double arrow

Тренировочный лагерь


В пятницу меня снова забрала черная волга и понесла далеко. Я детально помню события тех недель поэтому пятница звучит так убедительно. Когда мы поехали во второй раз в лагерь я заметил что совсем рядом аэродром, с которого иногда взлетают военно-транспортные самолеты, и еще несколько частей спец реагирования одетые в стандартную форму ВДВ. Правда на самом деле это спец ГРУ. Еще с давних врем было заведено одевать спец воеска, как десантников. По приезду в лагерь нас даже не досматривали, сразу же отправили в спортзал для обучения рукопашному бою. Тренировка закончилась лишь поздним вечером. Мы с Максом буквально доползли до комнаты.

Макс – Давненько меня так не гоняли.

Я – Меня вот тоже. Я готов быка съесть там есть, что в холодильнике.

Макс – Ага. Два кефира и батон.

Я – Давай мне уже все равно, главное есть.

Макс – мне вот тоже.

Мы сели за стол и стали поедать единственные продукты, оказавшиеся в холодильнике. В скорее к нам зашел Сергей Петрович, с большим красным пакетом в руке.

Сергей Петрович – Оооо… Оголодали. Держите продукты и сухой паек. Завтра с утра в столовую и на тренировки. От сюда вы вернетесь шестнадцатого августа. Так телефоны здесь не ловят, но у вас будет доступ в интернет. Только не обольщаетесь завами будут наблюдать, но думаю вам не привыкать.

Я – А позвонить откуда-нибудь вообще возможно.

Сергей Петрович – О невесте беспокоишься. Через интернет позвонишь. Связь лучше любого мобильного телефона и врачи не кричат что вредно. Кабель доступа в комнате четырнадцать с восьми до десяти, пожалуйста сидите. Если у вас силы на это будут. Все ясно.

Я – Да.

Сергей Петрович – Ну значит слушайте распорядок на следующие два месяца. Тренировки, тренировки, и еще раз тренировки. Будьте готовы, что вас будут выдергивать посреди ночи на пятидесяти километровый кросс. Ну я пошел.

Он вышел, а мы тут же полезли в пакет. Там было около двадцати банок тушенки три булки хлеба, упаковка чайных пакетиков и четыре запечатанных офицерских пайка.

Макс – Хорошо, что хоть чайник с плиткой в комнате есть.

Я – У нас вообще хоромы, если сравнить с обычной казармой.

Макс – Да. В офицерском пайке сгущенка должна быть?

Я – А фиг его знает. Должна. Давай посмотрим.




Макс – Это я так на будущее. Тебе сколько банок тушенки греть?

Я – Давай две. Я что-то совсем голодный.

Макс – Меня вот тоже кефир не вставил. А невеста это та девушка, которая на выпускном была?

Я – Именно она и есть невеста.

Макс – Когда свадьба.

Я – Честно я еще предложения то не делал. А ты говоришь свадьба.

Макс – Я вот тоже не делал. Хотя вместе уже пять лет.

Я – Ну я всего-то год. Она сейчас в Дании на стажировке.

Макс – А кем она работает.

Я – Она еще учится на политолога в МГИМО.

Макс – Неплохо разведчик и дипломат. Хорошая пара. У меня намного скромнее. Геолог.

Я – Ты что это же так интересно. У меня бабушка была геологом, все о камнях знала.

Макс – Знала, но учить то их не заставляла. Я за пять лет каждый камень знаю.

Я – Отлично. Открываешь ювелирную лавку.

Макс – Ну до этого дожить надо. Я думаю, она не будет работать по специальности. Ты же знаешь, у нас плевать на кого учишься главное диплом.

Я – Ну мы то с тобой учились не ради диплома, а за профессией.

Макс – И много нас таких? Три процента из всех выпускников.

Я – Знаю. Как там тушенка? Готова?

Макс – Держи.

Максим поставил на стол банку и протянул нож. Когда я открыл ее, почувствовал приятный аромат. Давно я уже не ел просто тушенку. Ее нам раньше давали, вовремя учений в полевых условиях. Вкус точно такой же, как и раньше.

Макс – Здоровое питание будущих спецов.

Я – Им нас начали кормить еще пять лет назад.



Макс – Да помню учения в зеленом лесу. Я тогда впервые опробовал БТР на управления.

Я – Дак это ты был тем курсантом въехавшим в штабную палатку? Никогда не забуду выражения лица майора вышедшего из палатки. Он так посмотрел на это, а потом сел на стул рядом.

Макс – Ой нет, это был не я. Но кто это бы знаю, так как все сидели в БТРе.

Я - Везет тебе, я тогда с однокурсником тащил моего соседа по парте. Он ногу подвернул.

Макс - Долго вы его тащили.

Я – Километров десять. От реки.

Макс – Ууууу. Досталась вам не легкая ноша. Ты сам ногу не сверни где-нибудь здесь, а то я не супермен, что бы тебя таскать.

Я – Я ведь тоже. Учти. Ладно, пойду в компьютерный зал.

Я выкинул банки тушенки и отправился в комнату напротив. В ней сидело семь человек. Мне сразу же предоставили место за компьютером с перегородкой. Первым делом, что я сейчас хочу это услышать мягкий голос Кати. Набрал ее новый номер стал дожидаться ответа.

Катя – Привет наконец-то ты позвонил. Я тебе звонила, но ты был не доступен. Где ты.

Я – Я на работе. Теперь тебе буду звонить я. Хорошо?

Катя – Почему. Что случилось.

Я – Просто связь не всегда есть.

Катя – Где ты? В Чечне?

Я – С чего ты это решила. Я просто в удаленном месте от Москвы, где неустойчивый сигнал.

Катя – Будь осторожнее. Я тебя люблю и жутко соскучилось. Звони по чаше.

Я – Как дела у вас там на стажировке.

Катя – Отлично. Все просто прекрасно, только тебя не хватает.

Я – Мне тебя тоже. Скучаю очень сильно.

Катя – Тут так красива. Очень хотела бы прогуляться с тобой здесь.

Я – Конечно как только так сразу.

Катя – Я не шучу. Тут такая архитектура пятнадцатого века.

Я – Давай я тебе свой родной город покажу. Он конечно не столица страны, но очень красив.

Катя – Давай на твое день рождение съездим туда. Ты меня с родителями познакомишь одно. А то мне уже как-то не по себе из-за того что я не знаю их.

Я – Хорошо сразу как вернешься съездим.

Катя – Ловлю на слове. Мне наверное пора отключаться.

Я – Наверно. Но я не хочу, чтобы ты это делала. Как у вас с погодой.

Катя – Шторм и гроза. Слышишь, как раскаты грома отдаются от крыш домов.

Я – К сожалению это слышишь только ты. А чем вы на стажировке занимаетесь?

Катя – Мы будем независимыми наблюдающими на выборах. Сейчас нам рассказываю политическую историю Дании, и ее избирательный кодекс. Очень увлекательно. Думаю, тебе бы понравилось. Российский избирательный кодекс куда сложнее и дырявее. Лазеек у нас куда больше, чем у них.

Я – И много вас таких.

Катя – Десять от нашего института и тут еще семь американцев.

Я – Ты по аккуратнее там, а то у меня проблемы могут начаться.

Катя – Меня предупредили уже.

Я – Кто?

Катя – В посольстве.

Я - Завтра год как мы вместе.

Катя – Извини, что я так далеко в этот день. Мы его отметим, когда я вернусь. Никогда не забуду тот наш первый поцелуй в воде. Жаль, что покупаться в этом году у нас уже не получится.

Я – Я поздравить тебя хочу, если завтра не получится. Ангел поздравляю тебя. Нам целый год.

Катя – И я тебя поздравляю. Ты самый лучший. Спасибо тебе, что ты всегда был рядом. Я тут вспомнила, как ты ухаживал за мной, когда простыла. Меня никогда не никто не кормил с ложечки медом каждый час. Твоя забота это очень дорогое.

Я – Ты за год болела один раз. Разве это показатель.

Катя – Зато почти месяц. А вот ты ни разу не болел.

Я – Знаешь, и не хочу.

Катя – И не надо. Женя я так много хотела сказать тебе, а сейчас все забыла.

Я – Я тоже. Ну не важно. Я пойду. Только не злись, если завтра не позвоню. Просто не знаю где буду.

Катя – Я поняла. Жду твоего следующего звонка. Давай.

Она повесила трубку. Как хорошо, что технологии не стоят на месте, теперь можно поговорить с другой страной за копейки. Страшно вспомнить прежние годы, когда письма шли месяцами и ты даже не знал получили ли их или нет. Тот теплый клочок бумаги, пропитанный духами, получали с большущей радостью, словно в небе взошло второе солнце. Любовь того века, другая. Катя там, а я здесь. Нас разделяют тысячи километров. Почему она так далеко? Когда-то мне казалось, что я не создан для любви, потому что мое сердце было только моим и никто не мог отнять его, но однажды мой лучший друг познакомил меня с своей сестрой по имени Екатерина, после чего все изменилось. Саша вообще особенный человек в моей жизни, он тот кто подарил веру в себя. Никогда не забуду знакомства с ним. Я тогда учился на первом курсе и полетел на новый год домой. В самолете не далеко от меня сидел парень, мне показалось, что он учится где-то в нашей академии. Где-то через час пути я все-таки осмелился спросить учится ли он у нас. Оказалось что да. Саша тогда был уже на пятом курсе, а я то зеленым первокурсником. Еще в самолете мы неплохо поговорили и обменялись телефонами. После нового года он позвонил мне и предложил встретиться на площади. Именно с того дня завязалась наша дружба. Саша во многом мне помог с учебой. Что получается, мы дружим уже четыре года. Жаль только что его в Екатеринбург служить отправили, видимся теперь очень редко. Его советы всегда были особенно важны для меня, даже не смотря на то, что я обычно вообще мало полагаюсь на советы, удобнее выслушать мнение и разобрать пару тройку вариантов. Наверное из-за это мышления меня и хотят сделать аналитиком. Если верить словам Сергея Петровича, то моя судьба будет похожа сотни других серых людей одевающихся в черные костюмы. Как правило о таких людях вообще ничего не знают. Это серые мыши в огромной пирамиде разведки.

Надо идти спать пожалуй завтра будет изнурительный тренировочный день. Я зашел в комнату Макс уже спал. Ну что же и мне пора. Я чувствую мне не хватает Кати, мне не хватает ее тепла. За полторы недели у нас было всего несколько часов. Как это мало. Приедет ли она оттуда другой, холодной? Не знаю. Как бы мне не хотелось в один прекрасный день ощутить ее холодный ледяной дождь. В комнате по радио вновь я услышал песню Westlife - Us Against The World. Нам год с Катей, а мне сейчас приходят в голову образы одной встреча в японском ресторане. Тогда я был для нее всего лишь другом. Она поссорилась со своим парнем и попросила побыть с ней. Мы встретились в небольшом уютном японском ресторане. Наш столик стоял прямо рядом с небольшой альпийской горкой, с которой медленно стекал небольшой ручей несший красные лепестки вишню. Она стояла совсем рядом, мы буквально могли дотронуться до нежных лепестков. Её мягкий запах развивал теплый южный ветерок. Он развивал не только запах вишни, но и роскошные волосы ангела. Вечернее солнце уже готовилось уйти куда-то далеко, небо сливалось с лепестками вишни. До этого дня я никогда не видел розового заката. Небесный свет нежно ложился на темную воду ручья, отражаясь бордовыми бликами. Но вся эта красота не помогала поднять Кате настроение. Ее слезы бежали рекой из-за проблем с молодым человеком. Восемнадцать лет пора любви. Девушки в эти годы до пика наивны. Им хочется верить во все и любить свой идеализированный образ мужчины. В тот вечер я пытался хоть как-то отвлечь ее от этого. Тогда вся эта японская экзотика мне напомнила детства, и я попытался перевести разговор в светлое русло. Сложно забыть тот разговор.

Я – Кать ты меня специально сюда привела.

Катя – Нет. Я привела тебя сюда, чтобы ты меня привез домой когда напьюсь.

Я – А то я подумал, что узнала о моем детском увлечении нинджицио.

Катя – Чем?

Я – Ну я в детстве фанател от искусства ниндзя. Я занимался этим в тихую скрывая даже от родителей. В деревне у меня были всякие снаряды для тренировок. Ножи кидал, из винтовки стрелял. Мечтал построить свое небольшое додзе. Даже чертежи делал.

Катя – Жень я конечно понимаю что ты был веселым хорошим ребенком, но мне сейчас не до этого. Скажи мне лучше что делать. Он не отпускает меня никуда. Вчера мы чуть не расстались только из-за того что я пошла с девчонками в клуб. Ему можно ходить, а мне нельзя. Это вообще нормально. Его ревность меня уже достала. Не говори с этим, не ходи туда.

Я – Катя он тебе изменяет направо и налево. Чему ты веришь.

Катя – Ну да вы ФСБшники все про всех знаете. Главный твой лозунг все врут. Ты всех с мох друзей за год смешал с грязью. Очень неплохо выполняешь поручения Саши. Что он тебе сказал, когда я поступила. Оберегать меня? Разве оберегать это одно и тоже со смешиванием всех моих друзей с грязью. Ты только Вику не смешал, и почему то мне кажется, не сделал это лишь потому, что она единственная кому нравишься сам.

Я – Катя друзья у красивых девушек не появляются за полгода. Да и вопрос их чистоты под вопросом.

Катя – А ты то сам то чист. Ну да забыла. Женя по клубам не ходит, не пьет, не курит. Значит он хороший мальчик.

Я – Я что ли тебе запрещаю развлекаться? Дело не во мне. Хочешь злость спустить. Думаю я не тот человек, кто сделал тебе больно. Катя я никогда не причиню тебе боли.

Катя – Я знаю. Поэтому и сижу, напиваюсь рядом с тобой. Извини, у меня уже нервы не выдерживают.

Я – Я тебе скажу. Ревнует тот, кто сам способен на измену. Поверь ревность не спроста. Ты не изменяла, я знаю это.

Катя – Просто обними меня. Я больше не могу.

Когда я ее обнял, почувствовал дрожь тела. Тогда я чуть не поцеловал ее впервые, только вот рискнуть побоялся. Да и положением пользоваться не хотел. Я ждал, пока она полюбит меня сама. Поймет, что я больше чем друг. Это было так тяжело. С того дня до начала наших отношений. Катя начала их поцеловав меня. Взаимная любовь стоит дорого. Я безумно рад, что ее любовь так же сильна как и моя. Правда, походы по ночным клубам не кончались, но наверное я гораздо сдержаннее в отношении к ее прогулкам. Надо уже спать иначе завтрашний день запомнится только ужасным желанием спать.

Следующие два месяца прошли достаточно не заметно на изнурительных тренировках тела и разума. Все было похоже на один день. С утра пробежка, днем лекции, вечером душевные беседы с Максом, если у нас сил хватало. Катина фотография на дисплее телефона всегда согрева душу и придавала сил идти дальше. День за днем пролетали не заметно, лишь последний день был не отличным от всех остальных, и то лишь тем, что нас отпустили на целых две недели отдыха.


Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: