double arrow

Капиталистическое развитие страны. Промышленное строительство


Несмотря на то что «преобразования Мэйдзи» были половин­чатыми и ограниченными, они значительно ускорили темпы раз­вития капитализма в стране.

Возросла товарность сельскохозяйственного производства, наблюдался известный рост посевных площадей, увеличился вывоз шелка-сырца и чая — главных японских экспортных то­варов того времени. Развитие капитализма в японской деревне сочеталось с укреплением помещичьего землевладения и сохра­нением полуфеодальных методов эксплуатации крестьянства. Можно сказать, что развитие капитализма в японской деревне шло по «прусскому пути», однако объем и удельный вес фео­дальных пережитков были здесь несравненно большими, чем в Германии. Развитие капитализма сопровождалось дальней­шим обезземеливанием крестьян, сгоном их с земли. В 1883 г. лишилось земли свыше 33 тыс. крестьян, в 1884 г. — 70 тыс., в 1885 г.— 108 тыс.

В 70-х и особенно в 80-х годах развернулось интенсивное промышленное строительство. В 1868—1877 гг. было создано 489, а в 1878—1885 гг. — 800 новых промышленных предприятий.

Но капиталами для создания крупных фабричных предприя­тий обладали лишь богатые купеческие дома, сложившиеся еще в феодальную эпоху (Мицуи и др.), которые предпочитали за­ниматься кредитными и торгово-ростовщическими операциями, приносившими большую прибыль.

В таких условиях важную роль в индустриализации Японии сыграло вмешательство государства. Крупные средства, моби­лизованные правительством за счет огромных налогов с насе­ления (главным образом с крестьянства), вкладывались в строительство промышленных предприятий. Экономическая по­литика японского правительства была тесно связана с его воен­но-стратегическими планами, со стремлением создать современ­ные армию и военно-морской флот. Правительство приступило к сооружению военных заводов и арсеналов, крупных судо­строительных верфей и железоделательных заводов. В других отраслях строились так называемые «образцовые предприятия»: крупные бумагопрядильные, шелкомотальные, ткацкие, спичеч­ные фабрики, стекольные, пивоваренные, цементные и другие заводы.

В 80-х годах 'большинство «образцовых предприятий» было по очень низкой цене продано частным предпринимателям. Мед­ные рудники Асио, например, купила фирма Фурукава за сумму, составлявшую немногим более 20% вложений, сделанных правительством. Цементный завод, обошедшийся правительству в 90 тыс. иен, был продан частной фирме за 60 тыс. с рассроч­кой платежа на 25 лет. Львиная доля предприятий попала в руки крупнейших капиталистических компаний — Мицуи, Ми-цубиси, Фурукава, Ясуда. Нередко они многие годы продол­жали получать крупные правительственные субсидии. Прави­тельство предоставляло особые привилегии бывшим князьям и самураям, приступавшим к предпринимательской деятельности. Многие мануфактуры и мелкие фабричные предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья строились помещика­ми. Зачастую японские помещики были одновременно и капи­талистическими предпринимателями.




Отмеченные выше особенности промышленного развития Японии определили тесную связь крупной японской промыш­ленной буржуазии с полуфеодальным абсолютистским государ­ством, ее заинтересованность в сохранении и укреплении импе­раторской власти. Это усиливало реакционность крупной япон­ской буржуазии, укрепляло союз между японскими помещиками и капиталистами.

То обстоятельство, что капиталистическая индустриализация Японии осуществлялась в период, когда в Западной Европе и США уже утвердился промышленный капитализм, позволило японцам широко использовать и применять к своим условиям достижения зарубежной науки и техники, методы организации капиталистического производства. Как отмечал выдающийся японский марксист Сэн Катаяма, «японскому капитализму при­ходилось все создавать наново, начиная от акций и машин и кончая техническими навыками и приемами. Эта творческая ра­бота не была, однако, слепым подражанием европейским образ­цам. Пересаженную из западных стран промышленность необ­ходимо было приспособить к местным условиям и особенностям, дабы избежать неудач и получить наибольший хозяйственный эффект».



В 70—90-е годы промышленное производство развивалось в Японии более высокими темпами, чем в других капиталистиче­ских государствах. Однако его уровень и объем были в Японии значительно ниже, чем в «старых» капиталистических странах. В 1888 г. лишь 15,3% японских промышленных предприятий применяли механические двигатели. До конца 90-х годов почти отсутствовало производство чугуна и стали. Развитие промыш­ленности в Японии серьезно тормозилось сильными пережит­ками феодализма и отсутствием таможенной самостоятельности (в связи с тем что сохраняли силу неравноправные договоры). Тем не менее Япония постепенно превращалась в капиталисти­ческую страну с собственной промышленностью.

Промышленный капитализм побеждал и утверждался в Япо­нии в то время, когда передовые капиталистические страны Запада уже вступили в период перерастания домонополисти­ческого капитализма в империализм. Общие закономерности развития мировой капиталистической системы и специфические особенности индустриализации Японии привели к тому, что здесь уже на раннем этапе развития промышленного капитализ­ма стали появляться монополии. Ряд монопольных объединений и компаний возник в Японии в 80-х годах. В значительной сте­пени это было вызвано стремлением японских промышленников выдержать конкуренцию иностранных товаров, беспрепятствен­но поступавших на японские рынки вследствие низких таможен­ных пошлин. Передача правительственных предприятий крупной буржуазии также способствовала быстрому росту и укреплению капиталистических концернов.

«Движение за свободу и народные права»

Развитие капитализма в Японии сопровождалось усилением классовых противоречий. Буржуазия и езязанные с предприни­мательской деятельностью помещики стали играть все 'более возраставшую роль в экономике страны. Между тем важнейшие посты в государственном аппарате почти монопольно занимала группировка самураев из юго-западных княжеств Сацума и Тесю. Политика правительства вызывала растущее недоволь­ство в различных слоях японского народа.

Средние и мелкие буржуа городов были недовольны тем, что правительственные субсидии доставались кучке крупных капиталистов, в то время как остальные не получали никакой государственной помощи.

Некоторые группы помещиков, владельцев мелких предпри­ятий по переработке сельскохозяйственного сырья были недо­вольны высоким земельным налогом и тем, что получаемые от него средства правительство использовало для субсидирования крупной буржуазии, совершенно не вкладывало их в сельское хозяйство и местную промышленность.

Либеральные помещики, мелкая и средняя буржуазия горо­дов хотели участвовать в управлении страной и требовали уста­новления парламентского строя.

Одновременно росло недовольство крестьянства, вынужден­ного на кабальных условиях арендовать землю у помещиков и платить непосильные налоги.

Рост политической активности либеральных помещиков, ча­сти крупной буржуазии, не связанной или слабо связанной с правительственными сферами, средней и мелкой буржуазии го­рода привел к зарождению и развитию либерально-конститу­ционного движения, получившего название «движения за сво­боду и народные права».

Оно возникло в начале 70-х годов, когда некоторые деятели императорского правительства, связанные с либеральными помещиками (Итагаки и др.), потребовали создания представи­тельных учреждений. Вскоре Итагаки вышел из состава прави­тельства и выступил с резкой критикой его деятельности. В стране появились кружки и группы, провозглашавшие своими лозунгами свободу, равенство, народные права. В этот период в Токио и других городах стали выходить газеты различных направлений; многие газеты отстаивали требования либералов.

В 1875 г. либералы сделали попытку создать свою полити­ческую организацию: возникло «Общество патриотов». Однако через два месяца оно было распущено.

В конце 70-х — начале 80-х годов «движение за свободу и народные права» усиливается и приобретает большой размах. Оно постепенно охватывает сравнительно широкие слои город­ского населения и часть крестьянства. В 1878 г. возобновило свою деятельность «Общество патриотов». Центральным пунк­том его программы было требование создать парламент. Обще­ство становится влиятельной организацией, объединяющей местные политические кружки и клубы. На четвертом съезде «Общества патриотов», состоявшемся в марте 1880 г. в Осака, было представлено 96 организаций, насчитывавших около 100 тыс. членов. Съезд присвоил обществу новое название — «Лига учреждения парламента».

Большинство лидеров лиги были сторонниками умеренной тактики. Они предлагали добиться учреждения парламента пу­тем подачи верноподданнической петиции императору. Но в лиге было и радикальное крыло, настаивавшее на организации широких общественных выступлений.

Во всей стране развернулось петиционное движение. Под основной петицией, составленной лидерами движения, стояло 87 тыс. подписей. Многие местные организации и даже отдель­ные деревни направляли в Токио своих представителей с соб­ственными петициями. Некоторые из них отражали требования демократического крыла, содержали протест против незаконных и несправедливых поборов, от которых страдало крестьянство.

С начала 80-х годов в Японии наблюдался значительный подъем крестьянского движения. Крестьяне требовали снижения арендной платы и аннулирования задолженности. В некоторых районах выступления крестьян сочетались с движением за со­зыв парламента.

Правительство пыталось подавить петиционное движение. В октябре 1880 г. был издан специальный закон, запрещавший подачу петиций непосредственно в столицу. Усилились репрес­сии. Полиция разгоняла митинги и собрания, закрывала газе­ты. Но репрессии не задушили движения. Они дали противо­положный результат. Усилилось радикально-демократическое крыло «движения за свободу и народные права». В движение включались более широкие слои населения. Резолюция второго съезда «Лиги учреждения парламента», состоявшегося в ноябре

1880 г., утверждала: «Прежние обращения к правительству о создании парламента не дали никаких результатов. Вновь об­ращаться к нему бесполезно. Теперь народ должен силой до­биться парламента и конституции».

Усиливая террор, правительство одновременно стремилось к сближению с умеренными либеральными группировками. В ноябре 1881 г. был опубликован императорский указ с обеща­нием созвать в 1890 г. парламент.

В этой обстановке возникли первые буржуазно-помещичьи политические партии Японии. В октябре 1881 г. на базе «Лиги учреждения парламента» была создана «Конституционная либе­ральная партия» (дзиюто). Она объединяла представителей либеральных помещиков, сельской буржуазии и интеллиген­ции, части крупной городской буржуазии. Главную роль в ру­ководстве дзиюто, возглавляемой Итагаки, играли либеральные помещики.

В 1882 г. оформилась вторая политическая партия — «Кон­ституционная партия реформ и прогресса» (кайсинто) во главе с Окума. Она представляла крупную и среднюю городскую буржуазию, крупных обуржуазившихся помещиков, умеренно-либеральную интеллигенцию. Ее лидеры выражали интересы крупной торговой и финансовой буржуазии.

Для противодействия этим партиям правительство создало «Конституционную императорскую партию» (тэйсэйто), состояв­шую главным образом из чиновников. Но она была малочислен­ной и не играла значительной роли.

Две основные буржуазно-помещичьи партии — дзиюто и кайсинто — мало чем отличались друг от друга. Их возглавля­ли либеральные помещики и буржуа, стремившиеся к компро­миссу с правительством и боявшиеся активных выступлений народных масс. Но возникшая на базе «Лиги учреждения пар­ламента» партия дзиюто пользовалась большой популярностью среди участников «движения за свободу и народные права». Итагаки и другие умеренные лидеры дзиюто стремились ис­пользовать в своих интересах движение народных масс. Кпартии присоединились и левые радикальные элементы, готовые к решительной борьбе за демократические свободы. Дзиюто подвергалась преследованиям, на Итагаки было совершено по­кушение. Это создало ему ореол борца за свободу. Сторонники дзиюто заявляли: «Итагаки может умереть, но свобода не ум­рет!»

В 1882—1884 гг. особенно возросла активность демократи­ческого крыла «движения за свободу и народные права». Пред­ставители радикальной интеллигенции создали ряд нелегальных организаций. Их участники изучали историю Парижской комму­ны и русского революционного народничества. Имена Желябова и Перовской, их революционная деятельность были хорошо из­вестны и вызывали глубокое уважение японских демократов.

Члены одной из революционных групп писали: «Мы должны брать пример с русских нигилистов и идти в революционных рядах с оружием в руках».

Под давлением демократических элементов руководства дзиюто высказалось в 1884 г. за подготовку общего выступле­ния с целью свержения правительства. Вооруженные выступле­ния подготовлялись в нескольких районах. Был разработан план восстания гарнизона в г. Нагоя; ожидалось, что оно будет поддержано крестьянскими восстаниями в центральных префек­турах. Но революционные группы действовали разрозненно'. Нелегальные организации в гарнизоне Нагоя и в других пунк­тах были раскрыты властями, их участники арестованы. Лишь в нескольких местах в 1884 г. вспыхнули вооруженные восста­ния, которые были подавлены правительством.

Наиболее крупным из этих выступлений было восстание в районе г. Титибу (префектура Сайтама), где участники «дви­жения за свободу и народные права» во главе с Эйсукэ Тасиро возглавили крестьянские массы. Около 10 тыс. крестьян герои­чески сражались с войсками и полицией. Но восстание началось раньше, чем были подготовлены выступления в других районах, и оказалось изолированным. Оно потерпело поражение, а Та­сиро и другие руководители были казнены.

Напуганное событиями в Титибу, правительство поставило на ноги весь полицейский аппарат. Большинство подпольных революционных групп было разгромлено. Отдельные вспышки крестьянских волнений продолжались и в 1885 г., но в резуль­тате террора радикальное крыло «движения за свободу и народ­ные права» было обессилено.

Зародившись как умеренно-либеральное, «движение за сво­боду и народные права» в 1882—1884 гг. начало приобретать боевой буржуазно-демократический характер. В 1884 г. оно достигло наивысшего подъема. Однако его радикально-демокра­тическое крыло не сумело противопоставить себя умеренно-ли­беральным элементам, повести за собой народные массы, вы­двинуть радикальную аграрную программу.

В период «движения за свободу и народные права» наряду с требованиями буржуазно-демократических свобод выдвига­лись и требования отмены неравноправных договоров.

Выступления против них особенно усилились в конце 80-х го­дов. Если народные массы стремились к укреплению независи­мости родины, то шовинистические круги рассматривали отмену неравноправных договоров как этап на пути превращения Япо­нии в колониальную державу. Шовинисты вели оголтелую ми­литаристскую пропаганду, требовали проведения агрессивной внешней политики.

В 1889 г. Япония подписала новые торговые договоры с Гер­манией, Россией и США, отменившие некоторые ограничения таможенной автономии, но сохранившие статьи о смешанных судах. Лишь в конце XIX —начале XX столетия Японии уда­лось добиться полной отмены неравноправных договоров.

«Движение за свободу и народные права» сыграло огром­ную роль в истории Японии. Оно окончательно закрепило раз­витие страны по капиталистическому пути.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: