double arrow

Характеристика личности подсудимого и потерпевшего


Как подчеркивает специалист в области юридической пси­хологии В. Л. Васильев, характеристика подсудимого — один из самых сложных с этической точки зрения элемен­тов обвинительной речи прокурора. Она необходима преж­де всего потому, что выводы обвинителя относительно воз­можного наказания подсудимому в значительной мере определяются именно личностью виновного. Без освеще­ния данных о личности подсудимого невозможно вскрыть причины совершения преступления, способствовавшие ему обстоятельства. Однако, говоря о подсудимом, прокурору не следует забывать, что он имеет дело с человеком, вина которого не установлена, в отношении которого действует презумпция невиновности.

Характеристика подсудимого должна быть объективной, содержать необходимую для разрешения дела информацию, соответствовать оригиналу.

Характеризуя подсудимого, прокурор должен быть сдержанным в выборе слов и выражений. В характеристике важно показать, является ли преступление закономерным результатом проявления его личных качеств или совершенно под влиянием тех или иных обстоятельств, вынудивших его к противоправным действиям.




Чтобы рельефнее показать личность подсудимого, выде­лить те стороны его характера, которые способствовали совершению преступного деяния, обвинители нередко ри­суют портрет жертвы, потерпевшего или иного лица, при­частного к преступлению. Так, в речи по делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем А. Ф. Кони характери­зует трех человек — подсудимого, его жену, и любовницу:

«Взглянем на личный характер подсудимого, как он нам был описан. Это характер твердый, решительный, смелый. С товарищами живет Егор не в ладу, нет дня, чтобы не ссорил­ся, человек «озорной», неспокойный, никому спускать не любит. Студента, который, подойдя к бане, стал нарушать чистоту, он поколотил больно — и поколотил притом не сво­его брата мужика, а студента, «барина», — стало быть, чело­век, не останавливающийся в своих порывах. В домашнем быту это человек не особенно нежный, не позволяющий ма­тери плакать, когда его ведут под арест, обращающийся со своей любовницей, «как палач». Ряд показаний рисует, как он обращается вообще с теми, кто ему подчинен по праву или обычаю: «Идешь ли?» — покрикивает он на жену, зовя ее с собою; «Гей, выходи», — стучит в окно, «выходи» — властно кричит он Аграфене.

Это человек, привыкший властвовать и повелевать теми, кто ему покоряется, чуждающийся товарищей, самолюбивый, непьющий, точный и аккуратный.

Итак, это характер сосредоточенный, сильный и твердый, но развившийся в дурной обстановке, которая ему никаких сдерживающих нравственных начал дать не могла.

Посмотрим теперь на его жену. О ней также характеристичные показания: эта женщина невысокого роста, толстая, белокурая, флегматичная, молчаливая и терпеливая: «Всякие тиранства от моей жены, капризной женщины, переносила, никогда слова не сказала», — говорит о ней свидетель Один­цов. «Слова от нее трудно добиться», — прибавил он. Итак, это вот какая личность: тихая, покорная, вялая и скучная, главное — скучная.



Затем выступает Аграфена Сурина. Вы ее видели и слыша­ли: вы можете относиться к ней не с симпатией, но вы не от­кажите ей в одном: она бойка и даже здесь за словом в кар­ман не лезет, не может удержать улыбки, споря с подсудимым, она, очевидно, очень живого, веселого характера, энергичес­кая, своего не уступит даром, у нее черные глаза, румяные щеки, черные волосы. Это совсем другой тип, другой темпе­рамент.

Вот такие-то три лица сводятся судьбою вместе».

Анализ современных обвинительных речей показывает, что прокурорам меньше всего удаются именно личностные характеристики. Исследователи отмечают в этом плане та­кие недостатки, как схематизм, казенность, крайняя одно­сторонность, дидактизм, менторство, высокомерное чван­ство, «сгущение красок» и др.







Сейчас читают про: