double arrow

ТЕРРОРИСТЫ-ЧЕРНОСОТЕНЦЫ


Революционный террор народовольцев и эсеров в России начала XX в. не вы­зывал ни у кого удивления. Но совер­шенно новым и неожиданным явлени­ем 1906—1907 гг. оказался «черносо­тенный индивидуальный террор».

Первым и самым известным покуше­нием черносотенцев стало покушение на видного кадета Михаила Герценштейна. Он был убит в июле 1906 г. (см. ст. «Столыпинская земельная ре­форма»). Решение об этом убийстве приняло руководство «Союза русско­го народа» (СРН) во главе с А. Дубро­виным.

Следующее покушение А. Дубровин решил организовать на бывшего пре­мьер-министра Сергея Витте. 29 янва­ря 1907 г. его истопник обнаружил в печи ящик, подвешенный на спускаю­щейся из печной трубы длинной верёв­ке. В ящике оказалась «адская маши­на» с часовым механизмом. Такое же устройство нашли и в соседней трубе.

Начальник столичной охранки А. Гера­симов тотчас прибыл на место проис­шествия. Он вспоминал: «Механизм часов был испорчен, почему взрыв и вообще не мог произойти. Для меня достаточно было беглого взгляда на эту „адскую машину", чтобы понять, что это не дело рук революционеров. Так грубо и неумело повести дело могли только дружинники СРН». Однако ни арестов, ни судов по этому делу так и не было. Впрочем, С. Витте постарал­ся отплатить А. Дубровину в своих вос­поминаниях. В них он не раз называл лидера СРН «мазуриком», «каторжни­ком», «лейб-кабатчиком» и т. п.




Организатором покушения на С. Вит­те выступил черносотенец и тайный со­трудник полиции А. Казанцев. В каче­стве исполнителей он выбрал двух ре­волюционно настроенных, но весьма простодушных рабочих — В. Фёдоро­ва и А. Степанова. Им он назвал себя членом партии эсеров-максималистов.

После неудачи в деле Витте террори­сты отправились в Москву, где Казан­цев заявил, что необходимо казнить «изменника», укравшего партийные

деньги. 14 марта В. Фёдоров застре­лил этого человека — редактора «Рус­ских ведомостей» кадета Григория Иоллоса. После этого убийства рабо­чие, несмотря на свою наивность, за­подозрили неладное. Они допытыва­лись, почему А. Казанцев не умеет го­ворить, как революционные агитаторы. «Тут я немного понял, — рассказывал В. Фёдоров, — что, видится, вместо максималистов попал к чёрной сотне». Наконец рабочие обнаружили у своего руководителя списки членов «Союза русского народа».

В мае террористы отправились в лес на окраине Петербурга, чтобы зарядить динамитные бомбы. Когда А. Казанцев занялся начинкой бомб, В. Фёдоров подошёл к нему сзади и кинжалом убил его. Вскоре после этого Фёдоров уе­хал за границу и опубликовал подроб­ный рассказ о деле.

В октябре он создал подпольную монархическую организа­цию из офицеров и членов бывшего «Союза Михаила Арханге­ла». Заговорщики достали пулемёт, другое оружие. Уже после Ок­тябрьского переворота В. Пуришкевич писал донскому казачье­му атаману А. Каледину: «Организация, в коей я состою, работает не покладая рук над спайкой офицеров и над их вооружением. Властвуют преступники и чернь, с которой теперь нужно будет расправиться только публичными расстрелами и виселицами. Мы ждём Вас сюда, генерал, и к моменту Вашего прихода высту­пим всеми наличными силами».



Однако новые власти быстро раскрыли неопытных под­польщиков. 18 ноября В. Пуришкевича (жившего под фамилией Евреинов) и его единомышленников арестовали.

28 декабря 14 подсудимых предстали перед Петроградским революционным трибуналом. Это был первый крупный полити­ческий суд в стране Советов. 3 января Пуришкевича приговори­ли к одному году тюремного заключения. Сходные приговоры вынесли и его соратникам.

Отбывая наказание в Петропавловской крепости, В. Пуришкевич написал цикл стихов под названием «Песни непокорённо­го духа». Но уже 17 апреля по решению ЧК его выпустили из тюрьмы, а 1 мая окончательно амнистировали. Освободили и его «сообщников».

Выйдя из тюрьмы, В. Пуришкевич опубликовал в газете «Но­вая жизнь» краткое письмо, где подчёркивал неизменность своих убеждений. «Я остался тем же, кем был, само собой разумеется, не изменившись ни на йоту», — писал он. Вскоре Пуришкевич уехал на юг, где примкнул к Добровольческой армии А. Деникина. Изда­вал в Ростове-на-Дону черносо­тенный журнал «Благовест». В феврале 1920 г. скончался в Но­вороссийске от сыпного тифа. Судьбы других черносо­тенцев после Октября 1917 г. сложились весьма разнообраз­но. Н. Марков оказался одним из видных деятелей эмиграции. А. Дубровина расстреляла ЧК осенью 1918 г. во время «крас­ного террора». Бывший монах Илиодор (в 1912 г. утративший сан) приветствовал Октябрь­ский переворот. Он создал в Ца­рицыне «мистическую комму­ну» и провозгласил себя «рус­ским Папой». В 1922 г. его вы­слали за границу.









Сейчас читают про: