double arrow

Предпосылки революции


ИРАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905-1911 гг.

Глава XXVIII

Раздел V ПРОБУЖДЕНИЕ АЗИИ

Роль народов колоний и зависимых стран ж борьбе за социальный прогресс

В эпоху империализма значительно возросла роль народов ко­лоний и зависимых стран в экономической и политической жизни всего человечества. Усилилась их роль в экономике ми­ровой капиталистической системы. В связи с обострением борь­бы между крупнейшими империалистическими державами ко­лонии и зависимые страны приобрели большое стратегическое значение. Эксплуатация угнетенных стран Азии и Африки спо­собствовала загниванию и паразитизму, свойственным империа­лизму как последней и высшей стадии капитализма. Колониаль­ная политика, огромные сверхприбыли, получаемые монополия­ми за счет чудовищной эксплуатации народов колоний, давали империалистам возможность прямо и косвенно подкупать вер­хушку рабочего класса метрополий, создавать «рабочую ари­стократию», являющуюся социальной базой оппортунизма и ревизионизма в рабочем движении. Глубочайшее противоречие между метрополиями и колониями ослабляло империализм. В. И. Ленин считал это противоречие одним из основных про­тиворечий, определявших неизбежность гибели империализма, делавших эпоху империализма кануном пролетарской социали­стической революции.

Обострение противоречий между метрополиями и колония­ми приводило к росту освободительного движения народов Востока. Национально-освободительная борьба угнетенных на­родов Азии и Африки подрывала силы империализма. Она при­обрела огромное, всемирно-историческое значение ибо смыка­лась с борьбой против империализма, за социализм, которую вели пролетарии развитых капиталистических стран.

Многомиллионные массы Азии и Африки превращались в активных творцов истории. Впервые эта новая роль угнетенных народов Востока ярко раскрылась во время революций и ре­волюционных движений, развернувшихся под влиянием русской революции 1905 г. «Это большинство, — говорил В. И. Ленин о народах Востока, — которое до сих пор стояло совершенно вне исторического прогресса, потому что самостоятельной ре­волюционной силы представлять не могло, перестало, мы зна­ем, в начале XX столетия играть такую пассивную роль. Мы знаем, что после 1905 г. последовали революции в Турции, Пер­сии, Китае, что в Индии развилось революционное движение» *.

В. И. Ленин назвал революции начала XX в. в Китае, Иране и Турции, революционный подъем в Индии и Индонезии про­буждением Азии.

«Пробуждение Азии, — писал В. И. Ленин, — и начало борьбы за власть передовым пролетариатом Европы знамену­ют открывшуюся в начале XX века новую полосу всемирной истории» **.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, с. 328. ** В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 23, с. 146.

Первым крупным событием, знаменовавшим пробуждение Азии, была иранская революция 1905—1911 гг.

Процесс превращения Ирана в полуколонию сопровождался усилением развития товарно-денежных отношений и появлени­ем капиталистического уклада. К началу XX в, в Иране уже было несколько текстильных, спичечных, бумажных фабрик, небольших электростанций. Формировались новые классы — национальная буржуазия и пролетариат. Однако развитие ка­питализма и промышленности происходило здесь значительно медленнее, чем в Индии и Китае. Зачастую промышленные предприятия, основанные иранцами, вскоре после пуска закры­вались из-за иностранной конкуренции или переходили в соб­ственность иностранцев. В результате соглашений, заключенных между Англией и царской Россией, в Иране не велось железно-дорожное строительство.

Формирование буржуазных наций здесь также затруднялось вследствие относительно слабого развития капитализма, весьма: сильных пережитков феодальной раздробленности, многонацио­нального и многоплеменного состава населения. Из всех народ­ностей и племен, населявших Иран, только персы (иранцы) и азербайджанцы были близки к превращению в сформировав­шиеся нации, у них сложилось и росло национальное самосо­знание.

Засилье иностранных колонизаторов было в Иране большим, чем в других полуколониальных странах Азии. Далеко зашло не только экономическое, но и политическое подчинение страны, на юге которой хозяйничали английские колонизаторы, а на севере — русский царизм.

В начале XX в. иранское правительство подписало с Англи­ей и царской Россией новые соглашения о кабальных займах, оно отменило или значительно снизило пошлины на русские и, английские товары. Английские и русские капиталисты получи­ли новые концессии. В 1901 г. англичане вынудили шаха предо­ставить английскому подданному, австралийскому финансисту д'Арси концессию на монопольную эксплуатацию нефтеносных районов всей страны, за исключением пяти северных провин­ций. На ее основе позднее была организована Англо-персид­ская (затем Англо-иранская) нефтяная компания, ставшая глав­ным орудием колониального порабощения Ирана английским империализмом. В начале XX в. сложилась реальная угроза раздела Ирана между Англией и царской Россией, превращения его из полуколонии в колонию.

В связи со строительством Багдадской дороги повышенный интерес к Ирану стал проявлять германский империализм. В городах открывались немецкие торговые фирмы. Германские монополии стремились потеснить Англию и Россию, утвер­диться в Иране.

Империалистический гнет мешал развитию производитель­ных сил Ира Над Другим фактором, задерживавшим развитие страны, был феодальный гнет, произвол абсолютистской каджарской монархии. Без свержения империалистического и фео­дального гнета невозможны были не только возрождение эко­номики и культуры Ирана, подъем его производительных сил, но и сохранение политической самостоятельности и целостно­сти государства.

К началу XX в. в Иране уже складывались общественные силы, поднимавшиеся на борьбу против колонизаторов и фео­дального гнета. Большинство населения страны составляло крестьянство, лишенное земли, жестоко эксплуатируемое помещиками и иностранным капиталом. В его среде нарастало недо­вольство произволом помещиков и шахских чиновников

Иранский пролетариат, представленный главным образом рабочими мелких полукустарных предприятий, был сравнитель­но малочислен и плохо организован. В исторических условиях того времени руководителем назревавшей буржуазной револю­ции могла быть лишь национальная буржуазия, заинтересован­ная в ликвидации империалистического гнета и феодальных по­рядков, в создании благоприятных условий для развития национального капитализма. Иранская буржуазия была представлена купечеством, многочисленными мелкими и средними торговцами, владельцами небольших мастерских и кустарных предприятий. Крупная промышленная буржуазия почти отсут­ствовала.

Политические устремления буржуазии выражали~представи-тели сравнительно немногочисленной интеллигенции, .получив­шей европейское образование. За границей иранскими эмигрантами издавалось несколько оппозиционных газет, тайно распро­страняемых на родине. В начале XX в. в стране возникают не­большие организации и группы, ставившие своей целью борьбу против шахского правительства. В Тегеране сторонники реформ основали Национальную библиотеку, которая вскоре преврати­лась в центр, где собиралась патриотически настроенная ин­теллигенция. Но слабость иранской национальной буржуазии сказывалась на деятельности этих групп. Накануне революции в Иране еще не было политических партий или сколько-нибудь влиятельных политических организаций, подобных существовав­шим к тому времени в Индии, Китае, Турции.

Обострение политического и экономического кризиса способ­ствовало вызреванию революционной ситуации. С каждым го­дом усиливались нужда и бедствия, переживаемые народными массами. Голод становился постоянным явлением в городе и деревне. В 1900 г. в Тегеране и других городах происходили волнения, вызванные дороговизной хлеба. Они усилились после получения известий о народном восстании в Китае. «Базары полны разговорами о Китае», — писал английский посланник.

В 1901 и 1903 гг. голодные бунты приняли еще большие размеры. В 1904 и 1905 гг. происходили новые народные выступления.

Появились и явные признаки «кризиса верхов». В лагере господствующего класса не было единства. Часть помещиков, сумевших приспособить свое хозяйство к потребностям рынка, выступала за реформы. В связи с попыткой провести судебную реформу, ограничивающую власть духовных судов, возник острый конфликт между шиитским духовенством и шахом.

Духовенство активно участвовало в политических событиях последующих лет. Многие его представители выступали вместе с либеральными помещиками и либеральной буржуазией. Такая позиция части иранского духовенства объясняется рядом при­чин. Высшее духовенство стремилось сохранить и расширить свои позиции в управлении страной, довольно многочисленные слои духовенства были тесно связаны с купечеством, а иной раз я сами имели непосредственное отношение к торговле. Что касается низшего духовенства, то оно находилось в тяжелом материальном положении, а его отдельные представители неред­ко отражали настроения крестьянства и городского населения.


Сейчас читают про: