double arrow

Опера Рихарда Вагнера «Лоэнгрин»


(1848 год. Первая постановка в Веймаре, п/у Листа).

Эта опера, завершившая Дрезденский период творчества Вагнера, занимает в нем особое место: здесь осуществились или наметились почти все принципы вагнеровской реформы.

При составлении либретто «Лоэнгрина» композитор использовал различные варианты средневековых легенд о благородном Рыцаре Лебедя, происхождение которого окутано тайной (в некоторых легендах называется имя Лоэнгрина – от «Лоэран Грин», т.е. Грин Лотарингский), о святом царстве Грааля и его правителе Парсифале. Стремясь усилить историческую конкретность, Вагнер вводит в оперу реальное историческое лицо – германского короля Генриха Птицелова, мотивы междоусобных распрей в раздробленной Германии X века, картины рыцарских поединков. Отражена также борьба христианства и язычества в этот исторический период. Однако главным для Вагнера была вовсе не идеализация средневековой Германии, а воплощение идеи одиночества художника в современном обществе, о чем он рассказал в своей литературной работе «Обращение к друзьям». Как волшебный рыцарь, сошедший на землю, чтобы творить добро, вынужден вернуться в свое волшебное царство, так и современный художник не находит понимания у публики. Несомненно, такая мысль была эмоциональной реакцией на неудачу с постановкой «Тангейзера» – в судьбе Лоэнгрина Вагнер увидел сходство со своею собственной судьбой.




Конфликт, воплощенный в «Лоэнгрине» неоднозначен. В начале I действия создается впечатление, что основой драмы является клевета, возводимая на Эльзу ее врагами. Но победа Лоэнгрина над Фридрихом Тельрамундом почти развязывает этот конфликт. Эта линия в развитии драмы оказывается побочной. Подлинной завязкой драмы становится требование Лоэнгрина, обращенное к Эльзе перед поединком: никогда не спрашивать о его имени и происхождении. В финале оперы представители контр­действия терпят поражение, но это не делает развязку драмы счастливой. Основ­ной итог ее в том, что светлый рыцарь не был понят Эльзой, не нашел той идеальной любви, о которой мечтал. Следовательно, развитие драмы определяет внутрен­ний, психологический конфликт между Лоэнгрином и Эльзой, в котором акцентируется трагедия Лоэнгрина. В таком аспекте Эльза – символ толпы, бессильной подняться до гения, именно она олицетворяет неверие.

Жанр.Вагнер назвал «Лоэнгрина» «романтической оперой». Здесь есть признаки лирико-эпического жанра:

  • неторопливое, замедленное развитие действия, некоторая сценическая статика (что вообще характерно для опер Вагнера);
  • большая роль хоровых эпизодов, придающих опере особую величавость.

Однако, в целом «Лоэнгрин» не укладывается в обычные жанровые рамки немецкой романтической оперы и непосредственно предвосхищает реформаторские драмы Вагнера.



Новаторство композитора в этом произведении в наибольшей степени касается его драматургии: «Лоэнгрин» – первая опера Вагнера, в которой он полностью отказался от номерного строения (традиционных арий, дуэтов и пр.) Основной композици­онной единицей становится свободная драматическая сцена. Сольные высказывания героев возникают либо как небольшие ариозо по ходу развития больших сцен (например, зловещее обращение Ортруды к языческим богам во 2-й сцене II действия), либо как монологи–рассказы («Сон Эльзы» в I действии, «Рассказ Лоэнгрина» в III действии).

В I действии три сцены. В первой дана характеристика места действия, а также содержится обвинение Эльзы Фридрихом Тельрамундом. Вторая – развернутая сцена с хором – посвящена экспозиции образа Эльзы (рас­сказ о вещем сне). Третья, кульминационная в I действии, дает первую характеристику Лоэнгрина (его прощание с лебедем) и завязку психологического конфликта (обра­щение Лоэнгрина к Эльзе, основанное на лейтмотиве запрета).

II действие – самое развернутое и «событийное», что вообще типично для вагнеровских драм. Оно включает пять сцен: первые две – диалогические, одна из которых посвящена характеристике отрицательных героев (Ортруды и Фридри­ха), а другая – первому столкновению противоборствующих сил (Ортруды и Эльзы). Однако, конфликт между ними пока завуалирован, поскольку Ортруда лицемерит, старается разжалобить Эльзу (лишь на миг открывается её истинное лицо, в кратком, неистовом обращении к языческим богам).



Третья сцена 2-го действия – свадебное шествие в собор, которому предшеству­ет оркестровое интермеццо (картина рассвета и пробуждения замка). Четвертая сцена 2-го действия – это новый диалог Эльзы и Ортруды, более драма­тическое столкновение конфликтных сил. Ортруда открыто обвиняет избранника Эльзы в обмане, в несправедливости божьего суда.

В заключительной пятой сцене этого действия содержится обострение конфликта: в него втягиваются новые действующие лица (Лоэнгрин, Фридрих Тельрамунд, Король). В большом ансамбле с хором (квинтет) выражается всеобщее замешательство. Когда шествие в собор возобновляется, как тревожное предчувствие у труб и тромбонов звучит лейтмотив запрета.

В 3-м действии, как и в первом, три сцены: первая – массовая, это свадеб­ный хор, поздравление молодых (он звучит после праздничного оркестрового вступления, музыка которого рисует картину свадебного пира). Вторая – диалог Эльзы и Лоэнгрина, кульминация всей оперы, которая приходит­ся приблизительно на «точку золотого деления». Внезапное вторжение Фридриха и его убийство сопровождается проведением важнейших лейтмотивов. Третья сцена 3-го действия, последняя в опере, выполняет функцию развязки конфликта: это рассказ Лоэнгрина, данный на массовом хоровом фоне.

Заменяя традиционные оперные номера, с их внешней замкнутостью, подвижны­ми, текучими оперными сценами, Вагнер соединяет в них элементы различных оперных форм. Ярким примером такой свободной оперной сцены является экспози­ция образа Эльзы (2-я сцена). Это – не остановка действия, как в традиционной арии портретного типа, а важный драматический момент в развитии: Эльза должна отвести обвинение в убийстве брата, а вместо этого рассказывает свой вещий сон о чудесном рыцаре. Рассказ Эльзы о ее сне входит в большую сцену со мно­жеством участников как составная часть, а не как отдельный замкнутый номер. Он прерывается репликами хора, Короля, Фридриха. В музыкальном отношении рассказ представляет новый тип оперной формы, в которой:

  • – важнейшие музыкальные образы концентрируются в партии оркестра (в первую очередь – в виде различных лейтмотивов);
  • – вокальная партия имеет ариозно-декламационный характер. В ней гибко сочетаются речитативные фразы и песенные мелодии (как, например, тема Эльзы «Богу я раз молилась»).

Другими образцами напевных ариозо являются: обращение Лоэнгрина к лебедю (3 сцена I действия), обращение Эльзы к ветру (2 сцена 2-го действия), ариозо Лоэнгрина «Ночи дыханье сладко...» (из дуэтной сцены 3 действия). Все перечисленные сольные высказывания героев не являются традиционными оперными ариями: они возникают как монологи-рассказы, либо как небольшие ариозо не ходу развития развернутых свободных сцен.

Среди диалогических сцен «Лоэнгрина» наиболее важна последняя – сцена Лоэнгрина и Эльзы из 3 действия. Ее развитие направлено от полного согласия героев к траги­ческой развязке. Начало дуэта светло и радостно: сначала Эльза, а затем Лоэнгрин поют восторженную, страстную мелодию «Чудным огнем пылает». Эта мелодия отличается кантиленным характером.

Однако тайна, окружающая Лоэнгрина, мешает Эльзе быть безраздельно счастливой: кантиленная мелодика и моменты совместного пения сменяются всё более бурным объяснением в форме диалога. Напрасно Лоэнгрин пытается отвлечь Эльзу (ариозо «Ночи дыханье») – она становится всё более настойчивой. Чем больше в ее душе растет искушение задать роковой вопрос, тем явственнее ее вокальную партию проникают угловатые хроматические интонации Ортруды. В оркестре же, как предостережение, несколько раз звучит лейтмотив запрета, который затем переходит и в вокальную партию Лоэнгрина. В его речи нет былой задушевности, она звучит сурово и непреклонно.

Трехактная композиция оперы обнаруживает стройную симметрию: во 2-м действии господствуют мрачные образы Ортруды и Фридриха Тельрамунда, а в I и 3 действиях на первом плане – Лоэнгрин и Эльза, причем всё заключение оперы аналогично ее началу. Снова декорации воспроизводят берег реки Шельды, снова звучат воинственные хоры рыцарей, обращение Короля ко своим подданным. Опять, как и в I действии, Лоэнгрин обра­щается к лебедю, а затем открывает всем тайну своего происхождения. Его рассказ о царстве Грааля целиком основан на музыке оркестрового вступления к I действию в той же тональности A-dur. Характер спокойно-повествовательный, благоговейный.

Важнейшим шагом на пути осуществления вагнеровской реформы в «Лоэнгрине» стала развитая система лейтмотивов. Здесь не 2–3, а полтора десятка лейтмотивов, развитие которых пронизывает всю оперу от начала до конца. Большинство лейтмотивов связано с образом Лоэнгрина. Три из них впервые появляются уже в оркестровом вступлении. 1-й, самый важный лейтмотив, дается в самом начале вступления, где возникает видение прекрасного царства Грааля и его посла – лучезарного рыцаря. Звучание скрипок, разделенных на 4 партии (divizi) в высочайшем регистре на pp, в A-dur (главная тональность Лоэнгрина) создает музыкальную ткань, словно сотканную из воздуха. В аккордовой фактуре есть признаки хоральности, которая у Вагнера часто сопутствует образам святости, идеальной чистоты. Этот лейтмотив получил название темы «Лоэнгрина, посла Грааля». Смысл 2-го лейтмотива можно определить как «Лоэнгрин глазами Эльзы»: в опере он впервые появляется в I действии во время прихода Эльзы на королевский суд и в дальнейшем неизменно характеризует ее переживания, связанные с Лоэнгрином. Интонации 3-го лейтмотива неоднократно возникают в хоровых эпизодах, отражая то впечатление, которое волшебный рыцарь производит на окружающих его людей. По аналогии с предыдущим, его можно назвать – «Лоэнгрин глазами народа».

Важнейшую роль в опере играет «мотив запрета». Он выделяется среди других своей протяженностью. В нем две части: первая символизирует собственно запрет (строится на настойчивом повторе одной элементарной фразы); вторая, более певучая, связана с тайной, о которой нельзя спрашивать. Такое строение лейтмотива позволяет в дальнейшем его расчленять, использовать только одну часть (обычно 1-ю), или менять части местами.

Два лейтмотива связаны с образами зла. Они сосредоточены во вступлении ко II действию. 1-й – «мотив мести», 2-й – «мотив Ортруды». Оба отличаются темным, мрачным колоритом, низким регистром, ладовой неустойчивостью, обилием хроматич. интервалов, объединяющей ролью fis-moll.

Короля Генриха-Птицелова в опере неизменно сопровождает «Фанфара Короля» – это трубный сигнал в C-dur (исключительно). Кроме того, этот мотив входит составной частью в тему «Божьего суда».







Сейчас читают про: