double arrow

Разложение армии. Падение военного могущества турок


Упадок культуры

Рост феодального сепаратизма

Фактическое превращение пожалованных ленных владений в наследственные ослабило зависимость турецких феодалов от центральной власти султана. Постепенно местные эмиры и паши стали признавать власть султана лишь номинально. Правители балканских провинций превратились в самостоятельных князь­ков. Некоторые из них даже чеканили свою монету. В Аравии, Ираке, Сирии, Палестине, Северной Африке султана признава­ли верховным правителем, но отправка налогов и солдат в рас­поряжение османского правительства из этих областей была прекращена. Собственно турецкая территория — Анатолия (Ма­лая Азия) — находилась под властью нескольких знатных се­мей. Центральное правительство могло принимать серьезные политические решения, лишь заручившись поддержкой крупных местных феодалов.

В прошлом турецкий народ создал замечательные памятники культуры. В XV — XVI вв. турецкие зодчие, и в первую очередь Синан, воздвигли сооружения, представляющие собой выдающиеся произведения турецкой архитектуры. Османских архитек­торов приглашали в другие страны. Они построили один из дворцов Великих Моголов, ряд сооружений в Дели, Лахоре, Агре. Турецкая военная музыка получила распространение во многих европейских странах. Сложилась оригинальная турец­кая поэзия.




Однако глубокий социально-экономический кризис, охватив­ший Османскую империю в XVII—XVIII вв., губительно отра­зился на развитии турецкой национальной культуры. Наука, ли­тература, искусство пришли в упадок. Еще более непроходимой стала пропасть между чуждой народу культурой господствую­щих классов и трудящимися массами. При султанском дворе, во дворцах феодалов крайний мусульманский религиозный фа­натизм сочетался с подражанием западноевропейским королев­ским дворам. В Стамбуле строили здания в стиле искаженного барокко, появились нелепые, уродливые сооружения, в кото­рых механически сочетались различные стили. Исходивший от мусульманского духовенства запрет изображать живые существа препятствовал развитию изобразительного искусства. Первые турецкие типографии, созданные в XVIII в., печатали главным образом богословские трактаты. В книгах и официальных до­кументах употреблялся непонятный турецкому народу литера­турный язык, состоявший на девять десятых из арабских и пер­сидских слов. Просвещение и школа находились в руках духо­венства. Грамотных людей было очень мало. В этих трудных условиях народные массы Турции сохраняли и развивали свою национальную культуру преимущественно в форме фольклора и других видов народного творчества.

Кризис феодальных отношений затронул все стороны жизни Османской империи. Экономический упадок, естественно, привел и к упадку политического и военного могущества (с серединыXVII в.). Сократилась численно и утратила былые боевые качества турецкая кавалерия — сипахи. Изменился характер янычарского корпуса, в свое время игравшего в турецкой армии еще более важную роль, чем сипахи.



Янычары прежде были профессиональными воинами. Их ряды пополнялись принудительным набором наиболее выносли­вых христианских мальчиков, обращаемых в ислам. Они с дет­ских лет обучались военному делу и воспитывались в духе му­сульманского фанатизма. Янычарам запрещалось иметь семьи, заниматься ремеслом или торговлей. Воспитанные как профес­сиональные воины, получая хорошее жалованье и пользуясь многими привилегиями, янычары были надежной опорой турец­ких султанов в осуществлении завоеваний и зверских расправ с угнетенными народами империи. Но со временем янычары стали обзаводиться семьями, заниматься торговлей. Пополнение на­чало производиться из детей янычар. Янычарские патенты с их привилегиями стали предметом купли-продажи. Янычары уст­раивали дворцовые перевороты, смещали неугодных визирей и султанов. Они не желали подчиняться дисциплине и решительно выступали против нововведений и перестройки армии. Их бы­лые боевые качества были потеряны.

Разложение турецкой армии сказалось на результатах мно­гочисленных войн, которые продолжала вести Османская им­перия.



В 1664 г. венгры и австрийцы нанесли поражение турецкой армии при Сёнтготхарде (Венгрия). Когда в 1683 г. турки раз­вернули наступление на Вену, они были разгромлены пришед­шей на помощь австрийцам армией польского короля Яна Собеского.

Эти военные поражения были результатом начавшегося со­циально-экономического кризиса Османской империи. «...Нет аб­солютно никаких оснований считать,— писал К. Маркс,— что упадок Турции начался с того момента, когда. Собеский ока­зал помощь австрийской столице». Маркс объяснял поражение турок тем, «что организация Турецкой империи находилась тог­да в состоянии разложения и что уже за некоторое время до этого эпохе оттоманского могущества и величия быстро приходил_конец»*.

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 10, с. 262.

Сразу же после поражения турок под Веной Австрия, Поль­ша и Венгрия заключили против них военный союз, к которому присоединилась Россия. Участники коалиции нанесли туркам несколько новых поражений. Турецкие захватчики были изгна­ны из Венгрии. Потеря завоеванных территорий, в свою очередь, углубляла кризис, переживаемый Османской империей.

Главная и решающая причина упадка Османской империи крылась в особенностях ее социально-экономического развития, породивших глубокий конфликт между потребностями эконо­мического развития и сковывавшими его феодальными произ­водственными отношениями.







Сейчас читают про: