double arrow

Экономическое развитие Германии и Японии в период между первой и второй мировыми войнами


Экономические последствия первой мировой войны. Хозяйство Германии в 20-е гг. Германия, которая сыграла наиболее активную роль в подготовке мировой войны, стала ее самой униженной жертвой. Она не только не добилась передела мира в свою пользу, но и утратила жизненно важные ресурсы, территории, людей. С особым удовлетворением противники Германии в войне пригласили ее делегацию 7 мая 1919 г. в Версальский дворец для ознакомления с проектом мирного договора. "Час тяжелой расплаты настал, – заявил председатель Парижской конференции стран-победительниц, премьер-министр Франции Клемансо. – Вы просили нас о мире. Мы склонны предоставить его вам. Мы вручаем вам том, содержащий наши мирные условия". Эти условия фактически ставили Германию на колени, обкладывали со всех сторон, как истощенного, загнанного волка, обвязывали тысячами нитей, как поверженного Гулливера.

В последующие 23 дня, предоставленные Германии для изложения в письменной форме своих соображений по договору, она в 20 нотах выступила против многих положений договора, но эти претензии были отвергнуты и последовал ультиматум подписать договор в течение семи дней.

Бурные дебаты в германском парламенте по вопросу о подписании договора, во время которых рейхсканцлер Ф.Шейдеман заявил: "Пусть отсохнет рука, которая наложит на себя и на нас эти оковы", – привели к смене правитель­ства, которое вместо Шейдемана возглавил Г.Бауэр. 23 июня 1919 г. немецкий парламент большинством голосов выска­зался за подписание мирного договора на предложенных условиях. А уже 28 июня в зеркальном зале Большого Версальского дворца, где в 1871 г. было провозглашено создание Германской империи, министр иностранных дел. Г.Мюллер и министр юстиции И.Белль поставили свои подписи под унизительным договором. Согласие Германии на грабительский договор в немалой степени было вызвано опасением роста большевизации страны в случае продолжения конфронтации с Антантой. По Версальскому мирному договору территория Германии значительно уменьшалась. Германия должна была возвратить Франции захваченные у нее в 1871 г. Эльзас и Лотарингию с богатыми железорудными и калийными месторождениями. Франции были переданы в собственность также угольные шахты Саара (правда с правом выкупа), а сама Саарская область на 15 лет переходила под управление Лиги наций (Лига наций – международная организация, созданная в соответствии с Версальским договором для поддержания мира и международной безопасности. Устав Лиги наций предусматривал применение экономических, финансовых и военных санкций (мер предосторожности) к государству, совершившему акт агрессии.), после чего предусматривалось провести плебисцит в населенной в основном немцами Саарской области на предмет ее государственной принадлежности.




Вновь образованному в 1918 г. польскому государству были переданы аннексированные в XVIII в., во время разделов Речи Посполитой, провинции Познань и Западная Пруссия, ряд районов Восточной Пруссии и Померании, в основном заселенные поляками. В результате Польша получила "коридор" между немецкими территориями к побережью Балтийского моря. Польша претендовала и на крупнейший порт Данциг (Гданьск), однако он был объявлен "вольным городом" и переходил под управление Лиги наций.

На основании результатов проведенных плебисцитов к Бельгии отошли округа Эйпен и Мальмеди, территория Морене, к Дании – Северный Шлезвиг. Чехословакии был передан Гульчинский округ. Под управление Лиги наций перешла Мемельская область, а в 1923 г. Мемель (Клайпеда) был передан Литве. При условии добросовестного выполнения Германией выше названных обязательств предусматривалось последовательно выводить группы оккупационных войск Франции, Англии и Бельгии г. левого берега Рейна через 5, 10 и 15 лет.



В целом по Версальскому договору в результате пере­дачи и плебисцитов Германия потеряла около 73тыс. км2, -или 13,5%, прежней территории, на которой проживало 6,5 млн. человек, или 10% населения. На утраченные земли приходилось 75 % добычи железной руды и цинка, 20 % добычи угля, 20% выплавки чугуна.

Кроме того, Германия, начиная войну, стремилась переделить колонии в свою пользу, но потеряла практически их вес и вынуждена была отказаться от заграничного имущества. Германские колонии как подмандатные территории Лиги наций были розданы наиболее влиятельным участникам победившей коалиции. Англия и Франция разделили между собой Того и Камерун. Англии к тому же досталась Восточная Африка. Британским доминионам – Южно-Африканскому Союзу, Австралии и Новой Зеландии – достались Юго-Западная Африка, северо-восточные области Новой Гвинеи с прилегающим архипелагом и острова Самоа. Японии перешли Каролинские, Марианские и Маршалловы острова в Тихом океане, а также права Германии на Шаньдунском полуострове (аренда территории Цзяочжоу и др.). Бельгия получила часть Восточной Африки. Таким образом, Германия утратила многие источники сырья и рынки сбыта.

В счет возмещения ущерба, нанесенного войной, странам-победительницам в соответствии с Версальским договором позднее была определена сумма репараций с Германии в размере 132 млрд. золотых марок. 20 млрд. марок необходимо было внести в качестве аванса в течение ближайших двух лет. В счет оплаты репараций было конфисковано 5 тыс. паровозов, 150 тыс. вагонов, 140 тыс. молочных коров. В последующие 10 лет Германия должна была поставлять в счет репараций уголь, строительные материалы, химикаты, молочный скот. Такие платежи шли Франции, Бельгии и Италии. Странам-победительницам также гарантировались торговые и инвестиционные льготы. На Германию возлагались даже расходы по содержанию оккупационных войск на левобережье Рейна.

С целью ослабления военного потенциала Германии ее обязали сократить армию до 100 тыс. человек, из них офицеров – до 4 тыс. Всеобщая воинская повинность заменялась вольным наймом, распускался германский генеральный штаб, строго регламентировалось производство оружия Германии запрещалось иметь тяжелую артиллерию, танки, подводные лодки, военную авиацию. Военно-морской флот ограничивался шестью броненосцами и несколькими более мелкими судами. Полностью демилитаризованной должна была стать Рейнская область. Потери Германии, на которые вынуждал ее Версальский договор, были велики, однако не менее сокрушительными были утраты в результате военных действий и разрушения экономики. Убитыми на фронтах Германия потеряла 1 млн. 800 тыс. человек, а вместе с пленными и ранеными потери составили 7,5 млн. человек. Общие затраты на ведение войны достигли 150 млрд. марок, а ресурсы, накопленные за четыре года войны, не превысили 32 – 35 млрд. марок.

Материальные ресурсы страны в результате непроизводительных расходов на войну резко истощились. Это отно­силось к запасам черных и цветных металлов, топливу, продуктам химической промышленности, средствам транспорта. Общий объем промышленного производства в 1918 г. снизился по сравнению с 1913 г. на 43%, а национальное богатство сократилось вдвое. В сельском хозяйстве валовые сборы овса уменьшились наполовину, пшеницы и картофеля – на 45%, ржи на 35%. Уменьшилось количество скота, удобрений, сельскохозяйственных машин.

За годы войны резко ухудшилось социальное положение большинства населения. С 1916 г. многие немцы голодали, массовой стала безработица, уменьшилась реальная заработная плата, которая в 1918 г. по сравнению с 1900 г. составила 72%. Производственный травматизм вырос на 50%. Все это вызывало социальные волнения, революционную ситуацию, победу демократической революции в ноябре 1918 г., формирование Веймарской республику (Название Веймарская республика происходит от названия провинциального немецкого города Веймара, где состоялось учредительное принявшее Конституцию демократической республики.) в соответствии с Конституцией, принятой 31 июля 1919 г.

В целом следует отметить, что экономика Германии в результате развязанной ею войны оказалась на грани краха, а то, что от нее осталось, стало легкой добычей стран-победительниц.

После окончания войны и вплоть до 1924 г. в Германии продолжался экономический кризис. Падало производство промышленной продукции, болезненно протекал процесс демилитаризации промышленности, значительно вследствие обнищания населения сократился внутренний рынок. Ситуацию усугубил развернувшийся в 1920 – 1921 гг. мировой экономический кризис.

Величайшим бедствием стала инфляция. Выпуск бумажных денег приобрел астрономические масштабы. Уже к началу 1920 г. количество находившихся в обращении бумажных денег возросло по сравнению с 1914 г. в 25 раз, и этот процесс не останавливался. Если в 1913 г. за один доллар давали 4 марки, то в 1920 г. – 65, в 1922 г. – 191, в январе 1923 г. – 4300, а в ноябре того же года 8 млрд. марок. Двадцать государственных типографий работали на полную мощность, печатая бумажные знаки. Это привело к тому, что деньги стали дешевле бумаги, на которой они были отпечатаны.

Покупательная способность денег резко снижалась. Так, в 1918 г. на одну марку в Берлине можно было приобрести 10 трамвайных билетов, в 1919 г. – уже 5, в 1921 – 1. В июле 1923 г. трамвайный билет стоил 1000 марок, в августе – 10 000, в сентябре – 600 000 марок, а в ноябре 1923 г. сумма превратилась в фантастическую – 150 млрд. марок. К концу года реальная покупательная способность населения составляла 15 – 17% довоенного уровня.

Инфляция способствовала обогащению наиболее предприимчивых промышленников. К концу 1922 г. они сумели получить от государства кредитов и займов на сумму 422 млрд. марок, которые быстро обесценивались. Кредиты же возвращались по номиналу. Например, известный промышленник Г.Стиннес 1 июля 1922 г. получил от правительства кредит на сумму 5 млн. марок с оплатой его 1 января 1923 г. На эти деньги сразу же были куплены доллары по курсу – 117 марок за 1 доллар, а всего – 43 тыс. дол. Ко времени оплаты долга курс доллара поднялся до 4279 марок. Для полного расчета за кредит Стиннсс уплатил только 1160 дол., а остальные 41840 остались у него. Валютные спекуляции способствовали интенсивному росту концерна Стнннеса. Его капиталы оценивались в 8 млрд. золотом. Концерну принадлежало 290 каменноугольных шахт, 200 рудников по добыче железной руды, и 190 электростанций, 65 транспортных предприятий, 285 компаний, 160 других предприятий.

Инфляцию использовали и землевладельцы, освободившиеся от огромной задолженности банкам, уплатив им 18 млрд. марок, ничего не стоившими бумажными деньгами.

Осенью 1923 г. рост цен достиг 16 % в день, а заработная плата за 1923 г. увеличилась в 1 млрд. раз. Дневная зарплата квалифицированного рабочего в Берлине в ноябре 1923 г. составляла 3 трл. 38 млрд. марок, однако ее не хватало даже на питание. Такую зарплату приходилось носить корзинами. Реальная заработная плата сократилась по сравнению с довоенным уровнем на 25%. Все это требовало проведения в 1923 г. денежной реформы, которая бы стабилизировала марку.

Несмотря на тяжелое экономическое положение, Германия была вынуждена рассчитываться по репарациям. В 1919 – 1923 гг. было выплачено в пересчете на золото 8 млрд. марок.

Кроме того, положение осложнилось тем, что в феврале 1923 г. франко-бельгийские войска оккупировали Рурскую область, в результате чего Германия потеряла 88% добычи угля, 70% выплавки чугуна, 40% выплавки стали, так как был основным индустриальным центром страны.

Экономический кризис вызвал революционную ситуацию. В 1923 г. были созданы рабочие правительства в Тюрингии и Саксонии, произошло вооруженное восстание в Гамбурге. Рост социальной напряженности и революци­онные выступления заставили страны-победительницы пойти на некоторые уступки Германии.

Летом 1924 г. на Лондонской конференции был принят так называемый план Дауэса, названный по имени председателя международного экспертного американского банкира Ч. Дауэса. План Дауэса предусматривал резкое умень­шение ежегодных репарационных платежей: 1 млрд. золотых марок в 1924/25 бюджетном году, 1,2 млрд. – в 1925/26. В последующие 4 года планировалось увеличить платежи до 1750 млн. марок, а с 1929 г. Германия должна была платить по 2,5 млрд. марок. Страны Антанты гарантировали Германии устойчивость валюты вплоть до приостановки перевода репарационных сумм за границу в случае колебания валютного курса.

Основная часть репарационных платежей шла за счет введения высоких косвенных налогов на предметы широкого потребления: сахар, табак, пиво, ткани, обувь. Мень­шая доля платежей должна была покрываться за счет доходов промышленности и железных дорог.

Предусмотрено было прекратить оккупацию Рурского угольного бассейна. Чтобы не допустить революции в Германии по российскому образцу и снизить социальную напряженность, решено было значительно увеличить займы и прямые инвестиции в германскую промышленность.

С 1924 г. начинается стабилизация экономики Герма­нии. Решающую роль в этом сыграли миллиардные займы, предоставленные Соединенными Штатами Америки и Англией. Общая сумма иностранных инвестиций в 1924 – 1929 гг. достигла 21 млрд. золотых марок, что в 2 раза превышало сумму репараций. 70% займов поступило из США. Кредиты составляли приблизительно 2/3 основной) капитала немецкой промышленности, причем долгосрочные кредиты, полученные немецкими монополиями, составили 12 млрд. марок. Некоторые займы предоставлялись на 20 — 30 лет и использовались на модернизацию. Само правительство сразу же получило заем в 800 млн. марок.

Выход промышленности из кризиса сопровождался усилением процессов монополизации. Созданный в 1925 г. химический концерн "И.Г.Фарбениндустри" сразу стал самым крупным в Европе. На предприятиях концерна производилось 100% германского синтетического бензина и красителей, 80 % синтетического азота, 25% искусственного шелка. Шесть рурских концернов "Ферайнигте штальверке", Крупп, Хеш, Ханиэль, Маннесман и Клёкнер – контролировали 65% производства чугуна и 60% добычи каменного угля. Обанкротившийся в 1925 г. концерн Стиннеса был возрожден в 1926 г. в форме "Стального треста", контролировавшего 43% выпуска чугуна, 40% производства стали и железа, имевшего около 300 предприятий, на которых работало около 200 тыс. рабочих. В электротехнической промышленности господствовали концерны Всеобщая компания электричества (АЭГ) и Сименс.

В 1928 г. на 8 % был превзойден довоенный объем промышленного производства. Ускоренными темпами развивалась тяжелая промышленность: добыча каменного угля возросла более чем на 1/3, бурого угля – почти на 3/4, выплавка чугуна – примерно на 1/2, выплавка стали – более чем на 1/3. Крупных успехов достигли машиностроение, электротехническая и химическая промышленность. Было освоено производство синтетического бензина и искусственного шелка. По общему объему промышленного производства Германия вышла на второе место в мире после США.

Германским промышленникам удалось восстановить и свои международные позиции. Они обошли Англию по вывозу машин и оборудования. Стоимость германского экспорта в 1929 г. превысила довоенную почти на 3 млрд. марок. Германский финансовый капитал участвовал в 200 из 300 международных монополий. В 1926 г. по инициативе германских промышленников был создан Европейский стальной картель, который выплавлял 75% стали в Европе.

Вместе с тем довольно обострены были многие социальные проблемы. Заработная плата составляла 60 – 70% довоенной, была примерно на 20% ниже, чем зарплата французских рабочих и на 40 % ниже, чем зарплата рабочих Англии. Вместе с тем рабочий день в 1927 г. был увеличен до 10 – 12 ч. Безработица в 1924 – 1929 гг. колебалась от 3,5 до 19 млн. человек.

Таким образом, 20-е гг. для экономики Германии стали сначала годами величайшей разрухи и национального унижения, но затем периодом постепенного преодоления кризиса и восстановления хозяйства. Экономическому подъему 1924 – 1928 гг. способствовали иностранные инвестиции и кредиты, обновление основного капитала и модернизация производства, монополизация и возможность выхода на внешние рынки.

Хозяйство Германии во время мирового экономического кризиса (1929 – 1933 гг.).В октябре 1929 г. катастрофа на Нью-Йоркской фондовой бирже возвестила начало самого разрушительного в индустриальной истории кризиса перепроизводства, охватившего на четыре года экономику развитых стран. Германия стала одной из наиболее пострадавших стран, так как ее экономические успехи в значительной степени базировались на иностранных кредитах и инвестициях.

Непрерывное падение промышленного производства про­должалось с конца 1929 г. до июля – августа 1932 г. Объем промышленной продукции за это время уменьшился на 40,6%. В тяжелой промышленности падение производства было еще большим: выплавка стали, сократилась на 64,9%, чугуна – на 70,3%, производство в машиностроительной промышленности – на 62,1, объем судостроения – на 80%. Бездействовали целые промышленные районы. Например, в Верхней Силезии в начале 1932 г. стояли все доменные печи. Прекратилось строительство. В 2,5 раза – упали обороты внешней торговли. Промышленные предприятия Германии в 1932 г. использовали свои мощности только на 33,4%.

Германия установила европейский рекорд по уровню безработицы. К началу 1933 г., по официальным данным, число безработных приближалось к 9 млн. человек, что составляло половину лиц наемного труда. Мизерные пособия по безработице получали около 20% их общего числа. Безработными становились также ремесленники, строители, торговцы, лица свободных профессий. Они почти полностью лишались права на пособие. Кроме полностью безработных несколько миллионов человек были частично безработными, занятыми на производстве 2 – 4 дня в неделю. Они составляли около четверти работоспособного населения. В начале 1933 г. работу потеряли почти 60 тыс. служащих и чиновников.

Безработными люди были по два – четыре года. Их семьи обрекались на медленное умирание. Не случайно ежегодно в среднем 21 тыс. человек в год кончали жизнь самоубийством.

Не лучшим было положение и тех, кто оставался на производстве. Общий фонд заработной платы в 1929 – 1932 гг. уменьшился на 20 млрд. марок, или почти вдвое. По некоторым данным, в 1932 г. средний недельный заработок германского рабочего составлял 21,74 марки при официальном прожиточном минимуме 39,05 марки.

Во время кризиса пострадали все слои населения. Оборот ремесленного производства сократился с 20 млрд. марок в 1928 г. до 10,9 млрд. марок в 1932 г., оборот мелкой торговли уменьшился за тот же период с 36,3 млрд. до 23 млрд. марок. В то же время численность указанных слоев населения была достаточно велика: 5 млн. человек, а вместе с семьями – 12 – 13 млн.

Под влиянием промышленного кризиса углублялся и сельскохозяйственный. Снижение покупательной способности населения ограничивало сбыт сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем проведение протекционистской политики привело даже к росту сборов пшеницы. Дотации государства получали в основном крупные юнкерские хозяйства. Мелкие хозяйства, которых было свыше 5 млн. (77,8% всех хозяйств, 9,5% земельных площадей), имели в основном животноводческую специализацию и зерно не производили. Хлеб и корма для скота они вынуждены были покупать, что многих приводило к разорению. В результате в 1932 г. с торгов было продано 560 тыс. га крестьянской земли.

Сформированное весной 1930 г. правительство Г.Брюнинга, стремилось преодолеть кризис, ликвидировало систему социального страхования, ввело новые прямые и косвенные налоги повысило ввозные пошлины на сельхозпродукты и т.д. В декабре 1931 г. были снижены пособия по безработице, пенсии, жалованья государственным служащим. Впервые правительство вторгалось в систему тарифных договоров, предписывая всеобщее снижение заработной платы на 10 – 15%, до уровня 1927 г. Одновременно ограничивались демократические права населения, рейхстаг постепенно устранялся от решения государственных дел, формировался такой стиль управления страной, при котором руководство фактически вводилось в руках узкой группы лиц при значительном влиянии военных чинов.

В связи с тяжелым экономическим положением Германия практически не могла выполнять план Дауэса. Поэтому западные страны, которые сами переживали кризис, также остановили инвестиции в германскую экономику, предусмотренные планом Дауэса. Правительство Германии обратилось к державам-победительницам с просьбой облегчить ей бремя репараций. В августе 1929 г. и январе 1930 г. состоялись репарационные конференции, на которых было решено предоставить Германии льготы, и был принят новый план выплаты репараций, который получил название плана Юнга, по имени американского банкира, председателя комитета экспертов.

План Юнга предусматривал досрочное прекращение оккупации Рейнской области в 1930 г. Сокращалась общая сумма репараций со 132 до 113,9 млрд. марок, срок выплаты предусматривался в 59 лет, уменьшились ежегодные платежи. В 1931 – 1934 гг. сумма выплат должна была увеличиваться, начиная с 1 млрд. 650 млн. марок. В последующие 30 лет репарации должны были выплачиваться по 2 млрд. марок. В остальные 22 года объем ежегодных взносов уменьшался. Было принято решение об отмене контроля над экономикой Германии. Сокращались натуральные поставки. Часть репараций относилась к категории безусловных, и они предназначались для погашения межсоюзнических долгов. Па ближайшие 10 лет безусловные репарации определялись в 700 млн. марок. Для осуществления принятых решений был создан Банк международных расчетов, который размещался в Базеле.

Однако углубление кризиса продолжалось, экономическое и социальное положение Германии обострялось, поэтому реализация плана Юнга была признана опасной. Уже в июне 1931 г. президент США Гувер потребовал приостановки платежей по репарациям на один год. В июне 1932 г. конференция в Лозанне уменьшила все платежи до 3 млрд. марок и определила срок их выплаты в 15 лет.

Таким образом, разрушительные последствия мирового кризиса для экономики Германии были катастрофическими. Промышленное производство сократилось почти наполовину, сельскохозяйственное – на 31%. Доля Германии в мировом промышленном производстве снизилась с 14,6% в 1928 г. до 8,9% в 1932 г. Экспорт Германии сократился на 58%. Лишь треть немецких рабочих имела полную рабочую неделю. В разгар кризиса немецкая промышленность была загружена только на 35,7%. Средненедельная заработная плата немецких рабочих в 1932 г. была на 47% меньше, чем в 1929 г. Германия превращалась в страну нищеты, безработицы, хронического недоедания, безысходности и отчаяния для миллионов людей.

Приход к власти фашистов и их экономическая политика. Углубление экономического кризиса вызвало крах политической системы Германии (конец Веймарской республики). Правящая экономическая и политическая элита пришла к выводу о дальнейшей бесперспективности демократических методов управления государством. Рейхстаг оттеснялся на второй, а то и на третий план, а вся власть все более сосредоточивалась в президентском дворце, хозяином которого был П.Гинденбург – милитарист, мечтавший о реванше. Гинденбургу и его окружению весьма импонировали шовинизм и реваншизм нацистов, их призывы к жесткому порядку и насильственной перекройке карты Европы. Так, военный министр А.Тренер, впервые встретившись с А.Гитлером 11 января 1932 г., отозвался о нем на совещании министерства внутренних дел как о "симпатичном, скромном, порядочном человеке, стремящемся к лучшему", цели которого хороши, хотя не все средства приемлемы. Гитлер становился все более популярным. Он пообещал немцам не только возвращение "светлого прошлого", но и еще более "светлое будущее", и, прежде всего всеобщую занятость, порядок в стране, а со временем – расширение жизненного пространства, богатство и господство над "низшими" расами.

В феврале 1932 г. Гинденбург заявил: "Становится все более ясно, что народ хочет Гитлера... Пусть тогда молодой человек покажет, на что он способен".

30 января 1933 г. вновь избранный президент Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером и с тех пор в Германии начался период фашистской диктатуры. Ее сущность заключалась в создании всеобъемлющей системы государственно-монополистического регулирования, максимальной централизации экономики в руках государства, фашистской партии и верхушки финансово-промышленных кругов.

1 февраля 1933 г. был досрочно распущен парламент и назначены новые выборы на 5 марта. Фашисты стремились обеспечить себе большинство в рейхстаге и придать своему правлению определенную респектабельность. 20 февраля на узком совещании с крупнейшими промышленниками – Крупном, Феглером, Бошем и др., Геринг заверил монополистов, что если фашисты одержат победу на выборах, то "это будут последние выборы в Германии на 10 лет, а может быть, и на 100 лет". Монополисты поддержали фашистов и морально, и финансами. В их поддержку организовывались митинги, демонстрации, факельные шествия. За 5 дней до выборов, в ночь с 27 на 28 февраля, был организован поджог рейхстага с целью скомпрометировать политических соперников – коммунистов. По этому делу было арестовано 10 тыс. человек, в том числе знаменитый Георгий Димитров, блестяще защитивший себя и оправданный немецким судом.

На следующий после поджога рейхстага день чрезвычайным декретом президент отменил важнейшие демократические права и свободы: были запрещены коммунистическая и социал-демократическая печать, ликвидированы неприкосновенность личности, свобода слова, собраний, печати. Однако, несмотря на террор, демагогию и махинации при подсчете голосов, против фашистов проголосовали 22 млн., т.е. более половины избирателей. И, лишь объявив незаконными 81 мандат, полученный коммунистами, фашисты по­лучили "большинство" в рейхстаге. 24 марта 1933 г. новый парламент наделил правительство Гитлера чрезвычайными полномочиями, что по сути дела и упразднило Веймарскую Конституцию республики.

Главным содержанием экономической политики фашизма стала всеобщая милитаризация.

В июне 1933 г. при министерстве экономики был организован Генеральный совет немецкого хозяйства, который направлял государственную экономическую политику. В него вошли 12 представителей крупнейших монополий – Г.Крупп, Ф.Тиссен, Г.Феглер, Ф.Флик и др., а также 5 представителей фашистской бюрократии. В 1934 г. был издан декрет о трудовом фронте, который запрещал стачки и переход рабочих с одного предприятия на другое. Были отменены коллективные договоры, а руководители предприятий получали диктаторские полномочия. Начала официально формироваться система принудительного труда.

Одновременно осуществлялась принудительная концентрация производства, выгодная крупным монополистам. В 1933 г. был издан закон о принудительном синдицировании, в соответствии с которым отдельные предприятия должны были входить в состав существовавших картелей или синдикатов. Указанная тенденция была закреплена в 1934 г. законом об органическом построении германского хозяйства, в соответствии с которым в принудительном порядке объединялись предприятия по отраслям и территориальным районам.

Была создана Организация промыслового хозяйства, которая делилась на шесть имперских групп: промышленности, энергетики, торговли, ремесла, банковского и страхового дела. Наряду с отраслевой создавалась и региональная структура управления: вся Германия была разделена на 18 хозяйственных областей. В каждой области создавалась своя хозяйственная палата, которая была на месте высшим органом экономической власти. Во главе хозяйственных палат стояли крупные монополисты, которые получали титул хозяйственных вождей. Например, хозяйственным вождем северо-западного промышленного района стал крупнейший промышленник Тиссен, хозяйственным вождем Центральной Германии – Флик.

Территориальными экономическими палатами руководила имперская экономическая палата, в свою очередь, подчинявшаяся министерству экономики. Имперские группы и окружные экономические палаты, которые возглавили крупнейшие промышленники и финансисты, полностью контролировали экономику: создавали и распускали промышленные объединения, регулировали распределение заказов, кредитов, сырья, контролировали объемы производства, направления его развития, уровень цен.

Основным методом руководства экономикой стал прямой административный диктат. Например, реформа акционерных обществ ликвидировала все общества, имевшие менее 100 тыс. марок капитала, а открывать акционерные общества разрешалось только при наличии капитала в 500 тыс. марок и более. Монополизации способствовала и так называемая "ариизация капиталов", в ходе которой под предлогом борьбы с "неарийскими" элементами в банках и промышленности близкие к власти монополисты захватывали банки и промышленные предприятия. Так, концерн Маннесмана в порядке "ариизации" приобрел 8 прокатных заводов и вдвое увеличил выпуск листового железа. Постепенно ключевые позиции в экономике заняли 30 – 40 богатейших семейств.

Милитаризация экономики Германии велась ускоренными темпами. В сентябре 1936 г. был утвержден четырех­летний план мобилизации ее экономических ресурсов, накопления дефицитных материалов и расширения производства военного снаряжения. В милитаризации немецкие монополисты видели выход из кризиса.

Была расширена добыча железной руды, а также ее импорт из Швеции, Норвегии, Бельгии, Люксембурга, Франции и их колоний. Если импорт железной руды в 1929 г. составлял 15,8 млн. т, то в 1939 г. – 22,1 млн. т. Это позволило Германии выплавить в 1938 г. 23,3 млн. т стали и выйти по этому показателю на первое место в Европе. Кроме того, за границей закупали никель, олово, вольфрам, молибден, хром, платину, бокситы, почти отсутствовавшие в Германии. Ввоз бокситов за 1933 – 1938 гг. увеличился в 5 раз, и в 1939 г. выплавка алюминия в Германии достигла 30% его мирового производства, что выдвинуло Германию по этому показателю на первое место.

Увеличилось производство нефтепродуктов, синтетического каучука, автомобилей, станков. Германия накапливала ресурсы для ведения войны, в значительной мере используя ресурсы тех стран, с которыми собиралась воевать. Наибольшие инвестиции в германскую экономику делали США. В 1937 г. американская фирма "Брассерт" построила металлургические заводы, образовавшие крупнейший военный концерн "Рейхсверке Герман Геринг". Корпорации США передавали Германии и технические секреты: производства каучука, радиоустановок, оборудования для дизель-моторов и др. Американские заводы в Рюсселыейме, Бранденбурге, Кельне поставляли фашистской армии автомобили. Способствуя подготовке к войне потенциального агрессора, США, а также Англия, Дания надеялись столкнуть в войне Германию и СССР, получив от этого экономические и политические дивиденды.

Государственные заказы стали источником колоссального обогащения крупнейших монополий. Валовой доход концерна "И.Г.Фароениндустри", составлявший в 1932 г. 48 млн. марок, в 1939 г. увеличился до 363 млн. марок. Прибыль концерна Круппа возросла со 118 млн. марок в 1933 г. до 395 млн. в 1939 г. Крупнейшим монополистом стал Геринг, на предприятиях которого работало 600 тыс. человек. Сам Гитлер стал владельцем книгоиздательства и только за выпуск своего "труда" "Моя борьба", который распространялся в принудительном порядке, получил 4 млн. дол. дохода.

Милитаризация экономики обусловила выход из кризиса и значительный рост производства. За 1929 – 1938 гг. объем промышленной продукции вырос на 25%. В то же время объем производства в легкой промышленности снизился.

Опережающими темпами возрастал выпуск военной техники – самолетов, танков, артиллерии. В тяжелую и военную промышленность направлялось 3/5 всех инвес­тиций. "Решающие в военном отношении" и "важные в военном отношении" предприятия в первую очередь снабжались кредитами, сырьем, рабочей силой. В результате тяжелая промышленность в 1934 г. достигла предкризисного уровня, а к 1939 г. превысила его на 50%. Военное производство и расходы на вооружение за 1932 – 1938 гг. выросли в 10 раз. Последние перед началом войны составили 58% государственного бюджета.

К 1937 г. начали работу более 300 военных заводов, в том числе около 60 авиационных, 45 автомобильных и танковых, 70 химических, 15 военно-судостроительных и др. Если в 1931 г. в Германии было выпущено 13 самолетов, то в 1933 г. – 368, в 1939 г. – 8295.

Лозунг "пушки вместо масла" приобрел реальный смысл. Был установлен прямой запрет на инвестиции в отрасли, производившие товары народного потребления, производство которых к началу войны так и не достигло уровня 1928 г.

Постепенно вводилась система принудительного труда на производстве. Начиная с 1935 г. трудовая повинность вводилась для молодежи 18 – 25 лет, а в 1938 г. она стала всеобщей. Уже в 1934 г. рабочим-металлистам было запрещено менять место работы, а с 1935 г. вводились специальные рабочие билеты с целью учета и мобилизации рабочей силы. Удлинялся рабочий день, и накануне войны он достиг 10 – 14 ч.

К концу 1933 г. было реорганизовано и сельское хозяйство. Аграрная политика была рассчитана на создание продовольственных резервов к началу войны. Была введена система принудительных поставок сельскохозяйственной продукции, ликвидирован профсоюз сельскохозяйственных рабочих. Изданный в 1933 г. закон "О наследственных дворах" объявил хозяйства от 7,5 до 125 га неотчуждаемыми и освобожденными от налогов на наследство и поземельного. Такие хозяйства передавались по наследству только старшему сыну.

К 1941 г. было создано 730 тыс. наследственных дворов, что составляло примерно 1/10 от общего числа (6663 тыс.) сельских хозяйств.

Закон разделил сельское население на крестьян и сельских хозяев. Право называться крестьянами получили только владельцы наследственных дворов арийского происхождения. Поскольку наследственные дворы передавались только старшему сыну, все остальные дети крестьян должны были добывать "жизненное пространство" в рядах армии с оружием в руках, завоевывать новые земли. Сельские хозяева, владевшие небольшими участками земли, несли всю тяжесть повинностей по подготовке продовольственных запасов к войне. Им предписывалось, что сеять, сдавать и по каким ценам. Они не могли продать без разрешения властей даже курицу. В результате за 1933 – 1939 гг. около полутора миллионов сельских хозяев разорились.

К 1938 г. Германия стала мощной военной державой и по промышленному производству вышла на первое место в Европе и на второе место в мире. Однако экономика Германии была ориентирована на военные приготовления. Были ликвидированы демократические права граждан, установлена фашистская диктатура. Германский милита­ризм готовил катастрофу планетарного масштаба.

Экономическое развитие Японии в 1919 – 1939 гг. За годы первой мировой войны Япония значительно обогати­лась и обеспечила дальнейший рост своей индустрии. Однако послевоенный экономический кризис 1920 – 1921 гг. особенно сильно ударил по Японии в силу ее исключительной зависимости от внешнего рынка. Кризис одновременно высветлил слабые стороны японской экономики: 1) неравномерность развития отдельных отраслей промышленности; 2) отставание сельского хозяйства; 3) появление многочисленных предприятий спекулятивного плана. За годы кризиса японский экспорт упал на 40%, импорт – на 30, уровень промышленной продукции снизился на 20%.

Кроме того, 1 сентября 1923 г. в Японии произошло сильнейшее землетрясение. Наиболее потерпел район Токио – Иокогама. Погибло 140 тыс. человек, материальные потери оценивались в 5 млрд. иен. Правительство Японии оказало помощь потерпевшим и в первую очередь крупным предпринимателям. Им были отсрочены все виды платежей и выплачены компенсации за причиненный ущерб. Такая помощь стала значительной базой осуществления промышленного подъема Японии.

На протяжении 1924 – 1926 гг. наблюдается быстрый рост строительной, металлургической, судостроительной и других отраслей промышленности, а также торговли. В результате стоимость валовой продукции фабрично-заводского производства увеличилась с 6,6 млрд. до 7,1 млрд. иен. Наибольшие успехи были достигнуты в металлургической, машиностроительной и химической промышленности. Тем не менее, ведущую роль по-прежнему играла хлопчатобумажная отрасль, которая давала свыше 40% всего промышленного производства. Более того, японские изделия успешно конкурировали на мировом рынке с товарами других стран.

За период промышленного подъема (1924 — 1926) завершается становление японского машиностроения как самостоятельной отрасли. С каждым годом увеличивалось количество двигателей, которые применялись на заводах и фабриках. Так, с 1918 по 1929 г. их мощность возросла более чем в 4 раза и составила 4,5 млн. л.с. Одновременно шел процесс концентрации производства. В 1929 г. на предприятиях, на которых насчитывалось свыше 50 человек, производился 61% всей промышленной продукции.

Японский крупный капитал все более и более укреплял свою гегемонию в самых главных отраслях экономики. Так, концерны Мицубиси и Сумитомо наращивали свои мощности в тяжелой промышленности, Мицубиси и Ясуда – в отраслях кредита и внешней торговле. Процессы концентрации производства и капитала в военный и послевоенный период завершили формирование монополистических объединений в форме семейных концернов – дзай-бацу, объединяющих десятки разнообразных предприятий под контролем головной семейной компании, которые охватывали основные отрасли экономики. В отличие от финансово-промышленных монополий Запада дзайбацу образовались не в результате конкурентной борьбы, а путем особых торгово-промышленных привилегий, которые давались государством особым семейным кланам. Тесные связи монополистических объединений с родовыми семействами делали дзайбацу концернами закрытого типа, акции которых не имели широкого хождения.

Характерной чертой дзайбацу была их универсальность. Так, концерн Мицубиси в 20 е гг. контролировал около 120 компаний с общим капиталом в 8900 млн. иен, имея в своем составе железнодорожную, электротехническую компании, а также предприятия в металлургической, горнорудной, судостроительной и хлопчатобумажной промышленности. Дзай-бацу поддерживали тесную связь с правящими кругами.

Государство продолжало играть роль крупнейшего предпринимателя и в 20-е гг. Технический уровень государственных предприятий был значительно выше, чем частных. Государство обеспечивало около 2/3 всех инвестиций в экономику страны. Большинство из них предоставлялись дзайбацу.

Тем не менее, экономическое положение Японии было напряженным. Характерным был огромный пассив внешней торговли, что свидетельствовало о слабой конкурентоспособности товаров. Нередко японские предприниматели в целях удержания позиции на азиатских рынках прибегали к экспорту своих товаров по низким ценам.

Промышленный подъем в Японии был недолговечным и непрочным. Уже в конце 1926 – начале 1927 г. началось сокращение объема промышленной продукции. В 1927 г. большинство заводов было недогружено на 1/4. На протяжении 1925 – 1927 гг. количество рабочих сократилось на 10%. Промышленный кризис в марте – апреле 1927 г. дополнился финансовым. Он охватил кредитно-банковскую систему и проявился в банкротстве ряда торговых домов и банков. В то же время укрепилось могущество крупнейших банков. Так, в распоряжении пяти из них (Мицуи, Мицубиси, Ясуда, Сумито и Даиити) в 1928 г. находилось 35% всех банковских депозитов страны, а вместе с другими девятью банками – 55% депозитов". Следует учитывать и то, что все более усиливалась зависимость Японии от внешних рынков и источников сырья.

Сельское хозяйство Японии фактически находилось в кризисном состоянии на протяжении 1919 – 1928 гг. Это было основной причиной низкого уровня жизни трудящихся. К тому же японские работодатели стремились получать свои прибыли за счет интенсификации труда рабочих. Все это вело к внутренней политической нестабильности в стране. В результате в марте 1927 г. к власти пришло правительство генерала Танака, разработавшего свой план под названием "Меморандум Танака", в котором предусматривался стратегический курс установления фактически мирового господства японского империализма путем насильственной агрессии. Началом осуществления этого плана должно было послужить нападение Японии на Китай. Однако проявление первых симптомов приближающегося мирового экономического кризиса и обострение внутриполитической борьбы в июле 1929 г. привели к отставке правительства Танака.

Таким образом, 1919 – 1928 гг. стали для Японии периодом поисков путей дальнейшего развития экономики, где тесно переплетались меры силового давления на предпринимателей с поощрением и помощью им. Наибольшие результаты были достигнуты в отраслях тяжелой промышленности, характерной чертой которой была ориентация на производство вооружении.

В конце 1929 г. в капиталистических странах разразился небывалый экономический кризис, который начался в октябре с биржевого потрясения в США. В силу тесных экономических связей между этими странами кризис очень больно ударил по Японии. Он высветлил экономическую слабость и сравнительную отсталость японского капитализма. Валовая стоимость продукции фабрично-заводской промышленности за 1929 – 1931 гг. сократилась с 7,4 млрд. до 5 млрд. иен, или на 32%. Значительно уменьшились объемы производства в угольной, металлургической, хлопчатобумажной отраслях и судостроении.

Еще более тяжелый удар был нанесен сельскому хозяй­ству, стоимость продукции которого за этот период уменьшилась почти на 60%. При этом следует учитывать, что в Японии сельское хозяйство играло значительно большую роль, чем в других капиталистических странах. Аграрный сектор экономики был в числе первых, который ощутил на себе основную тяжесть упадка. Особенно угрожающее положение сложилось в шелководстве, где было занято около 50% крестьянских хозяйств, а экспорт шелка-сырца достигал 30% японского вывоза за рубеж. В результате кризиса в США – основном импортере японского шелка-сырца – сократился его экспорт, и катастрофически упали цены. Снижение цен на шелк, рис и др. привели к сокращению объема сельскохозяйственной продукции на 40%.

За годы кризиса снизился японский экспорт в целом. В 1931 г. он упал в 2 раза по сравнению с 1929 г. При этом следует учитывать то, что на экспорт поступало около 20% валового национального продукта страны. Сужение как внешнего, так и внутреннего рынка привело к огромному накоплению нереализованных товарных ценностей.

Необходимо подчеркнуть, что в большинстве отраслей, которые обслуживали внутренний рынок традиционными японскими товарами – национальной одеждой, обувью, зонтиками, керамическими изделиями и др., – промышленный переворот не был еще завершен.

В таких непростых условиях правительственные круги Японии старались найти выход из кризиса, перекладывая основную его тяжесть на плечи трудящихся масс. Практиковалось широкое сокращение рабочих мест. Количество безработных за 1929 – 1933 гг. увеличилось до 3 млн. человек, снизилась заработная плата. Ускорились рационализация производства, его концентрация и централизация, что сопровождалось массовым разорением мелкой и средней буржуазии. Выросла и без того жесткая эксплуатация колоний.

В этой ситуации военно-националистические слои как в правительстве, так и в оппозиции, будучи активными сторонниками агрессивного внешнеполитического курса и милитаризации экономики Японии, высказывали открытые призывы к еще большему усилению этих процессов. Был разработан курс на развертывание военно-инфляционной конъюнктуры. В соответствии с ним были введены эмбарго на вывоз золота и отказ от золотого стандарта иены. Ускоренный выпуск бумажных денежных купюр, не обеспеченных ни золотом, ни товарным эквивалентом, наводнение рынка государственными долговыми обязательствами создавали возможность правительству использовать дополнительные ассигнования на военные нужды. Военное производство приносило японским предпринимателям наивысшие прибыли. Так, за 1932 – 1936 гг. ведущие концерны получили военных заказов на сумму 5,5 млрд. иен, а чистая прибыль японских акционерных компаний с 1931 по 1936 г. выросла в 2,3 раза. Если в 1935/36 бюджетном году доля военных заказов составляла 45% всех бюджетных расходов, то в 1937/38 они достигли 73,5% расходной части японского бюджета.

Милитаризация экономики стала тяжелым ярмом для трудящихся. В феврале 1939 г. был принят закон "О всеобщей мобилизации нации", который был составлен по типу чрезвычайных законов военного времени. По закону правительству предоставлялись неограниченные полномочия для концентрации в военных интересах материальных и людских ресурсов и право контроля над промышленностью и разнообразными производственными объединениями. Фактическая продолжительность рабочего дня в 1939 г. составляла 15 – 16 ч. В 1940 г. были ликвидированы профсоюзы. Вместо распущенных политических партий в октябре 1940 г. была создана так называемая Ассоциация помощи трону во главе с премьер-министром, явившаяся основой новой политической и экономической структуры. Во всех отраслях хозяйства были созданы "контрольные ассоциации", получившие право регулировать производство, распределение и потребление всех компаний, входивших в данную отрасль. Вводилась также и "новая структура труда". Взамен распущенных профсоюзов была создана Патриотическая промышленная ассоциация великой Японии, контролируемая правительством.

Способствующим фактором для милитаризации японской экономики явился беспрепятственный импорт важнейших видов военно-стратегического сырья из-за границы, особенно из США. В 1938 г. доля Соединенных Штатов Америки в японском импорте нефтепродуктов составила 65,5%, автомобилей и запасных частей к ним — 64,7, станков и машин – 67,1, самолетов и запчастей к ним – 77, меди – 91, железного и стального лома – 90,4%. На протяжении 1931 – 1939 гг. Япония импортировала из США около 12 млн. т железного и стального лома, 70% – горючего, которые были использованы японской армией за три года войны (1937 – 1939). Только в 1931 г. американские монополии поставили Японии оружия и боеприпасов на 147,2 млн. дол., промышленного оборудования – почти на 6 млн., нефти – на 16 млн., хлопка – на 80 млн. дол.

Военно-инфляционная конъюнктура создала возможность государству добиться значительных успехов в развитии японской промышленности в целом, но главным образом в отраслях, связанных с вооружением армии и флота. За 1931 – 1938 гг. объем промышленной продукции вырос в 1,6 раза, продукция металлургии – в 10 раз, машиностроения – в 6,7, химической – в 3,2, газовой и электротехнической – в 2,1 раза. Окончательно сформировались как самостоятельные отрасли производство в Японии грузовых автомобилей и самолетов. К 1939 г. производство вооружения и военных материалов возросло в 5 раз по сравнению с 1925 г. Милитаризация экономики содействовала резкому росту тяжелой промышленности, доля которой за 1929 – 1938 гг. увеличилась с 32,2 до 60,8 % в общем, объеме производства, в то время как доля текстильной промышленности снизилась с 31,4 до 20,2%.

Еще в 1930 г. на Лондонской конференции удалось добиться пересмотра Вашингтонских договоренностей 1922 г. и увеличить японскую квоту по крейсерам и эсминцам с 30 до 70% от уровня США и Англии, а по подводным лодкам – достичь полного паритета с ними. Кроме того, в 1931 г. Япония оккупировала Маньчжурию и в 1933 – 1935 гг. заняла ряд провинций Северного Китая. В 1936 г. Япония подписала с фашистской Германией "Антикоминтерновский пакт", в 1937 г. начала открытую войну против Китая. В 1938 – 1939 гг. японские войска организовали вооруженные провокации против Советского Союза и Монголии. 27 сентября 1940 г. был подписан 'Тройственный пакт" между Японией, Германией и Италией за передел мира. В ночь с 7 на 8 декабря 1941 г. военно-воздушные и военно-морские силы Японии успешно атаковали американскую военно-морскую базу Перл-Харбор на Гавайских островах и нанесли США одно из самых тяжелых поражений за годы второй мировой войны. Так Япония развязала вторую мировую войну в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Накопленный военно-промышленный потенциал дал возможность Японии к середине 1942 г. оккупировать Филиппины, Индокитай, Таиланд, Бирму, Малайзию, Индонезию, значительную часть Китая и др. На захваченных территориях под флагом так называемой Великой восточно-азиатской сферы фактически был установлен жестокий колониальный режим Японии. Для успешного ведения захватнической политики по-прежнему все усилия концентрировались на увеличении военных расходов, дальнейшем развитии металлургии, производстве танков, самолетов, артиллерии и боеприпасов. Японские дзайбацу в течение 1937 – 1944 гг. увеличили прибыли с 2,1 до 7,1 млрд. иен, или в 3,4 раза. Проводились специальные мероприятия по мобилизации экономики на нужды войны и на оккупированных территориях.

Однако выдержать длительную войну экономика Японии была не в состоянии и 2 сентября 1945 г. подписала акт о безоговорочной капитуляции. Японский милитаризм был повержен.

Таким образом, за 1929 – 1941 гг. Япония продемонстрировала несомненные успехи не только в преодолении кризисных явлений в экономике, но и обеспечила ее довольно бурный рост. Однако избранный путь милитаризации всей общественно-экономической системы был чреват самыми серьезными последствиями не только для самой экономики, но и для всей страны и японского народа. Разгром Японии во второй мировой войне – яркое свидетельство тому, предостережение другим странам и народам.

5.3. Замедление темпов экономического развития Англии в межвоенный период.

Влияние первой мировой войны на экономику Англии. Экономический застой первого послевоенного десятилетия. Принимая участие в первой мировой войне, Англия преследовала несколько целей: сохранить экономическое и политическое влияние, а также устранить своего главного конкурента в Европе – Германию.

Английская промышленность развивалась в годы войны крайне неравномерно. Производство в старых отраслях сокращалось в связи с отвлечением рабочей силы в армию и на военные предприятия, в связи с нехваткой сырья и увеличивавшейся изношенностью оборудования.

Рост производства в годы войны происходил за счет расширения новых отраслей промышленности: автомобильной, химической, авиационной, изготавливающей вооружение, и сталелитейной, снабжавшей металлом военные заводы. С целью защиты интересов собственных предпринимателей английское правительство в годы войны ввело ввозные пошлины на ряд промышленных товаров в размере 33% стоимости. Такая мера протекционистского характера дала возможность развиваться молодой английской автомобильной промышленности, защитив ее от конкуренции со стороны США.

Военные условия заставили английское правительство принять ряд мер, направленных на развитие сельского хозяйства страны. Так, в 1917 г. был принят закон, гарантировавший выгодные для фермеров цены на сельскохозяйственные продукты и фиксировавший минимальную заработную плату для сельскохозяйственных рабочих. В результате к концу войны под зерновые было распахано 3,75 млн. акров земли, ранее использовавшейся под пастбища. Сбор зерновых увеличился на 32%, однако это не решило в целом проблему обеспечения сельскохозяйственными продуктами и Англия по-прежнему значительное их количество импортировала.

В годы войны усилились государственно-капиталистические тенденции в английской экономике. В частности, имело место принудительное кооперирование мелких и средних предприятий, происходило слияние банков. В 1916 г. была создана Федерация британской промышленности (ФБП) с целью "нахождения средств для установления более тесной связи между работниками правительства и нуждами промышленности страны в целом".

Английский капитал создал ФБП для того, чтобы единым блоком выступать против иностранных конкурентов в борьбе за рынки сбыта, источники сырья и сферы приложения капитала.

В последние годы войны английское правительство приняло ряд мер по улучшению социального положения рабочих военной промышленности, а также демобилизованных солдат. Так, в ноябре 1917 г. 200 тыс. рабочих была повышена заработная плата на 12,5%, а демобилизованным солдатам гарантировалась выплата пособий до момента их устройства на работу. Пособия выплачивались и рабочим военной промышленности, оказавшимся без работы в связи с прекращением деятельности военных предприятий.

В ходе войны Англия потеряла около 750 тыс. человек убитыми и 1,7 млн. ранеными, а также около трети национального богатства. Была уничтожена большая часть военно-морского флота, потери торгового флота составили 40% довоенного тоннажа, выпуск промышленной продукции упал на 20%. Полностью прекратилось жилищное строительство. Резко ухудшилось состояние внешней торговли. Английский вывоз товаров за 1913 – 1918 гг. сократился с 525,3 млн. до 501,4 млн. ф.ст., импорт, наоборот, существенно вырос – с 768,7 млн. до 1316,2 млн. ф.ст. Дефицит торгового баланса резко увеличился. Еще осязательнее снизился товарный экспорт по физическому объему. Так, вывоз английского угля сократился более чем наполовину – с 73 млн. до 32 млн. т. В 1913 г. было вывезено 7075 млн. линейных ярдов хлопчатобумажных тканей, а в 1918 г. – 36 699 млн.

Общие расходы на войну составили свыше 10 млрд. ф.ст., налоги за годы войны выросли в 6 раз. Однако за счет налогов было покрыто менее трети военных расходов, остальные средства поступали от внутренних и внешних военных займов, что неизбежно вело к росту государственного долга. Внутренний долг Англии вырос более чем в 10 раз: с 645 млн. ф.ст. в 1913 г. до 6,6 млрд. ф.ст. в 1919 г. Внешний долг к концу войны составил 1150 млн. ф.ст., из которых большая часть – 850 млн. ф.ст. – приходилась на долю США. Таким образом, Англия из кредитора превратилась в должника американских банкиров и вслед за утратой промышленной монополии на рубеже веков она начинает терять и свое финансовое превосходство в мире.

В ходе войны нарушились традиционные внешние связи Англии. Она не сумела сохранить свои экономические позиции на Востоке и в Латинской Америке, где ее успешно вытеснял американский и японский капитал.

Выпадение России из системы капитализма лишило Англию одного из наиболее крупных внешних рынков. Ее капитал играл большую роль в важнейших отраслях добывающей промышленности России – в горнорудной, угледобывающей, добыче золота, нефтяной и ряде других. Не менее половины добычи нефти в России находилось под контролем англо-французского капитала.

Из общей суммы иностранных капиталов, участвовавших в акционерных обществах царской России, Англии принадлежало 507,5 млн. руб., или 22,66%. Весьма ощутимой для нее была утрата России и как рынка сбыта промышленных товаров, а также источника сырьевого и продовольственного импорта.

Поэтому Англия приняла самое активное участие в развязывании иностранной интервенции против Советской России. Еще в декабре 1917 г. военный министр Англии лорд Мильнер и премьер-министр Франции Ж.Клемансо подписали соглашение, которое предусматривало организацию англо-французской интервенции в Россию. Продолжением этого внешнеполитического курса была позиция Англии на конференции в Париже по итогам первой мировой войны в 1919 г.

Англия смогла добиться на Парижской конференции крупного выигрыша. Львиная доля колониальных территорий досталась ей. Английские колониальные владения увеличились на 2,6 млн. км2 с населением приблизительно в 9 млн. человек. Английский контроль был распространен на всю германскую Юго-Западную Африку, почти всю Танганьику, одну треть Того, часть Камеруна, часть Новой Гвинеи, Соломоновы острова, Месопотамию, Трансиорданию, Палестину и другие земли. И самое главное – Германия как конкурент была на долгие годы устранена с мирового рынка. Однако после Парижской конференции обострились противоречия между Англией, с одной стороны, и Францией и США – с другой.

В послевоенный период была подорвана традиционная военная стратегия Англии. В частности, под давлением США ей пришлось отказаться от принципа "равенства английского военно-морского флота флотам двух других сильнейших морских государств", что привело к утрате ее военно-морской монополии.

Таким образом, результаты первой мировой войны для .экономики Англии были достаточно противоречивыми и в итоге, привели к замедлению темпов экономического развития в послевоенные годы, хотя сразу после окончания войны была и полоса кратковременного оживления.

Оживление в экономике Англии было вызвано, во-первых, резким повышением спроса на потребительские товары на внутреннем рынке, во-вторых, некоторым улучшением внешнеторговой конъюнктуры.

Оживлению в торговле и промышленности Англии содействовали восстановительные работы, проводившиеся в различных странах после войны, а также большие затраты государства на пособия демобилизованным солдатам и военным морякам, рабочим военных заводов, оказавшимся без работы.

Главной задачей правительства Ллойд Джорджа, сформированного в конце 1918 г., был перевод экономики на мирные рельсы. С этой целью был демонтирован военный механизм государственно-монополистического регулирования хозяйства Англии. В частности, были ликвидированы почти все государственные контрольные органы, созданные во время войны.

Вместе с тем это не означало полного возврата к довоенному положению. За годы войны в Англии резко усилилась концентрация и монополизация производства и капитала, что неизбежно должно было привести к расширению государственного вмешательства в экономику. Так, несмотря на то, что значительное количество государственных военных заводов было распродано в частные руки, к началу 20-х гг. у государства их было в 4 раза больше, чем до войны.

Еще одним важным шагом Англии в направлении регулирования экономики было принятие в 1919 г. закона об отказе от золотого стандарта фунта стерлинга, который превратил государство в единого контролера выпуска бумажных денег. В 1921 г. правительство приняло решение о частичном восстановлении контроля над железными дорогами и с этой целью объединило железнодорожные компании в четыре региональные группы.

Несколько расширились и социальные функции государства. Правительство участвовало в осуществлении программ помощи безработным, жилищного строительства, развитии системы народного образования. Так, в 1918 г. был принят закон о реформе народного образования, разработанный министром просвещения Фишером, согласно которому вводилось обязательное обучение детей до 14-летнего возраста, общее начальное обучение объявлялось бесплатным.

Торгово-промышленное оживление 1919 – 1920 гг. привело к значительному росту выпуска продукции ряда отраслей английской промышленности и расширению внешней торговли. В эти годы производство чугуна возросло на 8,1%, стали – на 15,2, судостроение – на 25,4, экспорт – на 38,1%. Хотя продукция промышленности выросла по сравнению с военным периодом, однако она отставала от уровня 1913 г. на 10%. Экспорт был ниже на 30%.

Послевоенное оживление в промышленности и торговле сопровождалось бурной инфляцией. В 1920 г. в обращении находилось 350 млн. ф.ст. по сравнению с 33 млн. ф.ст. в 1914 г., что вызвало рост цен.

Положение в сельском хозяйстве в 1919 – 1920 гг. отличалось от положения в промышленности. 21 октября 1919 г. Л.Джордж изложил политику правительства в области сельского хозяйства, состоявшую в том, чтобы гарантировать интересы фермеров, страдавших от конкуренции со стороны производителей сельскохозяйственной продукции в других странах. В основе этой политики лежало стремление получать больше продовольствия от собственного сельского хозяйства. В 1920 г. был принят специальный закон, гарантировавший фермерам цены на пшеницу и овес не ниже себестоимости. Однако эта мера не решала всех проблем сельского хозяйства.

Торгово-промышленное оживление 1919 – 1920 гг. не было долговременным, так как разоренные войной и обнищавшие европейские страны не имели средств, чтобы приобретать дорогие английские товары. На американских, азиатских и других неевропейских рынках положение английских товаров тоже было затруднительным в связи с развитием местной промышленности и усилением конкуренции со стороны американских и японских товаров.

Огромный государственный долг, на погашение которого ежегодно расходовалось около 40% государственного бюджета, способствовал сохранению высокого уровня налогов, что в свою очередь приводило к росту цен и падению платежеспособности населения. Дополнительные трудности в экономике были вызваны демобилизацией четырех миллионов военнослужащих, которые из-за крайне низких темпов перестройки промышленного производства на мирные рельсы не могли найти себе работу. Следовательно, государство должно было выделять еще больше средств на социальные программы. В результате экономический подъем оказался очень недолгим и уже осенью 1920 г. разразился первый послевоенный экономический кризис. В низшей его точке, пройденной весной 1921 г., объем промышленного производства составил только 2/3 довоенного, экспорт сократился почти наполовину, импорт на 40%. К концу того же года кризис был в основном преодолен, но нового подъема не наступило и в 1922 – 1923 гг. экономика Англии переживала застой.

Непрочность частичной стабилизации экономики Англии в 20-е гг. во многом была обусловлена традиционной структурой британского хозяйства. Основную долю своих огромных доходов английский финансовый капитал получал от так называемого "невидимого экспорта" (вывоз капитала, международные банковские операции, морской транспорт), пренебрегая капиталовложениями в промышленность собственной страны. Это привело к техническому отставанию британской промышленности, особенно ведущих ее отраслей – угледобывающей, металлургической, машиностроительной, снижению темпов экономического роста и падению конкурентоспособности английских товаров на мировом рынке. А это в свою очередь углубило хронический дефицит торгового баланса Великобритании.

Утрата Англией четверти зарубежных инвестиций и усиление в ходе первой мировой войны основных ее соперников, прежде всего США, обострили конкурентную борьбу на рынках экспорта капитала. В сфере международных финансовых операций с Лондонским Сити теперь успешно боролись биржи Нью-Йорка и Амстердама. Избыток транспортных судов после войны вызвал падение стоимости фрахтов и сокращение объема перевозок, выполнявшихся на британских кораблях.

В этих условиях в 1924 г. на выборах лейбористам удалось победить и правительство Макдональда, несмотря на экономические трудности, провело ряд социальных реформ. Так, был составлен план государственного финансирования строительства жилья для рабочих, несколько повышены размеры пособий для некоторых категорий безработных, а также была усовершенствована система страхования по безработице. Лейбористское правительство пошло и на частичное сокращение косвенных налогов, в частности были снижены акцизные сборы на чай, сахар и ряд других продуктов. Однако правительство не выполнило главных программных обещаний о национализации шахт и железных дорог.

Восстановление и поддержка довоенного паритета фунта стерлингов являлось краеугольным камнем экономической политики страны в послевоенные годы. Благодаря тому, что к 1924 г. в Англии был преодолен экономический застой и установилось достаточно стабильное экономическое положение, правительство в 1925 г. приняло решение о восстановлении золотого паритета фунта стерлингов. Теперь его стоимость равнялась 4,86 дол., что соответствовало довоенному соотношению между английской и американской валютами.

В результате введения золотого паритета фунта стерлингов выигрывали финансовые круги страны. Их доходы от иностранных капиталовложений, займов, эмиссии ценных бумаг и т.п. значительно увеличились. Повышение паритета фунта означало, что финансовые круги получили дополнительно около 1 млрд. ф.ст. Реальная стоимость государственного долга увеличилась приблизительно на 750 млн. ф.ст.

В свою очередь внешняя торговля и промышленность оказались в затруднительном положении, так как цены на английские товары на мировых рынках повысились примерно на 12 % и стали менее конкурентоспособными. Так, если в 1924 г. английский уголь в Бразилии продавался на 45 центов дешевле, чем американский, то в 1925 г. американский уголь стоил на 63 цента дешевле английского.

В 20-е гг. британское хозяйство развивалось неравномерно. Сравнительно быстро росло производство в новых отраслях промышленности, в которых наиболее быстро шли процессы технической реконструкции предприятий, увеличения их энерговооруженности, широкой механизации, электрификации и химизации производственных процессов, увеличивалась производительность труда.

Не менее важную роль в увеличении выпуска промышленной продукции играла рационализация производства, резко усилившая интенсивность труда рабочих. Новые, более эффективны

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: