double arrow

Возрастание экономической роли США в межвоенный период


ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГЛАВНЫХ

ГЛАВА 5

КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН МЕЖДУ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ (1919 – 1939)

Укрепление позиций США после первой мировой войны. Первая мировая война стимулировала экономичес­кое развитие Соединенных Штатов Америки. Они оказались в эти годы в необычайно благоприятном положении. Военные действия совершенно не затронули Американский континент, и поэтому страна не испытала того массового разрушения производительных сил, которое изо дня в день на протяжении четырех лет совершалось в Европе. Американская армия приняла участие в военных действиях только летом 1918 г., хотя официально США вступили в войну в апреле 1917 г. Поэтому людские потери вооруженных сил США по сравнению с многомиллионными потерями других воюющих держав были невелики: примерно 50 тыс. человек убитыми и 230 тыс. ранеными.

Соединенные Штаты успешно использовали события в Европе для дальнейшего обогащения. Они выступили в роли главного поставщика военных материалов, продовольствия и сырья воюющим государствам. Стоимость американского экспорта за годы войны увеличилась более чем втрое – с 2,4 млрд. дол. в 1914 г. до 7,9 млрд. дол. в 1919 г. Общая чистая прибыль американских монополий в течение 1914 – 1919 гг. составила около 34 млрд. дол.




Гигантские средства, оказавшиеся в распоряжении корпораций, обеспечили новые крупные инвестиции в американскую экономику. Начавшийся на этой основе промышленный подъем еще больше увеличил удельный вес Соединенных Штатов в мировом промышленным производстве. К началу 20-х гг. США давали почти половину мировой добычи угля, около 3/5 мирового производства чугуна и стали, 2/3 добытой во всем мире нефти, 85 % мирового выпуска автомобилей.

Другим важнейшим итогом войны стало изменение международного финансового статуса США: они превратились в основного кредитора европейских государств, а Нью-Йорк стал международным финансовым центром. США предоставили займы европейским странам на военные нужды в размере свыше 11 млрд. дол. Увеличились частные американские инвестиции за границей: если накануне войны они составили 2,6 млрд. дол., то к началу 20-х гг. – 7 млрд. дол. В то же время капиталовложения европейских стран в США вследствие необходимости оплаты военных расходов сократились с 7,2 до 3,3 млрд. дол.

В результате войны Соединенные Штаты захватили основные мировые рынки сбыта и источники сырья и установили свое господство в Западном полушарии. С 1913 по 1920 г. торговля США со странами Латинской Америки увеличилась почти на 400 %. Вслед за экономической экспансией в 1915 г. последовала оккупация Гаити, в 1916 г. – Доминиканской Республики, был установлен военный контроль в Никарагуа, осуществлена интервенция на Кубу и в Мексику. Экономический подъем, вызванный потребностями войны, еще более ускорил процесс концентрации производства и капитала. К началу 20-х гг. более половины индустриальных рабочих и свыше 2/3 промышленного производства США было сконцентрировано в руках крупнейших монополий.



В результате быстрого экономического развития в военные годы, Соединенные Штаты вступили в новую фазу индустриальной эволюции. К началу 20-х гг. они превра­тились в высокоразвитую индустриальную страну. При общей численности населения США в 105,7 млн. человек в 1920 г. впервые в истории страны численность городского населения превысила число сельских жителей. Из 42 млн. экономически активного населения примерно 25 млн. (около 60%) составляли рабочие, занятые в промышленности, на транспорте и в сфере обслуживания.

Таким образом, важным итогом развития США в 1914 – 1919 гг. было дальнейшее увеличение их экономической мощи, усиление их позиций в мировой экономике, закрепление за ними положения наиболее могущественной страны мира.

Летом 1920 г. экономический подъем военных и первых послевоенных лет сменился экономическим кризисом. В этом первом послевоенном кризисе перепроизводства проявилось противоречие между разбухшим на военных заказах производственным аппаратом американской промышленности и узким рынком сбыта, вызванным покупательной способностью населения. Экономический кризис вы­звал значительные разрушения во всех сферах хозяйственной жизни страны. Объем промышленного производства к апрелю 1921 г. сократился по сравнению с июнем 1920 г. в среднем на 32 %. В важнейших отраслях тяжелой промышленности свертывание производства было еще большим. Так, более чем в 2 раза по сравнению с докризисным уровнем упала в 1921 г. годовая выплавка стали, почти в 5 раза уменьшилась продукция машиностроения, резко снизилась добыча каменного угля. С весны 1921 г. американская промышленность начала выходить из состояния кризиса, но максимальный докризисный уровень промышленного производства был достигнут лишь к концу 1922 г.



Число безработных к 1922 г. достигло почти 5 млн. человек. Снизился уровень жизни американских рабочих, ускорился процесс разорения городских средних слоев: за период с 1920 по 1922 г. произошло 52 тыс. коммерческих банкротств.

Кризис производства в промышленности переплелся с глубоким и разрушительным аграрным кризисом. Доход фермеров упал на 40%, разорились и потеряли право собственности 450 тыс. фермеров. Аграрный кризис продолжался и после того, как промышленность вступила в фазу циклического подъема. Это сократило отток сельского населения в города: в 1921 – 1923 гг. фермерское население сократилось на 2 млн. человек. Неблагоприятные изменения в экономической конъюнктуре ухудшили положение широких масс трудящихся. Снижение их жизненного уровня по сравнению с военными и первыми послевоенными годами привело к обострению политической обстановки в стране.

Недовольство широких слоев населения политикой демократов проявилось в ходе избирательной кампании 1920 г., когда республиканская партия одержала внушительную победу. Республиканская администрация провозгласила основой своей деятельности восстановление таких "истинно американских" принципов, как принципы "твердого индивидуализма" и невмешательства государства в эконо­мическую и социальную жизнь общества.

Основы теории и практики буржуазного индивидуализма были изложены в брошюре Г.Гувера "Американский индивидуализм", опубликованной в 1922 г. В ней министр торговли, будущий президент США Г.Гувер, утверждал, что осуществление принципов индивидуализма означает установление "равенства возможностей для каждого гражданина играть роль соответствующую его образованию, характеру, способностям и устремлениям". Функции госу­дарства сводятся лишь к охране этого равенства возможностей, не вмешиваясь в экономическую и социальную жизнь.

Переориентация социально-экономической политики республиканской администрации выразилась в ликвидации в короткий срок органов военного регулирования. Большинство федеральных агентств, которые в годы войны и вскоре после ее окончания осуществляли правительственный контроль над рядом важных отраслей экономики США, были упразднены. Однако такие важные рычаги государственного регулирования, как Федеральная резервная система и Федеральная торговая комиссия, осуществлявшие контроль над банками и деятельностью корпораций, занятых в международной торговле, остались в неприкосновенности. Это свидетельствовало о том, что государственное регулирование стало неотъемлемой частью функционирования экономики США.

К 1923 г. США удалось преодолеть экономические трудности, вызванные последствиями первой мировой войны и кризисом 1920 – 1921 гг. Экономический подъем, продолжавшийся до середины 1929 г. и связанные с ним увеличение позиций США в мировой экономике, повышение уровня и качества жизни американцев получили в экономической истории название "американское процветание".

Основу "процветания" составили следующие факторы:

1. Превращение США в мировой финансовый центр, что позволило монополистической буржуазии извлечь огромные прибыли. Так, с 1923 по 1929 г. чистые прибыли корпораций составили свыше 50 млрд. дол., т.е. в 1,5 раза больше, чем в годы войны.

2. Массовое обновление основного капитала, составившее основу капиталистической рационализации производства. Оно включало, с одной стороны, техническое переоборудование предприятий, увеличение их энерговооруженности, широкую механизацию производственных процессов, а с другой – внедрение стандартизации, массовое изготовление типовых деталей и последующую их скоростную сборку на конвейерных линиях. Повышение интенсивности труда обеспечило значительное увеличение выработки на одного рабочего, которая в 1923 – 1929 гг. выросла в среднем на 43%.

3. Развитие фундаментальных исследований и внедрение научной организации труда способствовали резкому увеличению его производительности и, следовательно, ускорению темпов экономического роста. В результате возрос удельный вес США в мировой экономике. К концу 20-х гг. они давали 48% промышленного производства капиталистического мира, производя продукции на 10 % больше, чем Великоб­ритания, Франция, Германия, Италия и Япония, вместе взятые.

4. Особое внимание уделялось развитию важнейших отраслей тяжелой промышленности: сталелитейной, нефтедобывающей, электроэнергетике. Так, производство стали, увеличилось с 32 тыс.. т в 1921 г. до 57 тыс. т в 1929 г., нефти соответственно с 33 до 138 млн. т. Особенно быстро развивались новые отрасли, такие как автомобиль­ная, электротехническая, химическая, производство синтетических материалов, радиопромышленность.

Символом американского "процветания" стал автомобиль. Выпуск автомобилей заводами Форда, "Дженерал Моторс" и "Крайслер" увеличился с 1,5 млн. в 1921 г. до 4,8 млн. в 1929 г., что составило 3/4 мировой продукции. Общий парк автомобилей достиг в 1929 г. 26 млн., 23 из которых были куплены в кредит; на тысячу жителей США приходилось 189 автомобилей.

Рост энерговооруженности и внедрение новой техники создавали основу для значительного увеличения производства и в других отраслях экономики. В конце 20-х гг. в США было электрифицировано около 70% фабричных станков. Потребление электроэнергии возросло с 20 млрд. кВтч в 1913 г. до 116 млрд. в 1929 г.

Результатом промышленного подъема стало увеличение национального дохода на 17%. Правда, его распределение было крайне неравномерным: на долю крупной буржуазии, составлявшей 1% экономически активного населения страны, приходилось 14,5% национального дохода. 513 миллионеров получали доход, равный суммарной годовой заработной плате 1 млн. рабочих. Вместе с тем увеличились и доходы других слоев населения, особенно мелкой буржуазии и квалифицированных рабочих. Широкое распространение системы продажи в рассрочку создавало для этих групп населения возможность приобретения автомобилей, радиоприемников, холодильников, стиральных машин, другой бытовой техники. Общая сумма потребительского кредита составила в 1929 г. 6,4 млрд. дол.

Годы процветания были отмечены ростом стоимости акций. За 5 лет, с 1925 по 1929 г., акции Нью-Йоркской биржи увеличились с 27 до 87 млрд. дол., т.е. втрое. Миллионы американцев, надеясь разбогатеть, оказались втянуты в игру на бирже.

Значительно возросла внешняя торговля США. Они оттеснили Англию на второе место в мире, став лидером по этому показателю. Стоимость американского экспорта увеличилась с 2,4 млрд. долл. в 1913 г. до 5,1 млрд. дол. в 1929 г.

Вместе с тем экономическое развитие США в годы в годы "процветания" не было беспроблемным. При быстром росте ряда отраслей тяжелой индустрии (автомобильной, авиационной, химической, кинопромышленной) наблюдается застой производства в таких традиционных сферах экономике, как добыча угля, судостроение, текстильная, обувная промышленность.

Наиболее неблагоприятное положение сложилось в аграрном секторе экономики. Переход к интенсивным методам ведения сельского хозяйства – применению машин, искусственных удобрений, новейших агротехнических приемов – способствовал увеличению объема продукции. Однако она не находила сбыта на внешнем и внутреннем рынке ввиду конкуренции Канады, Аргентины и Австралии. Уже в 1925 – 1926 гг. признаки перепроизводства аграрной продукции были налицо в 20-е гг. ни сельскохозяйственные цены, ни доходы большинства фермерских хозяйств так и не достигли докризисного уровня. Хозяйства мелких и средних фермеров стали хронически убыточными. За 1925 – 1929 гг. было принудительно продано за неуплату долгов и налогов 547 тыс. ферм, или 8,7 % их общего числа. Разорение фермерства шло так быстро, что к концу 20-х гг. очередная перепись впервые в истории США зафиксировала абсолютное сокращение обшей численности фермерского населения с 32 млн. в 1920 г. до 30,5 млн. в 1930 г.

Таким образом, в ряде важных отраслей американской экономики во второй половине 20 х гг. все более отчетливо выявлялись признаки перепроизводства. Однако на фоне общего экономического подъема они остались в тени оптимистических прогнозов, надежд и ожиданий. Процветание казалось бесконечным, а экономические трудности воспринимались лишь как временные и легкопреодолимые.

"Великая депрессия" 1929 – 1933 гг. и обострение социальных противоречий. Паника на Нью-Йоркской фондовой бирже 24 октября 1929 г. стала первым симптомом кризиса экономики США, переросшего в кризис мирового капиталистического хозяйства в целом. В тот день, прозван "черным четвергом", на Уолл-стрит было продано 12,8 млн. акций, в 1,5 раза больше, чем когда-либо ранее. Через несколько дней, 29 октября, в "черный понедельник", был выл достигнут пик спекулятивного ажиотажа, когда из рук в руки перешло 16,4 млн. акций. Первым результатом биржевого краха было массовое бегство европейских капиталов, втянутых в биржевую игру на Нью-Йоркской бирже, в результате чего стал падать курс доллара. Вторым его результатом стала паника охватившая мелких держателей акций, вложивших в них свои сбережения. Падение курса акций продолжалось в свыше трех лет, и к марту 1933 г. их общая стоимость 19 млрд. дол., т.е. сократилась по сравнению с 1929 г. примерно в 4,5 раза.

Экономический кризис 1929 – 1933 гг. был самым глубоким кризисом перепроизводства за всю историю капитализма. Около четырех лет экономика капиталистических стран находилась в состоянии полнейшей дезорганизации. С особой силой кризис поразил главную страну капиталистического мира – Соединенные Штаты Америки.

Гигантская разрушительная сила кризиса проявилась в резком падении промышленного производства. Общий объем продукции американской промышленности по сравнению с докризисным уровнем 1929 г. в 1930т. составил 80,7% в 1931 г. – 68,1, а в 1932 г. – 53,8%. Период с лета 1932 г. до весны 1933 г. стал временем наибольшего углубления кризиса. И только с вёсны 1933 г. уровень промышленного производства США стал медленно повышаться, знаменуя переход экономики в фазу депрессии.

Наиболее сильное падение выпуска продукции наблюдалось в отраслях тяжелой промышленности. Это объяснялось тем, что позиции монополий здесь были более прочными и сокращение производства стало тем основным средством, с помощью которого они пытались не допустить чрезмерного падения цен и пытались сохранить свои прибыли. Добыча угля за 1929 – 1932 гг. снизилась в стране на 42%, выплавка стали сократилась более чем в 4 раза. Летом 1932 г. сталелитейная промышленность была отброшена к уровню 1901 г, а выплавка чугуна снизилась до уровня 1886 г., из 285 доменных печей действовали лишь 46.

Разорение и банкротство промышленных, торговых и финансовых предприятий и фирм достигли невиданных масштабов. В 1929 – 1933 гг. произошло около 130 тыс.. коммерческих банкротств. С особой силой кризис ударил по банковской системе страны. За четыре года, с 1929 по 1932, прекратили существование 5760 банков, т.е. пятая часть всех банков страны с общей суммой депозитов более чем в 3,5 млрд. дол.

Кризис явился подлинной катастрофой для бизнеса, не пощадив даже самые крупные компании. Величайшим банкротством в истории США стал крах в 1932 г. "электрической империи" среднезападных штатов, повлекшим за собой крушение других крупных энергетических компаний страны.

Кризис вызвал резкое падение товарных цен, особенно на продукты сельского хозяйства. Так, в июле 1932 г. по сравнению с июлем 1929 г. индекс оптовых цен всех товаров упал на 33%, в том числе текстильных – на 41, металла – на 21, топлива и электроэнергии – на 13%, а цены на важнейшие продукты сельского хозяйства в 1932 г. упали в 2 – 3 раза по сравнению с 1929 г.

Положение фермеров осложнялось тем, что цены на товары промышленности снизились в годы кризиса значительно меньше, чем на продукцию сельского хозяйства. Неблагоприятное соотношение цен на товары, продаваемые и приобретаемые фермерами, в 1932 г. достигло уровня 58%. В результате абсолютный уровень сельскохозяйственных цен летом 1932 г. снизился по сравнению с 1929 г. в 8 – 10 раз. В таких условиях для большинства фермеров стала крайне затруднительной регулярная уплата фиксированных издержек производства: земельной ренты, процентов по задолженности и налогов. В 1932 г. они поглощали до 40% валового фермерского дохода. Все это привело к повальному разорению фермеров. За четыре года были принудительно распроданы за неуплату долгов и налогов 897 тыс. фермерских хозяйств, или свыше 14% их общего числа в стране. Разорившиеся фермеры либо оставались на прежнем месте в качестве арендаторов и переходили к полунатуральному потребительскому хозяйству, либо, бросая хозяйство, вливались в огромную армию безработных.

Сильнейшее падение промышленного производства, закрытие десятков тысяч заводов, фабрик, шахт, недогрузка производственных мощностей привели к колоссальному росту безработицы. В 1933 г. в США, по данным правительственной статистики, насчитывалось 12,8 млн. полностью безработных, доля которых в общей численности рабочей силы составляла почти 25%.

Массы безработных и члены их семей лишились в годы кризиса всяких средств к существованию. Отсутствие системы социального страхования в США не позволяло рассчитывать на помощь со стороны государства. После долгих месяцев бесплодных поисков работы многие переселялись в сельскую местность, чтобы прокормить себя и свои семьи. За период с 1930 по 1934 г. около 3 млн. городских жителей перебрались в деревню. Население бежало на фермы не потому, что там было хорошо, а потому, что в городе было еще хуже. Перед массой фермеров встала задача прокормить, прежде всего, себя и прибывших родственников, и фермеры начали переустраивать свое хозяйство, приспосабливаясь к обстоятельствам. Многие из них, видя, что им невыгодно работать на рынок, переходили на самообеспечивающее хозяйство. В США появились фермерские поселки, которые перешли на местный натуральный обмен и не пользовались деньгами в течение двух лет. Те, кто не нашел приюта у родственников или знакомых в деревне, устраивались за городом в лачугах из разбитых ящиков, обзаводясь по возможности коровой и огородиком. В промышленных районах скопление подобных лачуг образовывало так называемые "гуверовские городки".

Сотни тысяч людей от отчаяния принялись за торговлю с рук. Продавцов становилось с каждым днем все больше и больше, а покупателей – все меньше. Ситуацию в стране в начале 1932 г. "Нью-Йорк тайме" обрисовала так: "Обилие: слишком много пшеницы, хлопка, кофе, нефти, стали, угля, меди, автомобилей, нарядов, рубах. Словом, изобилие всех предметов первой необходимости и роскоши. Золотой век с очередями за куском хлеба. Перенасыщение, при котором во всем мире умирает с голоду больше людей, чем при любой засухе! Сверхизобилие, которое заставляет нас морить население, как в осажденном городе".

Резко ухудшилось положение тех, кому удалось сохранить работу. С самого начала кризиса, особенно со второй половины 1931 г., во всех отраслях промышленности имело место стремительное падение заработной платы. Среднегодовой заработок рабочего обрабатывающей промышленности сократился в 1933 г. по сравнению с 1929 г. на 30%, составив 1086 дол. Реальная заработная плата рабочих за период кризиса снизилась в среднем на 35%. Республиканская администрация Г.Гувера, не отказываясь от старых принципов "твердого индивидуализма", вынуждена была предпринять меры с целью сдержать обвальное падение производства и предпринимательских доходов. Не оценив подлинных причин, масштаба и характера кризиса, правительство Гувера считало важнейшей мерой поощрение частнопредпринимательской инициативы и стимулирование капиталовложений.

В 1929 г. было создано Федеральное фермерское управление, которое своей задачей ставило оказать помощь фермерам в стабилизации сельскохозяйственного рынка. На эти цели было ассигновано 500 млн. дол. В начале своей деятельности управление ограничивалось помощью фермерам в создании отраслевых кооперативных центров и выдаче займов тем фермерским кооперативам, которые соглашались временно не выбрасывать на рынок запасы своей продукции, чтобы не допустить слишком сильного падения цен. По мере углубления кризиса Федеральное фермерское управление приступило к скупке пшеницы и хлопка. К середине 1931 г. на правительственных складах скопились огромные запасы: 257 млн. бушелей пшеницы и 1,3 млн. кип хлопка. Израсходовав почти все средства, управление не добилось главной задачи – повышения цен. Напротив, когда во второй половине 1931 г. оно прекратило закупки и, неся огромные убытки, начало распродажу накопленных товаров, это привело к дезорганизации аграрного рынка и еще больше ухудшило положение основной массы фермерства.

В конце 1931 г. была создана Национальная кредитная корпорация (НКК) с капиталом в 500 млн. дол. для спасения от краха промышленных, финансовых, торговых и железнодорожных компаний, которая взяла на себя операции по выкупу имущества и оплате долгов потерпевших крах банков. С октября 1931 г. по январь 1932 г. НКК предоставила банкам займы на общую сумму 400 млн. дол., но развитие финансового кризиса так и не приостановилось.

Следующим шагом правительства Г.Гувера было создание Реконструктивной финансовой корпорации (РФК), капитал которой составил 3,8 млрд. дол. До марта 1933 г. она распределила среди банков, страховых и ипотечных компа­ний, железнодорожных фирм свыше 2 млрд. дол., но и это не смогло предотвратить банковской катастрофы 1933 г.

Республиканская администрация не предприняла серьезных мер по борьбе с безработицей, считая это заботой благотворительных организаций и местных органов власти. Лишь в преддверии избирательной кампании (1932 г.) на эти цели было выделено около 30 млн. дол., что было совершенно недостаточно.

Тяжелейшие удары экономического кризиса, обострение нужды и бедствий миллионов американцев вызвали подъем рабочего и демократического движения в стране. Летом 1931 г. в угольных районах Пенсильвании, Огайо и Западной Виржинии более 40 тыс. горняков бастовали против сокращения заработной платы и массовых увольнений. Наиболее массовый характер приняло движение безработных. В декабре 1931 г. состоялся первый национальный поход голодных на Вашингтон. 7 декабря, в день открытия очередной сессии Конгресса, большая группа участников похода прошла по улицам столицы, требуя от Конгресса и президента принятия закона о введении федеральной системы социального страхования.

Важным событием кризисного периода стал поход ветеранов первой мировой войны на Вашингтон летом 1932 г. Ветераны требовали ускорить выплату компенсации за службу в армии в годы первой мировой войны в связи с кризисом. Однако по настоянию президента Гувера билль о немедленной выплате компенсации был отвергнут сенатом. Против участников похода были брошены регулярные войска, они были силой выдворены из столицы.

В декабре 1932 г. представителями безработных был организован второй национальный голодный поход в столицу США с требованиями к Конгрессу принять чрезвы­чайные меры помощи рабочим и фермерам.

Массовые движения социального протеста охватили и широкие слои фермеров, чье недовольство своим положением ощущалось еще в годы стабилизации. Забастовки фермеров, требующих прекратить продажу продукции по низким ценам, охватили Миннесоту, Северную и Южную Дакоту, Небраску и некоторые другие штаты Среднего Запада. Движение бойкота длилось более двух месяцев и лишь путем насилия, угроз и посулов властям удалось постепенно добиться прекращения фермерской забастовки. Борьба американского фермерства достигла к весне 1933 г. наибольшего размаха и в марте была начата националь­ная фермерская забастовка.

Бурное развитие массовых социальных движений создало напряженную политическую обстановку в стране. 44-месячный экономический кризис породил усталость и отчаяние подавляющей части населения США. Непоследовательные, эпизодические меры президента Гувера и его администрации вызывали недовольство и в деловых кругах американского общества.

Падение производства, банковский кризис, резкое обострение социальных противоречий свидетельствовали о несостоятельности политики республиканцев, основанной на философии индивидуализма.

Реформы администрации Ф.Д.Рузвельта ("новый курс"), их результаты и значение. На президентских выборах 1932 г. победу одержала демократическая партия во главе с Ф.Д.Рузвельтом, предложившим стране серию либеральных реформ, известных как "новый курс". Теоретическую основу нового курса" составили воззрения английского экономиста Дж.М.Кейнса о необходимости государственного регулирования капиталистической экономики для обеспечения бесперебойной работы рыночного механизма.

Ф.Рузвельт пришел к власти, когда кризис в США достиг апогея. В последние, недели республиканского правления наступил банковский крах, явившийся прямым результатом потрясений в производственной сфере, приведших к исчерпанию средств вкладчиков. Он усугублялся также спекулятивной деятельностью банков, которые выбрасывали на рынок огромное количество ничем не обеспеченных "ценных" бумаг. Общее недоверие к банкам привело к тому, что вкладчики изымали золото и доллары, предпочитая держать их у себя дома. За два дня – 2 – 3 марта 1933 г. – из банков страны было изъято 500 млн. дол. Закрылись банки Нью-Йорка и Иллинойса – штатов, где находились центры финансовой мощи США.

Стало очевидным, что в таких условиях стране, как ни­когда нужно было энергичное правительство, способное остановить дальнейший спад, заставить работать механизм капиталистической экономики, не допустить развития движения социального протеста. 4 марта 1933 г. 32-й президент США занял Белый дом. В инаугурационной речи он сказал: "Единственное, перед чем мы должны испытать страх, – это сам страх. Стране нужны, и если я правильно понимаю ее права, стране требуются дерзкие, непрерывные эксперименты. Ведь это так естественно: избрать метод и испытать его. Если ничего не получается, надо честно признать это и попробовать другое. Самое важное – что-нибудь пробовать".

Реформы новой администрации охватили все сферы экономики: промышленность, сельское хозяйство, финансовую и банковские системы, а также социальные и трудовые отношения.

Экономическая ситуация в стране диктовала необходи­мость начать реформы с решения кредитно-финансовых проблем. 6 марта президент, воспользовавшись предостав­ленными полномочиями, провозгласил чрезвычайное положение и закрыл все банки страны. Был принят чрезвычайный банковский закон, в основу которого был положен дифференцированный подход к открытию банков. Все банки страны делились на три группы. В первую входили "здоровые" банки, которые следовало открывать в первую очередь; во-вторую, – банки, которые могли функционировать при условии оказания им помощи: В третью – те, которые не способны были функционировать; они должны были быть ликвидированы. Федеральная резервная система должна была выдавать ссуды нуждающимся банкам под залог ценных бумаг и государственных облигаций. Кроме того, банкам было разрешено выпускать привилегированные акции с целью их скупки. Реконструктивной финансовой корпорацией, что дало бы банкам наличность, необходимую для преодоления кризиса доверия. Любой банк мог быть открыт только после специального разрешения правительства, при этом министр финансов был вправе затребовать любую информацию о деятельности банка. Уже к 15 марта приступили к работе банковские учреждения, признанные "здоровыми". Меры по "очищению" банков привели к сокращению их числа. Если в 1932 г. в США насчитывалось 6145 национальных баков, то через год – 4890. В целом за 1933 – 1939 гг. при сокращении числа банков на 15% объем их активов вырос на 37%.

Для предотвращения утечки золота за границу и его накопления в частных руках с целый спекуляции 5 апреля 1933 г. был принят закон, запретивший экспорт золота, а также указ об обязательной сдаче банкам гражданами США золотых запасов на сумму свыше 100 дол. Одновременно разрешался выпуск новых банкнот, не обеспеченных золотом. Вслед за этим правительство Ф.Рузвельта наложило эмбарго на золото, циркулирующее между США и за границей. Это означало ликвидацию механизма золотого стандарта в стране и начало стремительного обесценивания доллара по отношению к золоту; стоимость доллара упала на 30 %.

Вторым важнейшим банковским законом стал закон о банковской деятельности Гласса-Стигала, принятый 16 июня 1933 г., которому разделялись депозитные и инвестиционные функции банков, была создана Федеральная корпорация страхования депозитов (ФКСД). Первоначально размер страхования депозитов не превышал 2500 дол. по каждому счету. Страховка финансировалась из страховых сборов, выплачиваемых банками. К началу 1934 г. около 80% всех банков США застраховали свои депозиты, учитывая желание большинства вкладчиков иметь подобную защиту. Закон установил, что депозиты размером до 10 тыс.. дол. подлежат страховке на 100%, от 10 до 50 тыс.. дол. – на 75, а свыше 50 тыс.. дол. – на 50%. Общественное доверие к банковской системе стало быстро восстанавливаться.

Законодательство 1933 – 1935 гг. реформировало Федеральную резервную систему. По банковскому закону 1935 г. Совет управляющих ФРС, назначаемый президентом США, получил полномочия на определение суммы резерва, который должен оставаться в банках – членах ФРС. Совет управляющих понижением или повышением уровня обязательного резерва мог увеличивать или уменьшать денежную массу, находившуюся в обращении. Кроме того, был создан Федеральный комитет по операциям на открытом рынке, который, во-первых, устанавливал льготные учетные ставки (т.е. такие процентные ставки, по которым банки – члены ФРС могли получать кредиты в Центральном банке) и, во-вторых, регулировал покупку и продажу банками ФРС облигаций государственного займа.

В январе 1934 г. была проведена девальвация доллара, которая установила официальную цену золота на уровне 35 дол за унцию по сравнению с прежней официальной ценой 20,67 долл., что снизило его золотое содержание на 41%. Была начата чеканка серебряной монеты, те. в стране вводился биметаллизм.

В тесной связи с банковско-денежными мероприятиями совершенствовалось законодательство об упорядочении операций на фондовых биржах. В 1933 – 1934 гг. были приняты законы по регулированию деятельности бирж, имеющие целью навести порядок в торговле акциями и пресечь биржевые спекуляции. Законом 1935 г. вводились довольно жесткие меры регулирования холдинговых компаний.

Девальвация доллара, изъятие монетного золота из частных рук, облегчение доступа к кредиту способствовали повышению цен и создали механизм инфляционного раз­вития американской экономики, одновременно давая тем самым в руки государства средства для проведения реформ в других отраслях хозяйства.

Одним из важнейших законов, направленных на государственное регулирование промышленности и трудовых отношений с целью выхода из кризиса, стал закон о восстанов­лении промышленности, принятый 16 июня 1933 г. В соответствии с ним предпринимателям в каждой отрасли промышленности предлагалось добровольно объединиться и выработать "кодексы честной конкуренции", которые, во-первых, устанавливали бы размер производства; во-вторых, определили бы уровень заработной платы и продолжительность рабочего дня; в-третьих, распределили бы рынки сбыта между отдельными конкурентами. На время действия закона, ограниченное двумя годами, приостанавливалось применение к кодифицированным отраслям положений антитрестовского законодательства.

Для проведения закона в жизнь создавалась Национальная администрация по оздоровлению промышленности (НРА) во главе с генералом Х.Джонсоном. НРА представ­ляла собой огромную государственную машину федерального масштаба с соответствующими органами в штатах и городах. Через год после создания НРА кодексами были охвачены предприятия с общей численностью около 20 млн. человек. 450 кодексов распространялись на 95% всей промышленности и торговли США. Всего НРА одобрила около 750 кодексов, охвативших самые разнообразные виды производства – от черной металлургии и каменного угля до музыкальных инструментов и кухонной посуды. Каждый кодекс должен был служить своего рода руководством для определенной отрасли хозяйства, средством для избежания перепроизводства и сохранения "мира" в промышленности. Крупные монополии сначала с одобрением восприняли нововведения в промышленности, рассматривая деятельность НРА как возможность убрать с дороги мелкого предпринимателя – аутсайдера, который во время кризиса оказался более гибким и конкурентоспособным, чем некоторые крупные американские монополии. Их устраивало и снятие антитрестовских ограничений. Чистые доходы 200 важнейших промышленных корпораций в 1934 г. увеличились на 60% по сравнению с 1933 г.

Закон об оздоровлении промышленности затронул и трудовые отношения. Он предоставил рабочим право участия в коллективных договорах и профсоюзах. Однако предпринимателям не запрещалось заключать и индивидуальные соглашения с рабочими. В законе регламентировались три основных условия труда: а) минимальная заработная плата в размере 12 – 15 дол. в неделю; б) максимальный рабочий день (8 ч); в) запрещение детского труда.

Через два года после введения в действие закона он подвергся критике со всех сторон. Недовольство рабочих было вызвано произвольной трактовкой хозяевами некоторых пунктов закона. Мелкие предприниматели протестовали против усиления монополий, крупный бизнес критиковал правительство за постоянное вторжение в дела промышленности. В июне 1935 г. Верховный суд США объявил деятельность НРА прекращенной, поскольку она распространялась на местную промышленность, что противоречило Конституции США. По распоряжению Рузвельта 4 июня 1935 г. кодексы, фиксирующие уровень производства и цены, были отменены. Одновременно пра­вительство отказалось от попытки регулировать уровень заработной платы, продолжительность рабочего дня и другие условия труда. Бюро труда в различных отраслях промышленности были распущены. Тем не менее, за два года эксперимента в промышленности удалось ликвидировать полный хаос и поднять индекс производства на 10 %.

"Новый курс" охватил и сферу аграрных отношений. 12 мая 1933 г. вошел в силу билль о помощи фермерам. Его основной раздел – закон о регулировании сельского хозяйства – ставил главной целью поднять уровень цен с тем, чтобы их паритет на продававшуюся и покупающуюся фермерами продукцию соответствовал соотношению цен за пятилетие, предшествовавшее первой мировой войне (1909 – 1914). Фермеры, которые добровольно соглашались ограничить объемы производства или уничтожить часть продукции, получали премии. Средства для компенсации черпались из фонда, созданного из налога на первичную переработку сельскохозяйственной продукции. Ключевыми мерами осуществления программы регулирования сельского хозяйства были сокращение посевных площадей и уничтожение произведенной продукции. За первый год действия этого закона площадь под пшеницей была сокращена на 7,5 млн. акров, 10 млн. акров под хлопком было перепахано, 6,2 млн. поросят были истреблены. В 1934 г. сбор хлопка в США сократился по сравнению с 1933 г. более чем на 25%, урожай кукурузы – более чем на 40%. Все эти мероприятия проводились в то время, когда десятки миллионов людей голодали, были разуты и раздеты.

Закон о помощи фермерам создавал механизм рефинансирования фермерских долгов, сократив проценты по ипотечной задолженности и удлинив срок погашения дол­гов. С мая 1933 г. по октябрь 1937 г. федеральные земельные банки выдали 2,2 млрд. дол. кредитов, приняли на себя 37% всех долговых обязательств фермеров. Эти меры вместе с премиальными платежами за сокращение посевных площадей, а они в 1933 – 1935 гг. составили 966 млн. дол., улучшили положение фермерства, хотя государственными дотациями в большей степени воспользовались собственники крупных хозяйств, чем владельцы мелких и средних ферм, которые не в состоянии были прибегнуть к хозяйственному маневрированию. В апреле 1936 г. Верховный суд США признал закон о регулировании сельского хозяйства незаконным.

Второй этап в аграрной политике "нового курса" ознаменовался принятием в марте 1936 г. закона о сохранении плодородия почв и о квотах для внутреннего рынка. Цель правительства осталась прежней – поднять цены на продукцию, поставляемую на рынок крупными фермерами, однако способ, ее достижения изменился. Учитывая предыдущий опыт, когда крупные фермеры часто злоупотребляли правительственными субсидиями, премии были дифференцированными в зависимости от плодородия изъятой из обработки почвы, а не только от размера сокращаемой площади. Средства для выплаты аккумулировались уже не за счет особого налога, а выделялись из общего бюджета в размере 500 млн. дол.

Завершающим в аграрной политике "нового курса" стал закон 1938 г., который, усилив регулирующие функции государства, ввел концепцию "всегда нормальной житницы", согласно которой поддержание цен достигалось не путем уничтожения излишков продукции, а ее сохранения и сопровождалось выплатами фермерам в счет еще не проданных товаров. Одновременно правительство США, проводя политику демпинга за границей, стимулировало экспорт пшеницы и хлопка выдачей ввозных премий.

В итоге мероприятий "нового курса" процесс разорения ферм затормозился, ипотечная задолженность уменьшилась на 2 млрд. дол., денежные доходы фермеров, включая государственные премиальные платежи, выросли с 4,7 млрд. дол. в 1932 г. до 8,5 млрд. дол. в 1939 г. Паритет цен в 1936 1937 гг. поднялся до 92% уровня 1909-1914 гг.

Регулирующая роль государства в период осуществления "нового курса" в наиболее выраженной форме проявилась в сфере социальной политики. Самой острой оставалась проблема безработицы. С целью организации помощи безработным была создана федеральная администрация по оказанию чрезвычайной помощи во главе с Г.Гопкинсом. На помощь безработным она израсходовала свыше 4 млрд. дол. С апреля 1933 г. стала функционировать система общественных работ. Были созданы специальные лесные лагеря безработной молодежи в возрасте от 18 до 25 лет, где молодые люди содержались в течение шести месяцев на обеспечении с выплатой 30 дол. в месяц, 25 из которых был обязан направить своей семье. Молодежь использовали на строительстве дорог и плотин, на лесов и парков. Всего через лагеря прошли 2 млн. человек. Организация общественных работ приняла широкий размах в июне 1933 г. после создания Федеральной администрации общественных работ во главе с Г.Икесом. На ее нужды было ассигновано свыше 3,3 млрд. дол. Она ведала работами на дорогах и автострадах, судостроительных верфях, в речных портах и т.д. В преддверии зимы, в ноябре того же года, было создано новое ведомство – Администрация гражданских работ. За четыре с половиной месяца деятельности она израсходовала 933 млн. дол., на ее объектах зимой трудились свыше 4 млн. человек.

После двух лет осуществления "нового курса" политическая ситуация в стране оставалась напряженной. В преддверия выборов 1936 г. Верховный суд отменил программу президента в сфере труда и промышленности, лишить Рузвельта своей поддержки угрожало рабочее движение, о чем свидетельствовал лозунг создания третьей партии, поддерживаемый массой избирателей. Оздоровления экономики еще не произошло.

Выходом из создавшейся ситуации стал резкий поворот "влево" в проведении реформ, означавший начало "второго нового курса". Одним из важнейших законодательных актов стал принятый в августе 1935 г. закон о социальном страховании, который предусматривал страхование двух типов – по старости и безработице. Страхование по безработице строилось на федерально-штатной основе. Средства складывались из налогов на предпринимателей на уровне 1 – 3% с заработной платы. В среднем пособия выплачивались 9,4 недели по 11 долларов, что составляло 36% заработной платы. Пенсионное обеспечение было полностью федерализованной программой. Фонды создавались за счет налога, как на предпринимателей, так и на рабочих и служащих в размере 1% от суммы заработной платы. Получателями пособий становились граждане, достигшие 65-летнего возраста.

В июле. 1935 г. был принят статут о трудовых отношениях, известный как закон Ватера. Впервые в истории США рабочие получили право на организацию профсоюзов и заключение коллективных договоров. Предпринимателям запрещалось вмешиваться в создание рабочих организаций, осуществлять дискриминационные меры против членов профсоюза, увольнять или притеснять рабочего за дачу показаний в суде, отказываться от ведения коллективных переговоров с избранными представителями рабочих. Для расследования жалоб профсоюзов и рабочих и пресечения злоупотреблений предпринимателей было создано Национальное управление по трудовым отношениям, решения которого могли быть опротестованы лишь в судебном порядке. Принятие закона Вагнера существенно меняло правовой аспект трудовых отношений в сторону их демократизации.

Социальная политика "нового курса" касалась не только рабочих и фермеров, но и городских средних слоев, интеллигенции. Ее целью было удержать эти группы населения в рамках несколько подновленных традиционных ценностей и не дать им увлечься революционными идеями.

Осуществляя реформы "нового курса", администрация Рузвельта рассчитывала обновить экономику страны и избавить ее от подобных "великой депрессии" потрясений и кризисов. Однако эти цели полностью достигнуты не были. Наступление экономического кризиса в 1937 г. явилось неожиданным. Лишь в 1939 г. экономика США справилась с его последствиями, но до второй мировой воины стране так и не удалось достичь докризисного уровня производства. Индекс промышленного производства в 1939 г. составил 90% уровня 1932 г. Уровень безработицы в 6 раз превысил уровень 1929 г. и составил 17% рабочей силы.

Вместе с тем реформы "нового курса" имели важное значение для развития как американского, так и мирового хозяйства. Они продемонстрировали роль государственного регулирования в системе капиталистического хозяйства и показали , что гибкое и умеренное регулирование экономики, особенно в трудные периоды ее развития, является жизненно необходимым. Со времени "нового курса" государственное вмешательство в хозяйственную жизнь, применяемое в разных формах, стало неотъемлемой частью рыночного механизма США. Важнейшим итогом реформ было и то, что они ознаменовали серьезный сдвиг в социальном развитии страны.







Сейчас читают про: