double arrow

Сирия, Ливан и Палестина в 50—60-х годах


Политическое и культурное развитие Египта в 60-х годах

Социально-экономические сдвиги в известной степени отрази­лись на политическом положении и культурной жизни Египта. Внук Мухаммеда-Али — Исмаил, правивший в 1863—1879 гг., получил от султана в 1867 г. титул хедива (по-персидски «пове­литель»). Этим актом египетский правитель был поставлен выше всех других пашей Османской империи. В 1866 г. Исмаил учредил представительную палату (в европейской литерату­ре — палата нотаблей), имевшую совещательные функции. Она была послушным орудием в руках хедива. По словам А. И. Гер­цена, «Египет въехал на верблюде в эру парламентаризма».

После непродолжительной паузы, вызванной поражением Мухаммеда-Али, были продолжены реформы в области культу­ры, восстановлены старые школы, открыто много новых. Число школ увеличилось со 185 в 1863 г. до 4685 в 1875 г. Число учащихся начальных и средних школ достигло 100 тыс. Открылись музеи египетских древностей и арабского искусства, Националь­ная библиотека, оперный театр, появились научные общества. Единственным официальным языком в Египте стал арабский. Возрос интерес к арабской истории и литературе. Начали вы­ходить газеты и журналы. Все это дало толчок формированию буржуазно-национальной идеологии.

После поражения Египта Сирия, Палестина и Ливан вернулись под власть турок. Ливанский эмират был ликвидирован, Па­лестина выделена в особый, Иерусалимский, санджак. На эти территории распространилось кабальное англо-турецкое торго­вое соглашение 1838 г.

Восстановление султанской власти очень скоро вызвало но­вый подъем освободительной борьбы арабов против турецкого господства. Она развертывалась в условиях усилившегося про­никновения английского и французского капитала, активного вмешательства колонизаторов во внутренние дела арабских стран, разжигания религиозной розни. При этом Англия пыта­лась использовать в своих интересах друзских, а Франция — маронитских феодалов.

В 1859 г. в Кесруане вспыхнуло крупное крестьянское вос­стание, возглавленное деревенским кузнецом Шахином. Кресть-яне-марониты изгнали своих, маронитских феодалов, захватили их земли. Турецкое правительство вынуждено было признать администрацию Шахина.

Успех восстания оказал революционизирующее влияние на другие районы. Он встревожил феодалов и западных колониза­торов, решивших загубить народное движение в огне религиоз­ной розни. В известной степени острой вспышке религиозной вражды способствовало распространение крестьянского анти­феодального движения на районы, где крестьяне-марониты угне­тались друзскими феодалами.

Перестрелка между маронитами и друзами у городских во­рот Бейрута весной 1860 г. послужила сигналом к погромам и резне. В накаленной до предела обстановке фанатики-мусуль­мане устроили христианский погром в центре Сирии — Дамас­ке. Эти события дали Наполеону III повод для вмешательства.

Известие о предстоящей высадке французских войск вызва­ло опасения других европейских держав. Они настояли на со­зыве международной конференции с участием Англии, России, Франции, Австрии, Пруссии и Турции, которая в сентябре 1860 г. постановила ограничить численность французского экспе­диционного корпуса 12 тыс. солдат и срок его -пребывания в Сирии и Ливане шестью месяцами. Наполеон III пытался нару-

шить этот срок, однако летом 1861 г. под давлением других держав французские войска покинули Сирию и Ливан. До этого они усмирили повстанцев-маронитов в районе Кесруана.

Вскоре между державами и Турцией была подписана кон­венция о введении «органического статута Ливана». Горный Ливан становился автономной областью, управляемой губерна­тором-христианином, подчиненным непосредственно Стамбулу.

Хотя французский план захвата Сирии и Ливана провалил­ся, эти страны превратились в сферу влияния французского капитала.

В 60-х годах в Сирии и Ливане развертывается арабское просветительское движение, выдвинувшее крупного писателя и публициста Бутруса аль-Бустани (1819—1883). Он основал в Бейруте первую национальную арабскую школу, начал изда­вать журналы на арабском языке. Бутрус аль-Бустани реши­тельно осуждал фанатизм и религиозную рознь, призывал к единению арабов Сирии и Ливана независимо от их веры (сам он был христианином). Просветительское движение способство­вало формированию национальной интеллигенции, выражав­шей интересы нарождавшейся буржуазии.


Сейчас читают про: