double arrow

Аграрные отношения. Разложение ленной системы


УПАДОК ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ

Глава IV

Первые результаты ограбления Индии колонизаторами

Бенгалия и другие области, захваченные англичанами, подвер­гались беспощадному ограблению, вконец подорвавшему их эко­номику. Приход колонизаторов означал резкое усиление фео­дальной эксплуатации крестьянства. Значительно увеличились размеры ренты-налога. Если в первые годы правления компа­нии в Бенгалии сумма налога составляла около 1,5 млн. ф. ст., то через десять лет она достигла 2,8 млн., а в 1793 г. составила 3,4 млн. Крестьяне и ремесленники разорялись, сокращались посевные площади. Уже через несколько лет английского гос­подства хозяйство Бенгалии было разорено. Наступил голод, в результате которого погибло около 10 млн. человек — почти половина тогдашнего населения Бенгалии.

Даже английский генерал-губернатор Корнуоллис писал в 1789 г. в своем отчете: «Я могу смело утверждать, что 7з тер­ритории, принадлежащей компании в Индостане, представляет собой сейчас джунгли, населенные только дикими зверями».

Один из ораторов заявил в английском парламенте: «Если бы нас выгнали из Индии сегодня, то можно было бы только ска­зать, что этой страной в течение бесславного периода нашего господства владели люди, мало чем отличающиеся от орангу­тангов или тигров».




Подрывая экономику Индии, английские колонизаторы унич­тожали и те спорадические ростки новых экономических отно­шений, которые формировались в индийском обществе. Англий­ское завоевание, превращая Индостан в бесправную колонию, закрепляло господство феодальных пережитков в его экономи­ке, экономическую и культурную отсталость его народов.

К началу нового времени Турция являлась центром обширной Османской империи, включавшей территории в Европе (Бал­канский полуостров, Крым с прилегающими районами Причер­номорья и Приазовья), Азии (Малая Азия, Аравия, Ирак — Meсопотамия, Сирия, Палестина, часть Закавказья) и Северную Африку.

Вся структура феодального турецкого государства была под­чинена интересам ведения захватнических войн. К. Маркс счи­тал, что Османская империя была «единственной подлинной во­енной державой средневековья» *. Военным успехам турок, со­здавших сильную армию, способствовала благоприятная для них международная обстановка: распад монгольской державы,, упадок Византии, противоречия между государствами средне­вековой Европы.

* Архив Маркса и Энгельса. Т. VI. Госполитиздат, 1Q39, с. 189.

Но созданная турками огромная империя никогда не имела прочной экономической или национальной основы. Господствующая народность — турки — составляла меньшинство ее насе­ления. В конце XVI—начале XVII столетия начался затяжной кризис феодальной Османской империи, определивший ее упа­док и облегчивший в дальнейшем проникновение европейских колонизаторов в Турцию и другие страны, находившиеся под османским господством.



В различных районах обширной империи аграрные отношения имели свои особенности, но в целом они определялись военно-ленной системой, сложившейся у турок в XIV столетии.

Как правило, все завоеванные турками земли делились на три категории: 1) лены, под которые рри каждом завоевании отводилось около половины (по размеру дохода) захваченных земель, 2) коронные земли, составлявшие соответственно около одной пятой, и 3) церковные земли — вакуфы, на которые тоже приходилось около одной пятой. Одна десятая часть завоеван­ных земель предназначалась для содержания крепостных гар­низонов. Кроме того, существовали частновладельческие земли, но их было немного.

Ленные земли получали турецкие феодалы (сипахи) за службу в кавалерии. Сипахи обязаны были являться на войну с определенным числом вооруженных всадников, пропорцио­нально доходу с лена. Часть коронных земель раздавалась в ленное владение феодалам, занимавшим высшие должности в государственном аппарате. Запрещалось соединение нескольких ленов в одних руках. Передача лена от отца к сыну произво­дилась лишь по специальному указу султана, если наследник нес военную службу. В первые столетия существования Османской империи турецкие феодалы, как правило, сами хозяйством не занимались, ограничиваясь получением ренты-налога с кре­стьян своего лена. Они исправно служили в султанской армии, и военная добыча, дань, рабы были для них главным источни­ком обогащения.



Однако в таком виде османское военно-ленное землевладе­ние просуществовало недолго. В XVI перестал осуществлять­ся запрет иметь одному лицу несколько ленов. В XVII b. уже складывается крупное феодально-помещичье землевладение. Многие сипахи становились помещиками, заинтересованными в хозяйственной эксплуатации своих ленов и потерявшими инте­рес к несению военной службы, другие разорялись. Лены приобретали придворные султана, местная феодальная знать, рос­товщики, не имевшие никакого отношения к военной службе.

Одновременно значительно расширилась площадь вакуфных земель. Зачастую разоряющиеся ленники и мелкие землевла­дельцы, опасаясь полной потери всех своих земель, передавали мусульманскому духовенству свои угодья, сохраняя пользование ими на правах аренды. К концу XVIII в. в распоряжении мусульманского духовенства было уже две трети всех обраба­тываемых земель.







Сейчас читают про: