double arrow

Танзимат


Султан Махмуд II, ликвидировавший в 1826 г. янычарский кор­пус, после окончания русско-турецкой войны 1828—1829 гг. пытался провести некоторые реформы, направленные на прекра­щение феодальных усобиц и укрепление центральной власти. В своей политике он опирался на помещиков новой формации,, часть чиновничества и офицерства. Еще накануне войны ему удалось сломить сопротивление и подчинить крупных феодалов Анатолии. После войны стали приниматься меры к оконча­тельной ликвидации ленной системы, которая была уже силь­но подорвана. Если в начале XVII в. в Анатолии насчитыва­лось свыше 7 тыс. ленных держаний, то накануне реформ Махмуда II их осталось только 1,5 тыс. Теперь и эти владения перешли в государственный фонд. Сипахи же в качестве ком­пенсации получили ежегодную пенсию. Крестьяне и другие арендаторы должны были вносить свои платежи непосредствен­но государству. Правители областей назначались центральным правительством и подчинялись ему. В Стамбуле открылось военное медицинское училище. С 1832 г. стала издаваться пер­вая газета на турецком языке — «Таквйм-и векай» («Дневник происшествий»).

Новая, более серьезная попытка реформ была предпринята после смерти Махмуда II в критический момент разгрома ту­рецких войск армией Мухаммеда-Али в 1839 г. К этому вре­мени несколько расширились общественные группы, на кото­рые могли опереться реформаторы. Среди султанских чинов­ников появилась небольшая прослойка образованной интелли­генции. Усилившаяся компрадорская буржуазия также была заинтересована в реформах, которые оградили бы от феодаль­ного произвола личные и имущественные права ее предста­вителей. Рост недовольства народных масс, обострение классо­вой борьбы, подъем национально-освободительного движения угнетенных народов, война султана с египетским пашой и вме­шательство иностранных держав побудили более дальновидных представителей господствующего класса предпринять еще одну попытку верхушечных реформ. Сторонников реформ возглав­лял видный турецкий политический деятель и дипломат Решид-паша.

Назначенный новым султаном, Абдул-Меджидом, на пост министра иностранных дел, Решид-паша разработал программу реформ. Критическая обстановка, вызванная разгромом турец­ких войск, заставила султана без промедления принять пла­ны реформаторов. 3 ноября 1839 г. в торжественной обстановке был опубликован султанский рескрипт о реформах. Он содер­жал обещание ввести в жизнь новые установления, которые обеспечат: 1) неприкосновенность жизни, чести и имущества всех подданных империи, независимо от их религии, 2) регу­лярное распределение и взимание податей и отмену откупной системы, 3) справедливый призыв на военную службу и уста­новление определенного срока ее продолжительности.

Этот рескрипт был как бы общей программой и началом намеченных Решид-пашой реформ, открыв период танзимата (букв, «преобразование, реформа»).

Политика реформ осуществлялась в обстановке острой борьбы внутри правящего класса, большинство которого высту­пало против преобразований. Султан Абдул-Меджид рассмат­ривал танзимат как вынужденную уступку. Решид-паша не­сколько раз смещался и ь&Ъвь назначался на пост министра иностранных дел или великого визиря. Тем не менее после опубликования султанского рескрипта 1839 г. были осуществ­лены некоторые преобразования. Для выработки законов и контроля над их выполнением назначался «Высший совет юс­тиции». Были учреждены торговые суды и создано торговое законодательство, проведена денежная реформа, изъята из об­ращения порченая монета. Чиновникам устанавливалось твер­дое жалованье. Некоторые преобразования осуществлялись в армии. Известное значение имели реформы в области народно­го образования (создание светских средних школ).

Однако и эта попытка реформ носила поверхностный ха­рактер. Большинство обещаний рескрипта 1839 г. осталось на бумаге. Европейские державы враждебно отнеслись к полити­ке реформ. Открытое и тайное сопротивление влиятельных групп господствующего феодального класса парализовало осу­ществление даже тех ограниченных нововведений, которые про­возглашались Решид-пашой. Танзимат не привел к укреплению независимости Турции, не повысил ее сопротивляемости евро­пейским державам, агрессивная политика которых по отноше­нию к Османской империи усилилась в середине XIX в.


Сейчас читают про: