double arrow

Русско-турецкая война и Адрианопольский мир


Вмешательство держав

Ликвидация янычарского корпуса

Ход греческого восстания показал даже наиболее твердолобым представителям турецкой знати и высшего духовенства несо­стоятельность янычарского войска, оказавшегося бессильным против плохо вооруженных греческих повстанцев. Получив поддержку высшего духовенства и светских вельмож, Махмуд II издал в мае 1826 г. указ о формировании нового войска, кото­рое начали обучать египетские офицеры. Одновременно, решив окончательно ликвидировать янычар, султан провоцировал их на мятеж. Когда в июне в столице вспыхнуло янычарское вос­стание, султан, поддержанный высшим духовенством, объявил его выступлением против ислама и, опираясь на регулярные части и использовав артиллерию, быстро расправился с вос­ставшими янычарами. В течение нескольких дней в столице и провинции были истреблены тысячи янычар. Так было по­кончено с существованием янычарского корпуса.

Жестокая расправа с освободительным движением сербов и греков, стремление турецких феодалов во что бы то ни стало сохранить свое господство над угнетенными народами ослаб­ляли Османскую империю, создавали благоприятную обстанов­ку для подчинения ее иностранными колонизаторами.

Борьба греческих патриотов за независимость вызывала горячее сочувствие демократических и прогрессивных общест­венных групп в России и странах Западной Европы. Господ­ствующие же классы европейских держав стремились исполь­зовать греческое восстание для осуществления своих внешне­политических планов.

Политика русского царизма в греческом вопросе была про­тиворечивой. Царское правительство заявляло о поддержке провозглашенного Священным союзом принципа легитимизма (законности) и осуждало революционную борьбу. Но внешнеполитические интересы господствующих классов царской Рос­сии требовали поддержки национально-освободительных дви­жений славян и греков в целях усиления позиций русского ца­ризма на Балканах и Ближнем Востоке. Когда войска Мухам­меда-Али заняли Морею, русское правительство решило пред­принять активные действия в поддержку греков.

Англия стремилась помешать самостоятельному выступле­нию России, связать ее совместными действиями. В 1826 г. в Петербурге был подписан англо-русский протокол, требовав­ший от османского правительства прекратить дальнейшие во­енные действия против греков и предоставить Греции автоно­мию. Одновременно русское правительство предъявило само­стоятельный ультиматум султану с требованием немедленного осуществления не выполненных Турцией статей Бухарестского договора, касающихся положения сербского населения. По со­вету Англии и Австрии, боявшихся новых выступлений России, турецкое правительство обязалось выполнить условия русского ультиматума.

Двойственная политика Англии поощряла турецкие власти к продолжению расправы с греками. В июне 1827 г. войска Мухаммеда-Али взяли последний оплот повстанцев на мате­рике — Афины.

После этого в июле в Лондоне было подписано англо-фран­ко-русское соглашение, предусматривавшее, что Греция должна получить автономию, а в октябре флот трех держав уничтожил египетско-турецкий флот в Наваринской бухте. Войска Мухам­меда-Али были уведены в Египет.

Наваринская победа создала благоприятные условия для даль­нейшего наступления России, которая весной 1828 г. объявила войну Турции. Русско-турецкая война 1828—1829 гг. привела к полному разгрому османских войск. Перевалив через Бал­каны, русские войска овладели Адрианополем (Эдирне) и ока­зались в нескольких переходах от Стамбула. Османское пра­вительство было бессильно, и в сентябре 1829 г. в Адрианопо­ле был подписан мирный договор. По этому договору незна­чительно менялась существовавшая до войны русско-турецкая граница (на Кавказе и в устье Дуная). На Турцию была нало­жена контрибуция. Наиболее важное значение имели полити­ческие статьи договора о предоставлении автономии Сербии и Греции (последняя в 1830 г. была признана независимым ко­ролевством). «Когда в 1804 г. вспыхнула сербская революция,— писал Ф. Энгельс,— Россия немедленно взяла под свою защиту восставших „райя" и, поддержав их в двух войнах, гаранти­ровала им в двух договорах независимость их страны во внут­ренних делах. А кто решил исход борьбы во время греческога

восстания? Не янинский паша Али со всеми его заговорами и мятежами, не битва при Наварине, не французская армия в Морее, не лондонские конференции и протоколы, а русская ар­мия Дибича, перешедшая Балканы и вступившая в долину Марицы» *.

* К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 9, с. 32.

Восстания в Сербии и Греции, русско-турецкая война вновь обнажили всю глубину кризиса, переживаемого Османской им­перией.


Сейчас читают про: