double arrow

Колониальные захваты эпохи домонополистического капитализма и сопротивление африканских народов


В рассматриваемый период главными базами колониализма в Тропической и Южной Африке являлись колонии, возникшие на рубеже нового времени.

Португальские владения в Анголе включали прибрежные области от устья Конго до мыса Капо-Негро. В первой полови­не XIX в. эти районы оставались местом ссылки преступников. В руках португальских чиновников, безжалостно обиравших местное население, находилась вся полнота власти. Вожди пле­мен постепенно превращались в агентуру колонизаторов. Очень большую роль играли рабство и работорговля.

В Мозамбике вплоть до середины XIX в. контроль колони­заторов также ограничивался прибрежной полосой. В XVII, XVIII и даже в первой половине XIX в. Мозамбик был ареной охоты за людьми и главной базой работорговли в Юго-Восточ­ной Африке. Отсюда рабы вывозились в Бразилию для работы на сахарных плантациях. Проникновение португальских коло­низаторов в XIX в. во внутренние районы Мозамбика привело к длительной войне с местным населением.

Усилилась эксплуатация населения Гвинеи (Бисау). Была введена система принудительного выращивания экспортных культур — арахиса и др.

В Южной Африке оплотом колониализма была Капская ко­лония, созданная голландцами во второй половине XVII в. Сю­да переселялись также бежавшие из Франции гугеноты, выход-

цы из Германии и другие эмигранты. Потомки голландских, а также французских и немецких колонистов стали называть себя бурами. Захватывая земли готтентотов, буры создавали в рай­оне мыса Доброй Надежды свои фермы, на которых широко применялся рабский труд. В дальнейшем буры перешли к за­хватам земель коса — племен, принадлежащих к группе на­родов банту.

В ходе наполеоновских войн Капская колония перешла к англичанам. Первое время британские власти сохраняли старые порядки, установленные голландской Ост-Индской компанией. Жители колонии официально делились на «европейцев» и «ра­бов», последних насчитывалось 30 тыс. Однако в дальнейшем отношения между бурами и англичанами стали напряженными. Начался приток колонистов из Англии. Повсюду вводился английский язык. Англичане ликвидировали местное самоуправ­ление буров. Но особенно сильное недовольство колонизаторов-буров вызвал закон 1833 г. об освобождении рабов в британ­ских колониях. После этого начался массовый уход буров из Капской колонии.

К тому времени у племен банту, территория которых была ареной бурской и английской колониальной агрессии, происхо­дили объединительные процессы, формирование народностей. Особенно интенсивными они были на территории современного Наталя. Уже в самом начале XIX в. здесь довольно далеко за­шло объединение многочисленных зулусских племен и стано­вление государства зулусов. Его последовательно возглавляли выдающиеся вожди Дингисвайо, Чака и Дингаан. При Чаке (1818—1828) государственное объединение зулусов охватывало около ста племен. Зулусская армия включала всех здоровых мужчин в возрасте от 20 до 40 лет. Они составляли отряды с постоянным командиром — индуной. В мирное время только небольшая часть воинов находилась как бы на казарменном положении, располагалась в пограничных районах и следила за действиями вражеских племен. Большинство же жило в своих деревнях, занимаясь сельским хозяйством. Зулусский воин был вооружен коротким крепким ударным копьем — ассегаем, которым он действовал как штыком. Зулусы сража­лись сомкнутым строем, выделяя отряды для обхода противни­ка с флангов и с тыла. Единая армия была одной из основ фор­мировавшегося в то время государственного объединения зулу­сов. На обширной территории власть местных племенных вождей была подорвана. При Чаке каждая из подвластных ему территорий управлялась индуной размещенного на ней отряда.

Караваны буров, двинувшихся из Капской колонии на север и северо-восток, начали захватывать земли зулусов. 16 декабря 1838 г. в решающем сражении зулусы потерпели поражение. Этот день, названный «Днем Дингаана» (по имени тогдашнего правителя зулусов), с тех пор ежегодно отмечается в Южной-Африке. Для расистов это государственный праздник, день тор­жества белых над африканцами. Прогрессивные силы считают «День Дингаана» своим праздником — символом героического сопротивления африканцев колонизаторам

В 1840 г. буры, используя сепаратизм и предательство части зулусских вождей, окончательно разгромили армии Дингаана. Зулусам оставили лишь полосу земель на севере Наталя, объ­явленных независимым государством Зулуленд. Но бурам не удалось создать в Натале свою республику, он был включен англичанами в состав Капской колонии, а позднее выделен в самостоятельную британскую колонию Наталь.

После этого большинство буров покинули Наталь и напра­вились в бассейны рек Оранжевая и Вааль, в районы, населен­ные бечуана и басуто. Если бечуана действовали разрозненно, то у басуто вторжение колонизаторов породило сильную тягу к объединению. Французский миссионер, живший среди басуто, писал: «В последние годы непрерывный натиск белых, кажется, открыл туземцам глаза... Идея объединения племен для отпора чужеземцам с каждым днем все больше внедряется в их созна­ние». Борьбу за объединение басуто и защиту их независимо­сти возглавил Мошеш, который был признан верховным прави­телем всех басуто. Оплотом независимости басуто стал горис­тый, труднодоступный район, где ныне находится государство Лесото. Мошеш обращался к вождям зулусов и коса с призы­вом объединиться для борьбы с колонизаторами. Под его руко­водством басуто длительное время успешно сопротивлялись колониальной агрессии. Однако силы были неравными. В 1868 г. страна басуто стала британским протекторатом (Басутоленд).

Что касается буров, то они создали в середине XIX в. два государственных образования колонизаторов — Южно-Афри­канскую республику (англичане обычно называли ее Трансва­аль) и Оранжевое Свободное государство (Оранжевая респуб­лика), — независимость которых была признана Англией. Эти события способствовали усилению бурского национализма. Бу­ры утратили прежнюю связь с Голландией. Постепенно они стали называть себя африканерами. Отличался от голландского и их язык, который впоследствии получил название «афри­каанс».

В то время как бурские колонизаторы вели наступление на зулусов, бечуана и басуто, англичане двигались на восток, захватывая земли коса. В результате целой серии «кафрских войн» племена коса были порабощены англичанами.

Таким образом, к 70-м годам XIX в. значительная часть Южной Африки перешла в руки колонизаторов. На ее терри­тории были созданы две британские колонии и две бурские республики. Зулусы, басуто, коса мужественно сопротивлялись колониальной агрессии, но английские и бурские захватчики оказались сильнее. К этому времени независимость сумели со-

хранить только зулусы Зулуленда и родственный им народ свази (на территории современного Свазиленда).

Если Южная Африка к 70-м годам XIX в. в основном уже была захвачена европейцами, то в Тропической Африке Англия и Франция к этому времени лишь несколько расширили терри­тории своих баз. Опираясь на захваченные ранее пункты на Золотом Берегу, Англия начала наступление на Ашанти. Одна­ко стойкое сопротивление народа ашанти задержало продвиже­ние колонизаторов. Англичанам пришлось заключить с ашанти договоры, признавшие независимость их государства и его су веренитет над прибрежными районами. В 1831 г., после очеред­ной кровопролитной войны, государство Ашанти отказалось от контроля над побережьем, а Англия подтвердила его независи­мость. Англичане значительно расширили свои колониальные владения на Золотом Берегу. Новая война с Ашанти в 1863 г. не принесла им успеха. Правитель Ашанти Квеку Дуа сказал тогда: «Белый человек может привезти в джунгли пушки, одна­ко джунгли сильнее пушек».

На западном побережье англичане захватили Сьерра-Леоне и расширили свои владения в Гамбии. С середины XIX в. одним из основных объектов агрессии британских колонизаторов ста­ла дельта Нигера. К о-ву Лагос, занимавшему там ключевое положение, несколько раз посылались английские военные ко­рабли. Население храбро обороняло свой остров. Все же в 1852 г. англичанам удалось навязать Лагосу протекторат, од­нако йоруба не раз поднимали восстания. Только в 1861 г., после очередной операции военного флота, Лагос стал британ­ской колонией.

Соответствующий договор может служить образчиком лице­мерия колонизаторов. Он был оформлен в виде заявления пра­вителя Лагоса Досемо: «Для того чтобы королева Англии мог­ла лучше помогать народу Лагоса, защищать его и положить конец работорговле в Лагосе и соседних с ним областях, для того чтобы прекратить разрушительные войны, которые ведут Дагомея и другие страны с целью захвата рабов, я, Досемо, этим документом довожу до сведения всех, что с согласия и по рекомендации моего совета навечно передаю королеве Ве­ликобритании и ее наследникам порт и город Лагос...»

Франция расширила свои владения Сенегал и Берег Сло­новой Кости. В Сенегале французские колонизаторы встретили сильное сопротивление народа волоф, возглавленное решитель­ным противником колонизаторов правителем Кайора Лат-Ди-ором. Несколько французских военных экспедиций оказались безрезультатными, и в 1871 г. Франция заключила с Кайором мир, признав его независимость.

В первой половине XIX в. экономическая эксплуатация на­родов Тропической и Южной Африки Англией и другими ка­питалистическими странами Европы начинает приобретать

некоторые новые черты. Усиливается заинтересованность в по­лучении сырья и дешевых продуктов питания. Особенно быст­ро увеличивается вывоз пальмового масла и ценных пород дерева. Французы создают в нижнем течении р. Сенегал план­тации хлопчатника и индиго. Начавшееся превращение Тропи­ческой и Южной Африки в один из источников сырья капи­талистической Европы породило у буржуазии Англии, Фран­ции, других европейских стран тягу к «освоению» внутренних районов Черного континента. Многочисленные исследователи, путешественники, миссионеры, торговцы стремились разгадать его тайны. Среди путешественников и исследователей наряду с явными колонизаторами было немало честных, мужествен­ных людей, самоотверженно служивших науке. Но в условиях капитализма их открытия использовались в интересах колони­ального порабощения народов Африки.

В период домонополистического капитализма европейские державы осуществили ряд колониальных захватов, главным образом в Северной, Западной и Южной Африке. Однако к концу этого периода ими было захвачено не более 10% афри­канской территории. В то время огромный континент был от­крыт для всех колониальных держав. До поры до времени их соперничество не вызывало вооруженных конфликтов.


Сейчас читают про: