double arrow

Аэропорт надежд


Я проснулся лишь в три часа дня и сразу же в голове появились вчерашние мысли. Как же мне хочется увидеть знакомые глаза, ощутить тепло ее прикосновения, услышать голос на иву. Что будет сегодня, знает только тот, кто видит все с небес сидя на пушистом облаке. Ангелы не покиньте меня сегодня. Холодный разум может помочь человеку предвидеть и преодолеть события, но он никогда не может быть спутником в любви. Если твоя вторая половина остыла, конечно, можно влюбить ее пользуюсь психологией, по типу той которую преподавали нам в академии. Только будешь ли ты любить человека, может получиться, что он окажется лишь трофеем. Я включил песню которую поставил Кате на сигнал звонка, для того чтобы хоть как-то сбить мысли о холодном сердце. Только она пустила в мои глаза образ Кати в аэропорту, стоящей передо мной. Каждый раз, закрывая глаза я стал видеть ее образ чуть по-другому, то она подходила ко мне и обнимала, то холодно держала голову высоко смотря на меня. Эти образы только вновь заставили задуматься и приготовится к ледяному дождю из слов, но надежда на лучшее всегда должна быть и сейчас она как никогда ранние сильна. Любой реалист видит несколько вариантов событий, наверное, это мое качество было одним из параметров, по которым Сергей Петрович отбирал. Конечно, знания нескольких вариантов будущих событий помогает мне в жизни. Собственно из-за этого качества я и не являюсь искателем адреналина. Жизнь научила меня не совершать ошибок других, но не все ошибки я захотел усвоить.




Стрелка часов медленно подходит к пяти. Солнце наконец начинает, заходит в окно моей комнаты. Все как раньше, но по-другому. Сейчас время в ожидании Кати течет в особенности медленно. Остается всего несколько часов до прилета самолета, а значит, пора ехать в аэропорт. Еще немного подумав о нашей встрече с Катей, я выехал в аэропорт. Дорога оказалась еще мучительнее, чем ожидания дома. Вот вроде бы совсем скоро я увижу ее, но что-то беспокоит меня сейчас. Что-то все-таки будет не так, но что? Из четырех вариантов я готов к каждому. В здание аэропорта я встретил, Катиных родителей они стояли в сопровождение двух охранников. Вообще они относились ко мне не очень, им кажется, что я не пара для их дочери. Как друга Саши они меня воспринимали куда лучше, но все изменилось, когда мы с Катей стали встречаться. Я подошел к ним, чтобы поздороваться поздоровался. Андрей Васильевич увидев меня, протянул руку и какой-то странной улыбкой.

Я – Добрый вечер. А Саша где?

Андрей Васильевич – Он в командировке. Вернется в сентябре. Вроде.

Я – Понятно.

Наталья Петровна– А ты как Евгений после окончания. Катя сказала, что тебя в Москве оставили.



Я – Да. Я теперь сотрудник антитеррористического отдела. А так все хорошо.

Наталья Петровна– Нравится?

Я – Очень.

Наш милый разговор прервался, когда мы увидели Катю, идущую к нам разговаривая с какими-то девчонками. Я замер смотря на ее красоту. Мой ангел медленно шел в нашу сторону, изредка поправляя волосы, которые свисали на черный плащ. Каждый ее шаг стал отдаваться в моем сердце. Она шла, как будто не замечая нас, но потом повернулась и с горящими глазами подбежала в нашу сторону, поставив чемодан на пол. Катя не произнося ни слова, сразу поцеловала меня в губы. Стук ее сердца вновь слился с моим. Вовремя поцелую я почувствовал пристальный взгляд со стороны. Катя тоже почувствовала его, поэтому оттолкнула и повернулась к родителям.

Катя – Господи как я по всем соскучилась.

Наталья Петровна– Мы по тебе тоже. Ну как долетела?

Катя – Отлично. Давайте поедем уже. Я жутко голодная.

Я – Вас в самолете не кормили?

Катя – Честно есть было невозможно. Ты то как? - произнесла веселым голосом не отводя взгляда.

Я – Отлично. Вот вчера день города отмечал в одиночестве.

Катя – Ничего мы с тобой на день Москвы погуляем, так же как в прошлом году. Помнишь.

Я – Конечно. В особенности полную глухоту после выстрелов пушек.

Катя – Ну в этот раз мы беруши возьмем.

Наталья Петровна– Ладно давайте пойдем уже. Дома ужин стынет.

Всю дорогу до машины Катя держала меня за руку, не отпуская не при каких обстоятельствах. Конечно, ее родители сейчас стесняют нас, из-за этого мы сдерживаем все эмоции в себе. Катин взгляд не отрывается от меня не на секунду, как и мой. Каждый из нас ищет, что изменилось в другом. Все-таки два месяца прошло с нашей последней встречи. Катя смотрела на меня, чуть шевеля губа, словно хотя что-то сказать, но не решается из-за родителе, которые буквально заваливают ее вопросами о поездке. Когда мы подошли к машине Катя попросила у Андрея Васильевича разрешения поехать в машине охраны, он не смог отказать своей любимой дочери. Машина охраны была, конечно не уединенным местом, но все-таки хотя бы без глаз родителей. Как только я сел в машину Катя села за мной и сразу же крепко поцеловала. Я никогда не видел ее счастливее, чем в этот, улыбка на лице словно застыла на века. Она вся светилась, а ее изумрудные глаза горели зеленым пламенем. Ее поцелуй буквально вскружил мне голову, я даже потерял счет времени. Когда Катя отвела свои губы, я посмотрел в окно и понял, что этот поцелуй длился очень долго. Мы уже проехали, по крайней мере пятнадцать километров от аэропорта. Теперь я чувствую взгляд, которого мне так не хватало. Катя смотрела в мои глаза крепко сжимая мою руку. Ее губы что-то шептали, что именно я не могу расслышать. Все дорогу мы лишь смотрели друг на друга, молчание прервалось лишь после того как наша машина въехала в ограду дома Катиных родителей. Если бы сейчас была ночь, я бы все равно видел как днем, из-за ослепляющей Катиной улыбки. Она буквально светилась, а ее глаза горели ярким пламенем. Катя стала смотреть на меня, проводя нежно рукой по моему лицу.



Катя – Тебе почти двадцать два, а у тебя до сих пор нет щетины.

Я – А разве это плохо?

Катя – Это отлично. Как же мне тебя не хватала. Я всегда возвращалась с лекций в номер, хотела тебя обнять, а ты был так далеко.

Я – Я ведь тоже так думал. Больше всего я боялся, что ты приедешь другой.

Катя – Боялся? Так сотрудник спецслужбы не надо бояться. Я такое бы от Саши не услышала никогда. Вот я боялась действительно в особенности с того когда ты долго не звонил.

Я – Не было возможности позвонить. Ну я же не он. Разве мне нельзя побыть хоть немного семнадцати летним парнем.

Катя – Я конечно не знала тебя в семнадцать лет, но сдается мне что ты можешь с играть любой возраст. Кстати хотела у тебя спросить мы ведь к твоему папе едем на твое день рождение.

Я – Да, к нему. Готова войти в мой мир детства?

Катя – Конечно. Правда я побаиваюсь чуть-чуть, но думаю справлюсь.

Я – Не надо боятся, в лесу тебя не зарою.

Катя – Если бы ты хотел это сделать то давно бы сделал. Саша с нами поедет?

Я – Он в командировке где-то у черта на куличках. Так что готовься, что возможно ты будешь единственно девушкой среди трех парней.

Катя – Кто будет и, когда мы поедем туда?

Я – Два моих одноклассника и по совместительству лучших друга. Это те с кем пилораму строил. А поедем двадцать первого.

Катя – Так значит, там весело будет. Что с собой взять надо будет? Там горячая вода есть?

Я – Катя там двух этажный коттедж с ванной. Только про туалет не спрашивай, покусаю.

Катя – Не буду. Ладно, двадцать первого выезжаем, все решено. Господи как же я соскучилась и по дому и по тебе.

Я – И поэтому мы сидим уже пять минут в машине?

Катя – Нет. Давай уже выходить.

Она отрыла дверь машины и медленно пошла в сторону беседки, которую озаряют лучи заката. Внезапно Катя застыла, вытянув руки вверх и вздохнула полной грудью. Солнце оставило ее светлую тень на тропике. Мне даже стало казаться что у этой тени есть крылья. Ангелы это обычные люди, только их тень скажет нам о том, что они не такие как мы. Она смотрела на небо вдыхая полной грудью. Я медленно подошел к ней со спины и обнял.

Катя – Знаешь, как хорошо возвращаться домой после двух месяцев чужбины. Это не передать словами. Посмотри на клумбу с розами, ее же мы вместе садили, в мае. Давай посмотрим, как пахнут розы, которые посадили с такой любовью. Я так хочу, что бы они пахли точно так же как пах те розы, которые ты принес мне перед отъездом в свою командировку. Запах земляники мне никогда не встречался до того дня. Как жаль, что в этом году мне так и не удалось поесть земляники, но зато объелась клубники.

Я – А я вот и земляники объелся и клубники и грибов. Всего что растет в наших суровых лесах.

Катя улыбнулась и медленно наклонилась к клумбе, чуть оглядывая на меня. Розы действительно красивы, в особенности, когда рядом с ними стоит ангел. Она сжала в ладонях бутон алой розы, после вдохнула аромат цветка.

Катя – Не поверишь, эта роза пахнет точно так же как и те, которые ты мне дарил.

Я – Видимо этот запах появился от нашей любви.

Катя – Ты меня в тот день лопатой чуть не убил.

Я – Ну ведь не убил.

Катя – У тебя как с работой.

Я – Две недели отпуска пока, а потом не знаю. Но не беспокойся, я буду в Москве.

Катя – Смотри у меня. Надеюсь, что ты сегодня домой, вечером не собираешься.

Я – Надейся. Конечно, я буду с тобой и пойду спать в беседку. В детстве у нас с братом и сестрой был целый вигвам с гамаком. Да и тем боле после двух месяцев выживания в лесу, здесь выживу.

Катя – Я всегда слушаю тебя и понимаю что ты большая книга, которую нельзя просто читать, листая страницы, надо ждать пока она сама пролистнет страницу.

Я – Это всего лишь мое детство.

Катя – Твоему детству стоит позавидовать. Оно было очень богато, судя по твоим рассказам за два года.

Я – Ты ошибаешься, моему детству не стоит завидовать. Но скоро ты окунешься в его мир где оно прошло.

Катя – Ловлю тебя на слове. Идем в дом я жутко проголодалась.

Стол уже был накрыт к тому времени как мы зашли в дом. Катя сразу повела меня к застолью. Определенно с мая здесь многое изменилось, теперь столовая оформлена в готическом стиле с большими свечами на стенах. Катя тоже удивилась. Она медленно села напротив меня и стала рассматривать интерьер. Ее взгляд остановился на палице за моей спиной, а может и на мне. Так или иначе, я сейчас рад, что мой ангел снова со мной.

Катя – Да здесь много чего изменилось с моего последнего визита сюда. Жень я знаю, что у тебя не вправе спрашивать о том, чем вы занимались в своем лагере, но расскажи, пожалуйста.

Я – Конечно, расскажу я ведь не сверх секретного не делал.

Катя – Так значит, я услышу красивую сказку по типу той, которую всегда рассказывает мой брат.

Я – Возможно. Собственно все два месяца меня учили абсолютно тому же чему и последние пять лет. Стрелять, анализировать, быстро бегать, только на этот раз еще глубже. Расскажи лучше о том, как прошли выборы.

Катя – Отлично. Там на них народу ходит куда больше чем у нас, поэтому был аншлаг, успевай смотри, но могу признаться нарушений почти не было.

Я – Вот что значит культура десятилетий.

Катя – Там даже менталитет другой, не такой как у нас.

Наш разговор прервался, когда Катина мама принесла большое блюдо с запеченным гусем. Через пару минут за столом уже собралась вся семья. Ну, или почти вся, Саши нет. Катя стала рассказывать, о своих впечатлениях. Весь вечер превратился в тихое семейное застолье. Только, я себя чувствовал, как-то не в свой тарелке.

Лишь поздним вечером мы с Катей остались одни в ее комнате. Она стала разбирать вещи, а я стал смотреть на ее красоту сидя в кресле рядом с окном. Внезапно Катя остановилась и медленно подошла ко мне.

Катя – Знаешь, я очень долга ждала этого момента, что бы поцеловать тебя.

Она медленно дотронулась губами до моих, после аккуратно провела руками по моей спине. Я стал целовать ее шею, медленно спускаясь ниже и ниже. Катя наслаждаясь каждым поцелуям таяла. Наши тела стали снова одним целым на всю ночь. Снова мы вернулись в наш космос или космос вернул нас. Любимый человек это особый человек. С ним всегда лучше, чем с другими. Улыбка всегда искренняя, а ложь больнее.

Утром я вновь проснулся кровати с ангелом, который обнимал и согревал меня как раньше. Мечта любого человека просыпаться с первыми лучами солнца под пения птиц рядом с любовью всей жизнью. Наверное это и есть счастье. Мы не видим его пока оно с нами. Я решил приготовить Кате завтрак и поэтому направился на первый этаж в кухню. Утро было вполне обычным, точно таким же как и в другие разы когда оставался у Кати. Но было что не так. Когда я зашел в кухню, увидел сидящего Андрей Васильевич и пил кофе, читая какие-то свои документы.

Андрей Васильевич – Пришел завтрак приготовить.

Я – Да.

Андрей Васильевич – Там в холодильнике есть гранатовый сок и ее любимый торт.

Я – Торт с утра. Разве это полезно?

Андрей Васильевич – Можно и побаловать чуть-чуть. Женя ты не хочешь стать заместителем начальника службы охраны моего предприятия.

Я – Нет. Я послужить то толком не успел. Да и поступал на службу для того чтобы общество защищать.

Андрей Васильевич – Какое общество? Шайку политиков отмывающих деньги. Их интересы ты хочешь защищать? Ладно, ты всегда увлекался экономикой. Может, возглавишь отдел экономической разведки холдинга. Будешь получать приличные деньги.

Я – Нет.

Андрей Васильевич – Скажи, кто твой друг и я скажу кто ты. Вы с Сашей одинакова упрямы, и обоим вам это аукнется. Я честно не одобрял выбор место работы Саши.

Я – Желания родителей часто ломают жизни детей.

Андрей Васильевич – Возможно. Ладно я поеду по делам. Вы дома одни остаетесь. Ну если конечно охрану не считать.

Я – Удачи вам.

Он взял газету и направился к машине стоящей во дворе. Опять нравоучения в мой адрес. Хотя место в отделе экономической разведки холдинга это интересно, но это совсем другая работа. Я подошел к холодильнику и достал оттуда гранатовый сок с клубничным тортом. Это Катино любимое меню, гранатовый сок с кусочком клубничного торта. Осталось сейчас только добыть розы, растущее под окном, которые пахнут земляникой. Думаю, завтрак розы только украсят и предадут особою теплоту. Катя совсем не изменилась за время разлуки, да и я остался таким же романтиком. Через пару минут я зашел в Катину комнату с подносом, на котором был завтрак и три белые розы. Она спала, свернувшись в клубочек, как котенок. И ее сон остался как прежде красивым. Интересно что сейчас она видит, быть может меня, а может еще что-нибудь. Ведь сны это воплощение нашего подсознания, они могут рассказать нам о наших скрытых мыслях. Я помню в детстве ночью, когда папа попал в аварию, мне приснился сон с аварией. Причем сон в точности повторил аварию. Быть может, сейчас в моей памяти все перемешалось и не было никогда такого, а аварию я представил в воображении. Пока я стоял у двери с подносом, Катя открыла глаза и увидела меня.

Катя – Ты уже с цветами и еще с завтракам. Все это мне?

Я – Ну раз ты спрашиваешь, значит не тебе.

Катя – А кому же.

Я – Мне. Я жутко есть в отличие от некоторых хочу.

Катя – Садись ко мне и еще.

Я подошел к ней и сел на кровать. Ее лицо изменилось после того как увидела что у меня на завтрак. Она сделала обиженный вид и жалобным голосом произнесла.

Катя – А мне?

Я – Ты же отказалась.

Катя – Отдай мне.

Вновь ее глаза стали блестеть. Я стал кормить Катю с ложечки как маленького ребенка. Правда, этот торт для нее был горазда вкуснее всех детских каш.

Катя – Мне вот этого тоже там не хватала. Так хотелось проснуться утром под звук океана радом с тобой.

Я – А может еще что-то есть. Например, тебе в постель завтрак не приносили.

Катя – И это тоже. Ты сегодня в город вернешься перед нашей поездкой в твой родной Ирбит?

Я – Да. Не вечно же мне сидеть у твоих родителей. Ах да хотел тебе сказать.

Катя – Что?

Я – Мы дома одни до вечера. Твой папа сказал.

Катя – Отлично. Иди ко мне.

Она протянула мне руку, а я замер. Мое сердце забилось все быстрее и быстрее. Катя смотрела на меня, покусывая губы и задавая про себя вопрос; чего я жду. Действительно чего я жду. Ее изумрудный свет как будто ослепил меня. Порой мы ждем определенного момента в жизни, а когда он наступает, мы впадаем в ступор. Наверное, это сейчас объясняет то, почему я сижу сейчас и смотрю. Хотя может, есть второй вариант. Мне просто хочется раствориться в изумрудном свете Катиных глаз и ее красоты. Только вот Катю не устаревает такое положение вещей. Она уронила меня на кровать и села сверху.

Катя – И куда это у нас исчезла инициатива.

Я – Твой ждал.

Катя – Как всегда. Чего боимся? Меня. Я если и покусаю, то нежно.

Я – Вот. А потом ходи и объясняй что случилось.

Катя – Кому это. У тебя кто-то появился?

Она медленно чуть скользя по моему телу залезла под футболку, а потом сильно провела ногтями поцарапав грудь. Катя усиливала нажатия видя, что я терплю.

Катя – С тобой не интересно. Боль ты терпишь. Запомни я никогда тебя не одам. Никому. А сейчас поцелуй меня.

Я приподнялся к ее губам, чуть коснувшись их, оттолкнулся. Мы замерли на несколько секунд в миллиметрах друг от друга. Между нашими лицами медленно проходили теплые лучи солнца, падая на пастель. Я смотрел в газа Кати, а она в мои. Внезапно я почувствовал, что меня тянет к ее губам. Чистый соблазн. Поцелуй под утренними лучами солнца способен, разжечь пламя в океане. Я почувствовала невероятное влечение. Мне захотелось целовать ее божественное тело каждую секунду, каждый миллиметр. Катя стала стонать, а руками она сжала простынь, но дрожь ее тела теперь везде. На кровати, на полу, она даже отдается на стеке. Я как хищник сорвал с нее серебристую ночную рубашку, и опустил свои поцелуи еще ниже. Трепет нашего тела сложно предать словами, это надо чувствовать. Катя стала медленно снимать с меня одежду, прерываясь на легкие передышки, что бы руки перестали дрожать. Солнечный свет объединил наши тела, его теплые лучи ласкали нас. Но солнечный свет не мог превзойти ангела. Она словно взлетала в небо, забирая меня с собой. Я чувствую полет и мы снова едины. Одно целое. Солнце освещала наш путь, но оно оказалось не вечным, и наступил вечер, а значит и закат нашего времени. Вскоре должны были приехать родители, поэтому закат солнца стал и закатом нашего дня, но не стоит печалиться завтра будет новый день. А сегодня мне нужно ехать домой, чтобы собрать вещи.

Немного обсудив параметры нашей завтрашней встречи с Катей, я уехал домой с безумной улыбкой на лице. Спросите, счастлив ли я, да я счастлив. У меня появились крылья, которые несут в облака. Сразу же, как приехал домой позвонил отцу и сказал, что приеду завтра, причем не один. Наконец-то еду домой. Я не был там пять лет. Многое изменилось. Костян, Леха, какими они стали? Время разводит мосты. Когда-то мы все вместе учились в одном классе, а в шестом классе я уехал учиться к бабушке. В девятом Леха уехал в Пермь на учебу, и вот наши пути разошлись, единственное место, где эти пути соединяются это Ирбит. Лучший город на свете. Тихий спокойный мир. Мои размышления прервались звонком Кати.

Катя – Привет. Женя я хотела тебе сказать, что не смогу поехать с тобой завтра, приеду сразу на день твоего дня рождения. Не обижайся с родителями нужно побыть. У нас гости приезжают. Но ты езжай завтра, не стоит отвлекаться из-за меня. тем более ты так давно там не был. С друзьями побудешь по дольше. Я ведь отвлекать буду.

Я – Катя поехали завтра! В чем проблема? У тебя еще неделя останется с родителями.

Катя – Некрасиво получится. Гости приезжают, а я уезжаю.

Я – Ладно. Жду тебя. Я тебе объясню, как доехать.

Катя – Спасибо что понял. Я тебе еще позвоню. Пока.

И вот счастливому настроению конец. Так мало надо. Моя не обидчивость наиграна. Мои планы ломаются, и как реагировать на это. Радоваться, сомневаюсь, что это стоит делать. День рождение это чуть ли не единственный, день который я действительно праздную. В прошлый раз она не приехала, потому что была занята чем-то не понятным. Не хочется думать, что и сейчас она не приедет. Наверное, о приезде Катя не стоит говорить друзьям. Зачем объявлять о том, что может не случится. Я вообще никогда не отмечал пышно свои именины. Это чаще всего семейный праздник. Никогда на нем не было больших шумных компаний. Путь на него открыт только членам семьи и близким друзьям. Сейчас меня радует всего одно обстоятельство, я завтра вернусь домой. Говорят дома и стены лечат, но мне это напомнит детство. Беззаботный мир. Завтра буду дома это единственно, о чем стоит перед сном думать. Завтра меня заберет машина и привезет в родной дом. К сожалению только одного.








Сейчас читают про: