double arrow

Этика судебного оратора


Положение юриста, в том числе судебного оратора, с точки зрения этических условий деятельности непростое. Нередко он оказывается в центре противоречия права и морали.

Мораль и право выполняют общую социальную функцию: регулируют поведение людей. И мораль, и право представляют совокупность относительно устойчивых норм (правил, предписаний), отражающих общее представление о справедливом и должном. Однако требования закона, как известно, не всегда согласуются с требованиями морали.

Разрабатывают правовые нормы государственные органы или общественные структуры с согласия государства. Вводить же правовые нормы, изменять их или отменять может только государство. А мораль возникает и формируется стихийно в народных массах как продукт социальной жизни общества. Мораль вобрала в себя тысячелетний опыт поколений людей в их борьбе за выживание. Поэтому мораль лежит в основе права, а не наоборот. Моральные нормы не нуждаются в санкции властей, достаточно, чтобы их приняли те люди (коллективы, корпорации, классы), которые их признают и намерены ими руководствоваться.

Право и мораль различаются методами их обеспечения. Правовые нормы носят безусловный, обязательный характер. Нарушение или несоблюдение этих норм преследуется и карается государством. Нормы морали имеют другой статус. Соблюдение их определяется чувством совести субъекта, личными убеждениями и общественным мнением. Нарушение этих норм не преследуется законом, но осуждение общественное, групповое, корпоративное бывает часто более действенно, чем угроза юридических санкций. «Авторитет нравственных законов бесконечно выше» (Гегель), а область их применения шире, чем юридических. Право не может потребовать от человека быть порядочным, справедливым, честным, великодушным, отважным, совершать подвиги и т. д., как это свойственно морали. Но оно формализует и регламентирует процедуры деловых процессов, оптимизирует их, делает более корректными и продуктивными. Мораль и право дополняют друг друга. Мораль в определенной мере детерминирует (определяет, обусловливает) поведение члена общества, а право регламентирует его.




Между правом и моралью имеются также существенные противоречия, которые должны учитываться в социальной и юридической практике. «Нравственные и правовые требования не всегда и не во всем согласуются, а нередко прямо противостоят друг другу <...> оптимальное совмещение этического и юридического всегда было трудноразрешимой проблемой во всех правовых системах. И, как показывает опыт, идеальной гармонии здесь обычно достичь не удается — противоречия неизбежно сохраняются, возникают новые, усугубляются старые» (из учебника по теории государства и права).



Противоречия права и морали отражают диалектические противоречия жизни общества. Отметим, что право для всех членов общества одно и для всех одинаково, в то время как общество весьма разнородно, особенно современное российское. У нас имеются разные национальности, разные конфессии, разные уклады жизни, разное правовое и этическое сознание. Некоторые народы России в недалеком прошлом вообще не имели государственности, жили родовыми общинами и племенами. Подвести такой конгломерат под один закон очень сложно.

Конфликты с Законом становятся неизбежными. Характерной особенностью правового закона является то, что он ситуационно конкретизирован и строго оговорен, а жизнь характеризуется бесконечным разнообразием возникающих в ней ситуаций, порой фантастических и непредсказуемых. Как справедливо писал Л. Е. Владимиров, «в уголовном деле есть две правды, как это ни странно звучит: правда правовая и правда жизненная». Случаются курьезы, когда закон оказывается на стороне несправедливости. А поскольку исполнение юридического закона обязательно, а нравственного необязательно, несправедливость иногда торжествует. Существует даже понятие «злоупотребление законом». Этим часто цинично пользуются в корыстных целях дельцы, недобросовестные политики, чиновники, нечестные адвокаты.



Моральное же чувство универсально, потому что оно руководствуется принципом, а не формальным предписа­нием. В этом превосходство моральной ориентации над правовой. Расхождение между правом и моралью происхо­дит еще и потому, что право и мораль по-разному сориентированы. Моральный императив (безусловное требование, повеление) — это стратегическая установка на сохранение общества, которая сформировалась у человека, вероятно, очень давно, проверена в борьбе за существование тысяча­ми поколений и передается генетически, закон же обычно формируется под действием текущих обстоятельств с учетом опыта обозримого прошлого. Будущее трудно предсказуемо, поэтому закон не в силах надежно его предусмотреть.

Известно приписываемое Фердинанду I, императору Священной Римской империи, изречение «Да свершится правосудие, хотя бы погиб мир», которое свидетельствует о конфликте правосудия с жизнью. Для правосудия важно осуществить справедливость сегодня, оно не заглядывает в будущее и не принимает во внимание, к чему это приведет. Такая установка возмущает наше нравственное чувство, потому что оно выше правовых норм и смотрит дальше. Но и отвергнуть право нельзя, необходимо выполнять его требования, так как право охраняет жизнь, и устранение его неизбежно приведет к распаду общества.

Не вдаваясь в анализ причин, подчеркнем, что существует немало примеров появления антигуманных законов, игнорирующих нормальную человеческую мораль или даже враждебную ей. Эти законы обычно порождаются экстремистскими социальными режимами, проповедующими фашизм, религиозный фанатизм, войну. Однако они, как правило, не приживаются надолго и уходят обычно с законодателями, их принявшими. Гуманные, демократические законы, напротив, отличаются гораздо большей жизнеспособностью и стабильностью. Их социальное поле все время расширяется. Например, Билль о правах человека, принятый в Великобритании еще в 1689 году, не уходит из социальной жизни, и количество его приверженцев неукос­нительно увеличивается.

Нельзя забывать также, что ценностные установки российского общества в последние годы динамично меняются. Раньше многие нравственные проблемы решались на основании всем известного принципа: нравственно то, что служит делу революции, делу строительства коммунизма. На этом фундаменте строилась вся система ценностей и деятельностных ориентиров.

Сегодня, когда прежняя воодушевляющая идея исчезла, когда идет коренная ломка социально-экономических отношений, меняются функции государства и направление его политики, когда общество стратифицируется, происхо­дит кардинальное переосмысление понимания обществен­ного долга, моральной ответственности личности и других моральных ценностей.

Как утверждают социологи, в России сейчас господствует моральный плюрализм. Каждая личность имеет свою более или менее определенную систему нравственных цен­ностей, свой моральный кодекс, который и определяет кон­кретную линию поведения, в том числе и речевого.

По мнению исследователей, это тревожный фактор для общественного развития. Моральный плюрализм может привести к моральной неразборчивости, стать серьезным барьером для установления нормальных взаимоотношений при обсуждении и решении тех или иных вопросов.

В этих условиях важное значение приобретает профессиональная этика, под которой принято подразумевать требования нравственности, связанные со специфическими условиями деятельности определенной профессии. Профессиональная этика устанавливает этические принципы и нормы взаимоотношений между членами профессиональной группы, а также с теми, с кем она взаимодействует. Профессиональная этика не вырабатывает новых моральных принципов и установок, а приспосабливает существующие к специфическим условиям определенной профессии.

Одним из разделов профессиональной этики юристов является судебная этика, представляющая собой учение о нравственных идеалах, принципах и нормах осуществления правосудия, определяющих нравственное содержание деятельности участников судопроизводства.

Отдельные положения судебной этики нашли свое отражение и у законодателя. Например, в октябре 1993 года принят Кодекс чести судьи РФ. В ФЗ «О Прокуратуре РФ» содержится текст присяги работника прокуратуры. В статье 332 УПК РФ дается текст присяги присяжных заседателей и т. д.

Рассмотрим, какие же этические нормы регулируют по­ведение оратора в судебных прениях. Важнейшее требование, предъявляемое к судебному оратору, — это уважительное и добросовестное отношение к суду. У выступающего должна быть четкая нравственная позиция — суд нельзя вводить в заблуждение, обманывать, суду необходимо подчиняться. Например, прокурор не вправе всегда и при любых обстоятельствах обвинять во что бы то ни стало. Закон и профессиональная этика требуют от прокурора отказаться от обвинения, если оно не нашло подтверждения на судебном следствии.







Сейчас читают про: