double arrow

День рождения 2007


Ирбит

Утром черный пикап примчал меня к моему дому в Ирбите. Ничего не изменилось. Все было как раньше. Те же дома, та же не возмутимся жизнь, но это лишь вид со стороны. В доме действительно ничего не изменилось. Те же обои, и мебель та же, только вот телевизор другой и стоит он теперь рядом с камином. После небольшой беседы с отцом я пошел прогуляться до друзей. Дорога была знакомой и люди идущее на встречу тоже были до более знакомы. Пятиминутный путь до квартиры Костяна превратился в часовой из-за обилия остановок. Я встретил половину своих одноклассников, а так же многих знакомых. В тихом омуте всегда водятся черти. Многое действительно изменилось, если судить, по словам людей. Вскоре я оказался у квартиры макса, но он был в коттедже неподалеку. С этим коттеджем связаны самые теплые воспоминания о детстве. Много вечеров мы с друзьями провели в нем, разгоняя разные темы. Надсмехались над друг другом, дурачились. Когда я пришел дому Кости, он был занят ремонтом мотоцикла. Теперь мы с ним сравнялись ростом, а раньше они с Лехой были самыми высокими в классе. На физкультуре они стояли всегда первыми, а я в самом конце. Костян увидя меня отложил инструмент.

Костян – восторженным голосом- Кто приехал. Как давно я тебя не видел. А главное четко к дню рождения.

Я – Да. Разве это плохо?

Костян – Это же отлично. Ну как ты.

Я – Отлично. А ты.

Костян – Да вот тоже отлично. У меня родоки теперь лошадей разводят.

Я – И много их теперь.

Костян – Лошадей пять, еще и жеребята. И за всеми пока убираю я.

Я – Ты же на мелкого с детства все повесить хотел.

Костян – И повесил, он пока у бабушки. Ах да поздравь я теперь банковский служащий.

Я – Далеко пошел. А Леха что?

Костян – Он фирму открывать собирается. Сантехникой торговать хочет.

Я – Тоже классно.

Костян – А ты у нас весь в белом мистер Смит. Белоснежка.

Я – Да. Белоснежка. Богдан как?

Костян – Учится пока еще. Он приезжал тут с родоками, но на день.

Я – Всех баб собрал и уехал?

Костян – Всех не успел.

Я – Тут вспомнил, как мы тут тасовались с девчонками в пятнадцать лет.

Костян – Бутылочку вспомнил с ними.

Я – Конечно сопляки четырнадцати летние с девчонками по восемнадцать. Красота.

Костян – Богдан тогда зажег. Сколько он тогда сосался на этой кровати.

Я – А сколько у нас проблем было из-за этих гулянок. Сколько драк.

Костян – А что ты хотел. Нас не любили за то, что с нами весело было.

Я – И за то, что классные девчонки с нами были.

Костян – Подруга то твоя тут вообще отличается. Леха даже за нее больше не вступается.

Я – Это Маша, что ли?

Костян – Да. Переспала уже с половиной местных. За что ты ее защищал?

Я – Я это уже знаю. А защищал, потому что думал она лучше.

Костян – Ну как всегда все слухи стеклись к тебе.

Я – Не слухи, а анализ слухов.

Костян – Ну смысл не изменился. Как личная жизнь?

Я – Потихоньку. А твоя как?

Костян – Тишь да гладь. Поехали до Лехи сгоняем. Только вот осторожнее, а то в белом же. Просто вспомнил, как ко мне племянник приезжал, и мы с ним пошли на ферму к маме за молоком. Обратная дорогу он шел матерясь на все что можно было.

Я – Лучше вспомни, как ты меня в почти таком же белом наряде с ног до головы пивом облил.

Костян – Разве такое можно забыть. Два литра пива прямо в толпу, а потом меня пивом.

Я – Ящик пива из-за тебя потратили.

Костян – Зато весело было. Ты потом еще ходил ночью весь в белом с расстегнутой рубашкой и главное в темных очках как в матрице. Очки твои на всегда останутся символом.

Я – Ага в них все походить успели. Поехали уже к Лехе.

Через пятнадцать минут мы добрались до дома Лехи. Он жил на тихой улочке, на которой стояли старые одноэтажные дома из красного кирпича. Когда мы подъехали к его дому на окраине рядом с старым зерноскладом, Леха уже ждал нас на скамейке рядом с домом.

Леха – Какие люди приехали в нашу глушь.

Я – Мне надо уехать?

Леха – Нет. Тебе на оборот надо остаться на недельки две.

Я – Ну это я могу себе позволить. Раз вы сейчас вместе хочу вас пригласить посетить мой милый дом завтра вечером.

Костян – А я то думал ты уже нас не пригласишь.

Леха – Придем. Я завтра на покос, так что голодным буду к вечеру.

Я – Думаю Серегу в аппетите тебе не обогнать.

Леха – Ну да помню, как он в детстве ходил в гости к холодильнику.

Костян – Не я один. Мы как-то с Жекой у Богдана все в что было в холодильнике съели.

Я – Это ты все съел, а я лишь помог.

Леха – Ладно давай вечером встретимся все и прогуляемся. Мне просто сейчас с документами разобраться надо.

Я – Ну тогда до вечера.

Мы разошлись по домам. Только мне хотелось прогуляться и посмотреть, что же изменилось. Сейчас я на окраине города, но до центра отсюда достаточно далеко, поэтому пойду под гору рядом с моим домам. С этой горы можно увидеть нижнюю часть города и реку, а главное отцовскую пилораму. Я пошел по лесной тропинке среди векового сносного леса. Здесь самый чистый воздух, с ароматом хвои. Солнечный свет отражался в ручье, бегущем вдоль тропинки. Вода в ручье чистая как слеза, можно даже разглядеть мелких рыбок на песчаном дне. Раньше я на этом ручье собирал гальку и раковины с перламутровыми панцирями внутри. По преданиям в этих местах добывали жемчуг, но это лишь предание. Я пробовал сделать жемчужины, результат понятно был четным. Не смотря на детальное изучение технологи, конечно та технология была добычи жемчуга из морских раковин, а не речных. Правда в том, что нет уже жемчужниц в наших краях. Так что мне оставалось лишь делать поделки, собственно их то, я и делал. Множество шкатулок сейчас валяется в моей комнате на втором этаже дома. Окна комнаты выходили на большой зерносклад. Теплыми осенними вечерами мы с сотским парнем часто ходили на этот склад посмотреть, как сушится зерно в громадных сушильных камерах. Горячие зерно высыпалась к нам под ноги, и мы становились властелинами гор из зерна. Там были тысячи тонн. Любых других детей всегда гоняли, но не нас. На этот склад я ходил частенько. Очень часто коровы, которых раньше держали родители, уходили туда, поэтому мне приходилось выгонять их и вести домой. Еще мы с Костяном туда частенько ходили стрелять из пневматических винтовок. Вскоре я подошел к обрыву, с которого можно было видеть эподом как на ладони. Былое величие этого предприятия уже ушло, остались руины. Из громадного стада племенных лошадей осталось меньше ста. Эподом это одна из точек маршрута, которые мы должны будем посетить с Катей. Следующей точкой будет эта гора. Только отсюда можно увидеть, все величество нижней части города. Невероятный пейзаж холмы покрытые лесами реки и озера, все это здесь как на ладони. Еще одной точкой маршрута станет протока реки, на которой в детстве я ловил раков. Думаю, ей будет интересно попробовать поймать рака своими руками. Что бы поймать раков мне приходилось вставать ночью и идти на протоку, неся тяжелый аккумулятор с автомобильной фарой. Только в свете фар можно разглядеть раков на глубине. Очень часто я приходил не с чем, но это было лишь в начале. Еще одной точкой маршрута станет река под горой, на которой стоит мой дом. А последней точкой маршрута станет старинный центр города. Говорят, что за четыреста лет центр города почти не изменился. Центр города окружают сотни старинных купеческих домов и мануфактур. Ирбит когда-то был торговыми воротами между Русью и Сибирью. По величественной реке Нице суда приходили тысячи торговых барж с пушниной жемчугом и не только. До сих пор местные жители находят в своих огородах монеты оставшиеся с времен великой торговли. Закат местной торговли был связан не сколько с революцией, а сколько строительством Транссиба. Железная дорога прошла минуя город, в ста километрах от него. Я много могу рассказать о истории этого города, только было бы кому.

Домой я вернулся поздним вечером и сразу же стал готовиться, к завтрашнему дню. Предпраздничного настроения у меня сейчас нет, оно вообще редко приходит ко мне. Праздники приходят и уходят не оставляя следа в моей памяти. Завтра наверное будет хороший день. Правда приставка «наверное» меня чуть пугает. Не могу понять, почему Катя до сих пор не позвонила. Я попробовал позвонить, но она не взяла трубку. Катя позвонила лишь ночью с вопросом о том, как добраться до меня, и сказала, что позвонит сразу после того как выедет.


Утро начиналось хорошо, телефон разрывался от звонков, я ждал только одного звонка от Кати. На улице наступил день, жаркие лучи солнца освещали двор и оставляли темные тени на вишне в саду. А звонка от Кати все еще нет. Почему она еще не выехала. Почему не позвонила все еще. Интерес сжигал меня. Чем она таким занята, может уже едет. Наконец я услышал долгожданную мелодию телефона. Это была она.

Катя – С днем рождения. Желаю тебе всего самого лучшего.

Я – Спасибо. Ты скоро выедешь?

Катя – Жень извини у меня, у родителей вечер. Я не могу приехать.

Я – Ну попробуй, что ни будь сделать.

Катя – Не получится.

Я – Ладно давай занимайся родителями.

Настроение исчезло. Катя та девушка, без которой я не могу. В улыбке появилась грусть. Даже и не знаю как мне радоваться сегодня. Расстраиваться конечно не стоит, но все же. Во дворе виднеются большие яблони со спелыми плодами, а рядом с ними бегает какой-то соседский кот, ловя фантик, летящий по ветру. Сосновый лес раскачиваясь, то туда то обратно, шумит так же как и в детстве. Именно в этом сосновике прошла большая часть моей жизни. Здесь у дома, у меня был свой мир. Многое уже не так, даже деревья стали выше, теперь они окружили дом своими могучими ветвями. Единственное радует, что друзья будут со мной. Вечером мы с парнями вынесли стол в лес возле дома и принялись жарить шашлыки. Хвойный запах придавал особый колорит. Несмотря на то, что это конец августа, очень тепло. Небо украшено звездами, а луна освещает сосновый лес и луг под горой. Шашлыки медленно жарились на красных углях. А горевший рядом костер придавал, какую-то теплоту нашему разговору.

Костян – Ну что именинник тут вспомнил, как мы у тебя пилораму строили.

Я – А ну да было.

Леха – Ага. Я так хочу поработать еще. Весь день сидишь на лавочке, смотреть как Андрюша мучается со станком и прикалываешься над ним.

Костян – А скамейку я сделал.

Леха – Изколотив килограмм гвоздей.

Костян – Ничего я еще лестницу делал.

Я – Ага. Я ее опробовать так и не решился.

Леха – Сколотил так, что упал с нее сам.

Костян – Ну она же такая крепкая была, столько гвоздей внутри.

Я – Мне больше понравилось, как Богдан шел в четыре утра по улице с криком «Женя мы идем к тебе».

Леха – Я такого не помню.

Костян – Вспомнил мы девушку мою бывшую встречать пошли и по дороге Женин дом был. К удивлению он не спал. Мы пошли с ним под горку на пилораму. Постояли там поболтали. А на утро Богдан с громадным перегаром поехал в город с моим папой.

Леха – Точно дядя Вова говорил, как он ехал. Все окна запотели.

Я – Да какие времена были.

Костян – Я тогда еще впервые этот вермут попробовал, а эта сволочь так вонял. Мама спалила утром.

Леха – А что спалила то. Он же полынью пах.

Я – А еще как-то мы с вами в последний день работы взяли бутылку коньяка и решили отметить.

Леха – Ага отметили я после этого еще в соседнюю деревню догоняться поехал.

Костян – Надо было с нами. Мы так душевно у камина с девчонками в карты.

Я – Ага утром после этого ты приехал и рассказал, осушив холодильник, как у нас Семен разбился. Примерно такими словами – там канаве мотоцикл Семена лежит, а вокруг трупы. Почему ты оказался не прав? Интересно как ты вообще определил, что они трупы?

Костян – Ну я на глаз.

Леха – Я тут вспомнил, как Костян с козлом Ваней по бодаться решил. Костя бегал вокруг него и хлопал по бокам. Козел некоторое время потерпел, а потом гордо ушел в загон. Наверное, у него одна мысль была. Незачем мне с эти психом связываться.

Я – Если бы в загон. Он к соседям в огород ушел. Его еще оттуда выгнать никто не мог.

Костян – Не это еще не самый прикол с участием Жениного козла Вани. Мама рассказывала. Она пошла в магазин, а на крыльце стоял козел. Все с испугом видом его обходили. Потом он как то зашел в магазин. Где изрядно заинтересовался витриной. Его потом твой папа увел.

Леха – А Женя помнишь, как мы по складу твою корову гоняли.

Я – Да, такое трудно забыть в шортах по крапиве выше нас. Она еще сволочь бегала и бегала. А кто-то на пастбище в костюме робота из коробок спал.

Костян – Да. Это был я. Еще я незаконно эксплуатировал труд мелкого и его друзей.

Я – А помнишь, как купаться ходили туда. Как-то помню, пошли ночь, вода казалась такой теплой. Но вот возвращались оттуда в полном тумане, в буквальном смысле как ежики.

Костян – Ну да. Ты нас на какую-то маковку вел. Я только когда дошли, понял что он этим назвал, купал церкви. А еще мы как то спали у меня на даче. Мы с Женей стали Богдана доводить, брызгая его дезодорант на себя. Все закончилось тем, что Женя бегал с баллончиком и киркой за нами.

Я – Да вы вообще сволочи. Вы меня на пол спать положили.

Костян – Не правда, мы доски положили.

Леха – А я тогда пришел утром и обкидал всех картошкой.

Я – Эх ребята было время когда. Детство.

На улице стало холодать. Что заставило прервать вечер, но у нас оставалось еще половина ведра шашлыков, мы решили дожарить их завтра. Парни разошлись. А я пошел домой. Настроение было хорошее. Мне было интересно узнать, чем же там Катя занимается. Веселится, грустит или уже спит. Я позвонил.

Катя (сонным голосом) – привет. Ну как отметили.

Я – отлично тебя не хватала. Может завтра приедешь?

Катя – У меня не получится. Родители.

Я – Катя я понимаю Сашу, его в командировку отправили. Но ты то можешь им все объяснить.

Катя – Я не могу. Не обижайся, пожалуйста.

Я – Странно все повторяется. Знаешь, я спать пойду.

Катя – Ты обиделся.

Я – Нет. Это твой выбор. Тут не на что обижаться пока.

Сказать, что пошел спать, было легче, чем уснуть. Я пошел на крыльцо и стал смотреть на небо. Магнитофон проигрывает песню Savage Garden - Truly Madly Deeply. Август месяц самого чистого неба. Звезды завораживаю, в эту ночь можно загадать тысячи желаний. Если бы она была рядом, все было бы по-другому, мы бы вместе пошли сейчас гулять по лесу, освещенному луной, к зеркальной реке. Я мог бы многое показать ей, но она вновь не приехала. Для нее всегда находятся причины, что бы не быть со мной в этот день. Любовь всегда умет прощать. Мне просто неприятно от того, что она не где-то далеко от меня снова. За два месяца мы почти не виделись. Наши сердца бьется на расстояние, наши глаза не видят друг друга. Лишь голос вместе и то не все так гладко как хотелось бы. Внезапно, что-то заблестело, это было похоже на глаза. Только чьи? Они стали приближаться ко мне. Я немного напугался, здесь только вчера поймали бешеную лису. Совсем скоро стало видно силуэт, это кот. Он приближался ко мне, а когда подошел совсем близко стал нежиться об меня, атакуя головой с разбегу. Серый кот рысиной окраски вмешался в тихий звук леса. Его мелодичное мурчание напомнило мне о кошке, которая была в детстве. Она была той же породы, с зелеными как трава глазами. Каждый вечер я засыпал под ее мурчание, словно как под колыбельную. Еще немного посидев и посмотрев на это небо, а так же на кота, я отправился спать. На следующий вечер мы снова развели костер, и стали вспоминать, чем мы раньше занимались. Все вроде было хорошо, только Катя не звонила. Я как то отстранился от разговора. Почему она не звонит? Тихий спокойный вечер прервал дождь, напоминающий мне о ней. Но звонить сам я не хочу. Возможно, это даст ей время подумать над своим поведением.

Утром мне позвонил Сергей Петрович и приказал приехать в Москву. Недолго думая я собрал вещи и улетел. Только вот Кате я ничего решил не говорить и остановиться у кого нить из друзей.



Сейчас читают про: