пугачевцами ее здание полностью сгорело. Не хватало средств, которые выделял на содержание гимназии Московский университет. Она несколько раз открывалась и закрывалась, а в марте 1790 г. была вообще закрыта «по недостатку средств». Вновь гимназия была открыта лишь по указу императора Павла I, который был им дан во время пребывания в Казани 29 мая 1798 г. По его же указу гимназии была передана библиотека и другие художественные ценности князя Г.А. Потемкина.

В октябре 1769 г. в гимназии началось преподавание татарского языка. Этому предшествовал указ Екатерины II об открытии в ней татарского класса: «...Учредить единожды навсегда при Казанской гимназии класс для охотников того языка и определить учителем оного старой и тамошней адмиралтейской конторы толмача Сагита Хальфина, которого, жаловав в переводчики чином и жалованьем против губернского переводчика, как его самого, так и детей его».

Сагит Хальфин преподавал татарский язык в гимназии 19 лет (1732-1750). Дело его продолжили сыновья Исхак и Исмаил, а в начале XIX в. – внук Ибрагим. С. Хальфин стал автором первого в России печатного светского букваря татарского языка «Азбука татарского языка с обстоятельным описанием букв и складов» (1778). Он составил также учебное пособие «Татарский словарь и краткая татарская грамматика в пользу обучающегося юношества татарскому языку». Из татар в гимназии работал преподавателем также поэт Нигмат Ибрагимов (1778-1818).

Многие ученики Казанской гимназии впоследствии стали выдающимися деятелями отечественной культуры, науки. Среди них – писатель С.Т. Аксаков, гениальный геометр Н.И. Лобачевский, химик А.М. Бутлеров, астроном И.М. Симонов. В XIX в. здесь так же учились будущий педагог, автор букварей, самоучителей татарского языка А.А. Вагапов, педагог, переводчик С.Б. Кукляшев.

В 1786 г. было открыто Казанское главное народное училище, а в ряде уездных городов губернии – малые народные училища с двухклассным обучением. В Казанском училище срок обучения составлял 4 года, в числе других предметов преподавался татарский язык. Сюда принимали детей всех сословий. Выпускники училища становились канцелярскими служащими. Определенное развитие получили исторические, философские и иные знания. В отношении XVII в. можно назвать «Сборник летописей» Кадыр Али-бека (1602), сочинение неизвестного автора конца этого столетия «Даф-тар-и Чингиз-наме». В конце XVIII столетия Хисамет-дин Муслими и Таджетдин Ялчыгул написали сочинение по истории Волжской Булгарии. В ряде работ Ял-чыгула рассматривались вопросы литературы, народной медицины, мусульманского права. Свой вклад в изучение средневековой литературы, исследуя, в частности, знаменитую поэму булгарского поэта Кул Гали «Кыйсса-и Йусуф» («Сказание о Йусуфе») внес Утыз Имяни. Его перу принадлежало и большое число трактатов по философии, мусульманскому богословию. Изучением татарского языка занимался С. Хальфин.

Исследованиями края занимались известные российские ученые. В 30-х гг. XIX в. это были историк, археограф, академик Петербургской академии наук Г.Ф. Миллер («Описание живущих в Казанской губернии языческих народов, яко то черемис, чувашей и вотяков»), С.Г. Гмелин («Путешествие по России»), С.П. Крашенинников. В 60-70-х гг. – этнограф, академик И.И. Лепехин («Дневные записки путешественника»), этнограф И.И. Георги («Описание всех в Российском государстве обитающих народов»), историк, географ, экономист, академик П.И. Рычков («Опыт Казанской истории древних и средних времен», «Краткие известия о татарах») и другие.

Преподаватели и гимназисты Казанской гимназии уделили большое внимание изучению памятников г. Булгара (в этой работе принимал участие и Г.Р. Державин). Остатки этого города изучал начальник Казанской адмиралтейской конторы Свечин. Директор гимназии Ю.И. фон Каниц составил подробное пояснение к плану Казани 1730 г. и к плану осады города в 1552 г. войсками Грозного. Местный служащий, писатель Д.Н. Зиновьев издал книгу «Топографическое описание города Казани и его уезда», которая содержала важные сведения о промышленности, торговле города, его зданиях и численности населения.


Сейчас читают про: