double arrow

Насильственное «открытие» Японии


Политический кризис режима Токугава

Обострение классовой борьбы. Крестьянские и городские восстания

Рост товарно-денежных отношений сопррвождался усилением феодальной эксплуатации крестьянства. Ухудшилось положе­ние ремесленников и городской бедноты. Растущее недоволь­ство народных масс все чаще принимало характер открытых восстаний.

Первая половина XIX в. характеризовалась почти непрерыв­ными массовыми восстаниями японского крестьянства. Только в 1833 г. в различных районах Японии произошло 30 крестьян­ских восстаний. Восставшие боролись за ликвидацию феодаль­ного гнета. Во время восстания 1842 г. в провинции Оми пов­станцы уничтожили кадастровые книги. Хотя крестьянские восстания носили неорганизованный и локальный характер, они подрывали японский феодализм.

Все чаще происходили волнения в городах. Нередко пово­дом к ним были недостаток риса или резкое повышение цен на него в результате спекулятивных махинаций оптовых купцов и властей. В 1837 г. в Осака вспыхнуло восстание, возглавленное Хэйхатиро Осио. Выступая против спекуляции, дороговизны, произвола властей, восставшие выдвигали также требования в защиту «низших слоев сельского населения» - «тех, кто не имел земли, а также тех, кто хотя и имел землю, но находился в тяжелом положении, ибо они не имели никакой возможно­сти прокормить родителей, жен и детей». Проявившееся в ходе осакского восстания стремление объединить городские низы и крестьянство показывало, что антифеодальная борьба народ­ных масс поднималась на более высокую ступень. Восстание в Осака не было единичным. Волнения охватили многие города. Обострялись также противоречия между буржуазными и феодальными кругами. Но формировавшаяся буржуазия, свя­занная в той или иной мере с феодальным землевладением и ростовщичеством, как правило, враждебно относилась к вос­станиям крестьянства и городской бедноты.




Глубокий кризис феодальных отношений и обострение классо­вой борьбы сильно поколебали престиж режима Токугава. На­ряду с антифеодальными выступлениями народных масс к концу первой половины XIX столетия активизируется и фео­дальная оппозиция против сегуната, стремившаяся заменить сегунат какой-нибудь другой разновидностью феодальной вла­сти. Ее идеологи выдвинули лозунг восстановления «законной» императорской власти.

Одним из проявлений политического кризиса токугавского режима была ставшая очевидной несостоятельность политики «закрытия» страны.

Князья прибрежных районов начали устанавливать контра­бандные связи с иностранными кораблями, плававшими у бе­регов Японии. Увеличивалось число японцев, знающих голланд­ский язык, интересующихся европейской культурой. В 1843 г. сегун издал новую инструкцию о взаимоотношениях с ино­странцами, подтверждавшую прежние запреты, но разрешав­шую иностранным кораблям запасаться углем и водой в не­которых портах Японии. Одновременно японские власти обра­тились к голландцам с просьбой информировать их о новин­ках европейской культуры, прислать модели машин, экземпля­ры книг и газет.



Капиталистические державы Запада все более настойчиво стремились покончить с самоизоляцией Японии. В связи с уси­лением колониальной агрессии Англии, Франции и США на Дальнем Востоке их взоры обращались и в сторону Японских островов.

Особенно большой интерес к Японии как базе для развер­тывания колониальной агрессии в Китае и других районах Дальнего Востока проявили США. В 1845 г. американский кон­гресс уполномочил президента установить торговые отношения

с Японией. В резолюции конгресса откровенно говорилось, чтоСША нуждаются в базе на морях, омывающих Китай.

После неудач дипломатических попыток американское пра­вительство решило применить силу. В июле 1853 г. в бухту Урага, расположенную вблизи сегунской столицы Эдо (ныне Токио), прибыла военная эскадра коммодора Перри. Суда бы­ли приготовлены к бою и стали на якорь так, чтобы иметь воз­можность обстреливать береговые форты. Японские лодки, окружившие американские корабли, были разогнаны. Перри вручил японским властям письмо президента США с требова­нием подписать договор об открытии Японии для американ­ской торговли, заявив, что за ответом он вернется весной буду­щего года.



Эти события вызвали крайнюю растерянность в правящих кругах. В нарушение традиций правительство сегуна запроси­ло мнение князей и императорского двора.

Между тем в феврале 1854 г. прибыл за ответом Перри, сопровождаемый девятью военными кораблями. Во время на­чавшихся переговоров он открыто пригрозил войной, заявив: «Наша страна только что вела войну с соседней страной Мек­сикой, и мы даже атаковали и взяли ее столицу. Обстоятель­ства могут вовлечь и вашу страну в подобное положение. Вам полезно было бы обдумать это».

Правительство сегуна подчинилось силе и приняло амери­канские условия. 31 марта в Канагава (Иокогама) был подпи­сан первый японо-американский договор, по которому для аме­риканской торговли открывались порты Симбда и Хакодате. В Симода учреждалось американское консульство. Вскоре аналогичные договоры Япония заключила с Англией, Франци­ей и Голландией.

В промежуток между первым и вторым появлением Перри в Японии, в августе 1853 г., Нагасаки посетили корабли адми­рала Путятина, предложившего японским властям установить торговые отношения и определить границу между русскими и японскими владениями. В инструкциях Путятину предписыва­лось, чтобы он «воздерживался от всяких неприязненных в от­ношении к японцам действий, стараясь достигнуть желаемого единственно путем переговоров и мирными средствами». Из­вестный японский публицист и историк Иитиро Токутоми пи­сал: «Русский посол, уважая древние законы Японии, пытался словами убедить японцев. Коммодор Перри с самого начала старался угрозами и демонстрациями напугать японцев и был готов прибегнуть... к вооруженной силе».

При обсуждении вопросов пограничного разграничения русская сторона требовала признания своих прав на о-в Саха­лин и Курильские острова, издавна принадлежавшие России, но японское правительство выдвинуло необоснованные претёнзии на южную часть Сахалина. Первый русско-японский договор о границах и о торговых и динломатических отношениях, подписанный в 1855 г., при втором посещении Путятиным Япо­нии, констатировал, что «отныне границы между Россией и Японией будут проходить между островами Итуруп и Урупом», а Сахалин был объявлен «неразделенным». Несостоятельные территориальные притязания Японии осложняли русско-япон­ские отношения. Но в отличие от западных держав Россия проводила в отношении Японии миролюбивую политику.

Первые договоры, подписанные США и другими державами с Японией, не удовлетворили западные державы. В 1858 г. при помощи угроз США добились подписания нового неравно­правного договора, который предусматривал дополнительное открытие нескольких портов, предоставление американцам прав экстерриториальности, установление минимальных пош­лин за ввозимые в Японию американские товары и т. п. Вскоре Япония подписала подобные договоры с Англией, Голландией, Францией, Россией.

Неравноправные договоры 1858 г. означали насильственное «открытие» Японии иностранными колонизаторами.







Сейчас читают про: