double arrow

Праздники победы 9 мая


Мая

Май

После работы мы как всегда встретились и направились к ней домой, по дороге заехав в магазин. Последний день апреля все как будто дышит летом, но воздух по-прежнему морозный. Он румянит наши щеки, и зажигает глаза. Мир прекрасен, жизнь прекрасна. Когда мы подошли к дому, Алена встала в тень и сделала глубокий вдох. Солнце разделило ее тело на две половины, постепенно темная стала становиться больше. Она становилась все больше, пока Алена не погрузилась во мрак полностью.

Алена – Знаешь что мне нравилось всегда у бабушки на Украине?

Я – Не знаю.

Алена – Там темно уже в восемь. У нас на севере все не так.

Я – Знаю.

Алена – А что ты собираешься готовить?

Я – Секрет.

Алена – Мистер секрет, можно я тебя так буду называть?

Я – У меня есть имя.

Алена – Хорошо, Зая.

Мы поднялись наверх в ее квартиру. В окна еще падал теплый свет, я подошел к нему что бы посмотреть что происходит внизу и увидел двух школьниц сидящих с парнями на много старше их. Алена подошла ко мне и обняла со спины.

Алена – На что ты смотришь?

Я – Вот на тех девушек.

Алена – А что они?

Я – Просто противно смотреть на это. Не понимаю парней тянущихся к девушкам пятнадцатилетнего возраста.




Алена – Значит у них столько же мозгов сколько и у девушек.

Я – Наверное. Давай уже будем готовить.

Я начал готовить. Интересно к чему это она про мозги, когда сама встречалась с молодым человеком на десять лет ее старше. Хотя может это и правильно. Это слова человека ощутившего игру в чувства больших мальчиков. Возможно, наконец-то она поняла все. Жаль только что она не слышала меня. Все время пока я готовил, Алена сидела рядом у окна и читала книгу с весьма интересным названием Мы боги. Свет из окна стал холоднее, небо стали затягивать тучи. В скорее пошел мокрый снег. Май это весна, но зима еще не ушла. Снег нагоняет некое унынье в душу. Даже улыбка девушки рядом не отгоняет ее. Шарлотка не получилось, вернее она получилась но от противня я не могу ее отодрать.

Алена – Так и что у тебя такое получилось?

Я – Получилось не очень. Видимо я плохой повар.

Она подошла к пирогу и отрезала себе кусочек. Когда Алена попробовала, ее лицо изменилось на нем теперь ехидная улыбка.

Алена – А так даже вкуснее. Я низ запекся, а яблоки превратились в повидло.

Я – Так плохой я повар.

Алена – Нет, отличный. Так просто даже прикольно. Я никогда подобное не пробовала.

Поедание шарлотки прямо с противня действительно оказалось веселым процессом. Мы смотрели друг другу в глаза и улыбались. Идиллия прервалась стуком в дверь.

Я – Кто это?

Алена – Не знаю. Аврора говорила, что не придет сегодня.

Я – А кто тогда?

Дверь открылась и в квартиру вошла Аврора. Настроение у нас сразу по убавилось.



Аврора – Есть что поесть?

Алена – Есть шарлотка. Будешь?

Аврора – Давай. Алена ты, когда английский сдашь?

Алена – Сдам не твое дело.

Аврора – Повысив голос – Ты учишься на деньги мамы и еще говоришь, что не мое дело.

Алена – Чего ты орешь?

Аврора – А как с тобой еще говорить?

Я – Так девушки успокойтесь. Зачем друг другу настроение портить.

Аврора развернулась и ушла, а через пару минут вернулась с телефоном.

Алена – Кому ты собралась звонить?

Аврора – Маме.

Алена – Ты что делаешь? Сдам я этот английский, ты лучше маме расскажи, как сама на пары ходишь. А что ей будет интересно.

Аврора положила телефон и снова села за стол, а Алена потянула меня за руку.

Аврора – Женя вот скажи, кем ты работаешь?

Я – Охранником в Чопе.

Аврора – И много тебе там платят?

Я – Хватает.

Аврора – А я вот работаю и работаю.

Я – Работай.

Алена увела меня в другую комната и закрыла дверь.

Я – И что это было.

Алена – Это была ревность.

Я – Какая еще ревность?

Алена – О хроническом недоебе слышал?

Я – Было дело.

Алена – Ну вот это у нее. Они же с гоблином расстались.

Я – И?

Алена – Ну у нее больше никого не было. Так что, видя счастливой меня, она старается выпустить все свое раздражение. Поцелуй меня. Зая, а люблю тебя – произнесла тихим голосом, чуть вытянув уста.

Я поцеловал ее нежно, она ответила так же нежно. Мы погрузились в мир ласки наших тел движение за движением. Но вся эта нежность какая-то другая. Нежность, переходящая в огненную искру испепеляющую изнутри. Огонь, который разожгла во мне Алена, горит сильнее солнца. Лунный свет вошел в окна комнаты, освещая пастель любви. Холодный ночной свет стал отражаться от наших тел, превращаясь в огненные лучи. Нежность и страсть теперь почти равны. Наши тела стали едины на вечность. Постепенно лунный свет стал превращаться солнечный. Лишь на рассвете мы уснули, но сон продолжался не долго. В комнату с телефоном вошла Аврора сестра и сунула трубку Алене. Это, по крайней мере, бесцеремонный поступок. Алена начала разговор с мамой на повышенных тонах, а Аврора стала улыбаться. Похоже, в этой семье покричать друг на друга это нормально. Поведение ее сестры не поддается никакому разумному объяснению. Когда разговор закончился, Алена отдала телефон сестре и повернулась ко мне. На ее лице появились слезы. Аврора добилась своего. Я обнял Алену и вытер слезу на правой щеке.



Я – Что случилось?

Алена – Мама сказала, что я стала не управляемой, поэтому она забирает меня из института.

Я – Как забирает? Куда?

Алена – Учится домой. Мол, там я под наблюдением. Она скоро приедет и заберет документы.

Я – Красота. Открыть тебе секрет тебе уже восемнадцать, а значит, не грузись и не внушайся.

Алена – Я не могу по-другому.

Я – Если бы ты знала, сколько я раз слышал пустые слова. Это просто болтовня.

Алена – Она сказала, что меня к гинекологу поведет.

Я – Это шутка? А на меня она не хочет заявления написать за совращение несовершенно летних.

Алена – Не смешно.

Она крепко обняла меня. Ее сестра точно добилась своего. Что же это за сестра такая? Я конечно тоже когда-то сдавал брата, но все это кончилось еще в лет двенадцать. Дружить лучше, чем воевать. Аленины слезы постепенно ушли, но настроение осталось грустным. Погода на улице тоже не располагает к улыбкам. Этот мокрый снег только нагоняет грусть. Солнце, где ты? Так хочется тепла. Вскоре Алена снова уснула и я чуть погодя. А проснулся уже от ласки, она лежала рядом гладя меня по щеке. Ее теплая улыбка пробудила меня.

Я – Давно ты не спишь?

Алена – Есть такое. Я вот все думаю о том, что мама сказала.

Я – Не волнуйся, все будет хорошо. Забудь. У тебя сестра стерва. Кстати где она?

Алена – На работу ушла.

Я – Я есть жутко хочу.

Алена – Надо в магазин идти. Я ничего готовить не хочу. Извини.

Я – Хорошо я схожу в магазин.

Алена – Мне персиковый йогурт купи.

Я – Хорошо.

Я оделся и направился в магазин. Снег по-прежнему падал на асфальт, оставляя мокрый след. Солнца на небе нет, оно где-то там за облаками. Наверное, его теплые лучи не могут сегодня пробиться сквозь черные тучи. Когда вошел в магазин, мне стало как-то не по себе, но пошел дальше. Интересно, почему я так мало видел, чтобы Алена готовила. Ей куда проще все купить, а потом просто разогревать. Я медленно пошел по магазину вдоль витрины, как вдруг внезапно замер. Передо мной стояла Катя. Она стояла и говорила со своей подругой. Вот и мы и снова встретились. Ангел по-прежнему смеется с ослепительной улыбкой, которая завораживает всех вокруг. К счастью она не видит меня сейчас. Не слышит стук в моем сердце. Катя смотрит на полку с вином, поправляя свою челку. Раньше у нее никогда не было ее, а волосы стали еще темнее. Хотя может про цвет волос мне просто кажется, потому что она одета во все черное. Черные джинсы и черный плащ. Вдруг я почувствовал пронзительную боль в душе. Улыбка покинуло мое лицо, что теперь на нем не знаю. Катя спокойна, разговаривает с подругой, даже не оглядываясь в мою сторону. И это даже хорошо, мне не хочется говорить с ней, или боюсь этого. Не знаю. Я быстро положил продукты в корзину и направился к выходу. Катя оглянулась в мою сторону, но не заметила меня. Она по-прежнему стояла, выбирая бутылку вина со своей подругой, которую, кстати, я вижу впервые. Катина челка ужасно смотрится. Наверное, потому что консерватизм во мне отторгает все новое, но даже если забыть об этом Катя стала смотреться на много старше, а это не хорошо. Как только я вышел из магазина, мне стало чуточку полегче, но это только, кажется. Вновь на мне не искренняя улыбка, скрывающая непонятную мне пустоту в душе. Вроде забыл о ней уже, но все вновь пришло ко мне. Пустота откуда она берется? Почему ее до сих пор я не полнил. Есть Алена в нее я влюблено, и похоже этого мало что бы пустота покинуло мою душу. В скорее я уже был у двери Аленкиной квартиры не решаясь войти. Как сложно забыть ее, почему всегда забыть что-то для меня не просто. На самом деле в моей книге есть только одна страница и она всегда передо мной. Что у меня осталось к Кате? Любовь? Разве можно любить двоих? Можно, но это разная любовь. Алена обычна красивая девушка, в которую я влюбился, играя в чувства. Эта любовь пришла ко мне после того как узнал о Алене больше. Это не те чувства как с Катей. Нет того стука в сердце. Мне все-таки надо зайти в дом, натянуть улыбку, что не чего случилось, что бы не расстраивать Алену. Ей и так досталась сегодня от мамы, зачем грузить человека моей проблемой. Когда она со мной, я забываю о пустоте в душе, забываю о счастливых моментах вместе с Катей. Когда-нибудь мои чувства истлеют навсегда. Возможно мне нужно было остаться в Москве и просто забыть, как говорил генерал. Так или иначе в дверь мне все равно надо войти. Я постучал, и через минуту Алена открыла мне дверь с ослепительной улыбкой.

Алена – Быстро ты.

Я – Да. Я тут мороженное купил и так по мелочи.

Алена – А ты яйца с йогуртом купил?

Я – Вот про йогурт забыл.

Она сделала обиженный вид, но потом нежно поцеловала.

Алена – Идем, сейчас фильм начнется. Я посмотреть хочу. И еще ты салатик будешь?

Я – Буду. А из чего он?

Алена – Сыр чеснок и яйцо. Я хочу посмотреть, не вампир ли ты.

Я – Отлично, буду, только вот чеснок нас не убивает, а лишь ослабляет.

Когда я зашел на кухню стол уже был накрыт. Алена приготовила салат и жульен. Удивительно как она успела это сделать за полчаса. Ужин у нее действительно получился очень вкусным. Она все время сидела, рядом смотря на меня. После ужина мы пошли смотреть фильм с интересным названием; нулевой километр. История любви с точкой разрыва. Не знаю, стоит ли смотреть мне этот фильм. Алена легла на диван, положив голову на мои колени, а я погрузился в мир мыслей. Катя изменилась, стала какой-то другой. Это не холод, это что-то другое. Я всегда боялся, что между нами будет холод, а теперь сам боюсь подойти и заглянуть в ее глаза. Чувство пустоты снова вернулось ко мне, разве это хорошо? Стоило забыть о ней, и снова она напомнила о себе. Как всегда ослепив меня своей красотой. И опять я возвращаюсь в воспоминания о нашем счастье, которое сменилось пустотой. Наверное, если каждый раз буду вспоминать что было в прошлом в тот или иной день я ее никогда не забуду. Правда мне сложно забыть о нее и так. Сейчас закрывая глаза, я вижу первомайскую демонстрацию. Тогда мы с Катей были еще друзьями. У нее был молодой человек, с которым она была счастлива, а я лишь смотрел и мечтал о том, что придет день, когда проснусь от ее поцелуя. Мне сложно забыть девушку, с горящими глазами, держащую в руке флаг нашей страны. Она все время улыбалась чистой искренней улыбкой. Мы встретились с ней в кафе не далеко от ее института. Это кафе в некотором смысле особенное, оно было оформлено десятком тропических цветов. От запахов внутри кружилась голова. Больше я не видел таких кафе как это. Даже сейчас не понимаю, зачем Катя тогда пригласила меня. Наш разговор был действительно не о чем, но очень веселый. Она как будто набиралась сил перед встречей с молодым человеком. Ведь не для меня же Катя оделась так красиво тогда. Красная блузка и короткая белая юбка на высокой девушке способны свести с ума любого мужчину. Мне было сложно думать о чем-то кроме нее. А через год она уже была моей в этом же кафе с гирляндами цветов, и вот теперь мы снова по разные стороны баррикад. И ясно одно, я не хочу выходить с поднятым былым флагом. Конечно, это не война тех, кто когда-то любил друг друга. Это скорее даже безразличие. Я возвел дамбу за собой и повернулся спиной к ней в надежде, что мы будем счастливы, но не вместе. Найдет ли эта река свою русло или смоет мою плотину, я не знаю. Кем мы остались? Друзьями? Нет, я не смогу быть ей другом. Фильм, который смотрела Алена, подходит к концу. Герои растают в аэропорту, их нулевой километр разорвался, как и мой с Катей. У нас не будет хепиэда, нам больше не быть вместе. Внезапно дверь открылась, а в нее вошла Аленина сестра. После того как она разулась села на дивана, где сидели мы. Алена встала и ушла на кухню.

Аврора – Ты любишь мою сестру?

Я – Да.

Аврора – Ну хорошо, а когда у тебя день рождения?

Я – Когда-то. Я не буду говорить о нем.

Аврора – Почему ты скрываешь это.

Я – Те кому надо знают когда меня надо поздравить.

Наш разговор прервала Алена.

Алена – Значит, у него есть причины скрывать его.

Аврора – Не понимаю.

Я – Ну а ты тоже своим не афишируешь по слухам. Имя сменила, фамилию сменила. Я же тебя не спрашиваю, какие у тебя были причины выпендрится именем Аврора.

Она вскочила с дивана и ушла в другую комнату, а Алена посмотрела на меня с недоумением.

Алена – Тебе заняться нечем?

Я – Ален, за именем что-то скрывается и что я знаю. Она ко мне хренова относится, а человек стоит относиться, так же как и он к тебе. Не я начал.

Алена – Ты себя ведешь как будто у тебя переходный возраст.

Я – Нет, я веду себя практически тихо.

Алена встала и закрыла дверь в комнату, после стала медленно переодеваться на моих глазах. Сложно устоять, смотря на девушку в короткой джинсовой юбке с красивой фигурой. Я подошел к ней и поцеловал ее шею как вампир. Алена вновь стала таять на моих руках, дрожь ее тела отдавалась по моим губам.

Выходные прошли на ура. Домой я вернулся лишь вечером четвертого мая. Когда Алена рядом со мной я забывал о Кате.


Среди ночи раздался звонок.

Генерал – Евгений ты летишь на границу с Грузией. Самолет в два тридцать, по Москве. Ты будешь руководить спец операцией. Подробности операции получишь на месте.

Я – Ну здравствуйте. Вы снова как снег на голову.

Генерал – Только ты можешь помочь. Так что давай решай свои дела ночью операция. Когда она закончится, мы не знаем, так что будь готовым на месяц и даже дольше. И еще купи грузинский словарь.

Я – Так точно.

После разговора сон пропал вообще. Я посмотрел на часы сейчас шесть тридцать утра. Спать смысла уже нет. Может к Алене с утра поехать, пока она в институт. Сегодня у Кати день рождение и она уже здесь. Жизнь странная штука. Судя по всему, я уезжаю надолго. Может быть сегодня последний день дома. Я тихонько оделся и собрал вещи. Перед входом зашел в комнату мамы и оставил записку, чтобы не волновалась. Через час я уже стоял у дверей Аленкиной квартиры. Она вышла с большим удивлением.

Алена – Ты чего так рано у меня все спят.

Я – Тебя увидеть хотел. Можно.

Алена – Да. Входи. Только мне в институт надо.

Я – Сегодня по работе уезжаю. Насколько не знаю даже сам. Ты можешь побыть со мной.

Ее лицо сильно изменилось, улыбка и удивление сменилось на сомнение. Она как будто ушла куда-то в свой мир мыслей.

Ален – Я могу побыть с тобой только час. У меня английский его пропускать нельзя, а после контрольная, от которой зависит мой автомат.

Я – Ну войти то пока можно?

Алена – Да конечно.

Она повела меня на кухню, а сама пошла одеваться, включив радио. Странно девушки, что ли мне одинаковые попадаются. Ни одна, ни другая не понимают, что каждая такая командировка может закончиться моей смертью. Их дела по видимости важнее. Бывают же такие люди. Я налил себе чаю и стал медленно попивать его. Если Алене так уж нужно на учебу скажу все обстоятельства потом, перед институтом. Я как будто ждал этого звонка и был готов. Сейчас на душе полное спокойствие, не смотря на опасность командировки. Если бы она была похожа на прошлую генерал бы не говорил загадками. Значит что-то очень серьезное. Когда Алена оделась, мы пошли на остановку где сели в маршрутку. Я повернулся к ней и начал разговор.

Я – Ален я уеду и не буду, скорее всего, звонить. Еду может на день, может на месяц.

Алена внимательно посмотрела, потом отвернулась к окну. Молчание продолжалась несколько минут, потом она достала телефон из сумочки, и посмотрела на время.

Алена – Почему ты не мог сказать это дома.

Я – Сказал. Проблема в том, что ты не поняла это. Разве не странно когда ранним утром приезжает твой молодой человек и просит побыть с ним.

Алена – Для меня нет. Один раз мне проиграли завтрак и парень пришел рано утором для того чтобы приготовить завтрак. Ко мне так частенько перед школой заходили.

Я – Мда. И все они служили там же где и я. И все они говорили что уезжают.

Алена – Ты обиделся что ли?

Я – Все не важно.

Да уж. Разговор с маленькой девочкой. После того как проводил ее в институт, пошел в управлении решать текущее проблемы перед отъездом. Кода я подходил к управлению, мне бросилась в глаза вывеска ювелирного магазина. Именно того в котором покупал обручальное кольцо Кате. Мне стало так грустно, в моей памяти нарисовался тот день, когда покупал это кольцо. Мысли о том, что я могу не вернутся из командировки сейчас говорят зайти в магазин. У Кати сегодня день рождение куплю ей что-нибудь и попрошу Сашу передать ей. Я зашел в магазин и начал рассматривать витрину с подвесками и амулетами. Здесь было очень много разных красивых украшений. Мне сразу бросился в глаза золотой кулон, на котором было изображено лицо львицы с глазами из двух изумрудом. Свет, падавший с верху на нее придавал ей особый божественны вид. Изумрудные глаза светились счастьем, они так похожи на глаза, которые освещали мой путь раньше. Мне сразу предстал образ Кати в день перед моим выпускным кулон висел на ее шее, чуть касаясь белоснежного платья. Это образ как будто дополнил сейчас воспоминания о том дне. Не смотря на десятки других украшений на витрине, мне хотелось смотреть только на него. Я попросил девушку показать мне его. Девушка достала его и положила в руку. Странно кулон лежал на холодной витрине, но когда она положила мне его в руку, я почувствовал тепло. Да именно его надо купить. Я достал кредитку и протянул девушке – « оформляйте». Она с каким-то недоумением, ее можно понять обычно мужчины подолгу всматриваются в украшение и не покупают первое, что бросилось в глаза, но она не права я уже внимательно просмотрел все остальные украшение и сделал один вывод.

После ювелирного магазина я пошел прямо в кабинет Саши. С одной лишь целью попросить подарить кулон за меня. Но Саши на месте не оказалось. Оказалось, что он сам дожидается меня в нашем кабинете с Антоном. Я зашел в свой кабинет и услышал пронзительный хохот.

Саша – Мы взрываем дверь в квартиру и заходим. К нам на встречу идет мужик в пижаме и красным колпаком на голове с вытянутыми руками. Омоновцы даже обомлели. Это чудо двигается дальше и заворачивает на кухню, где быстро наливает себе чай. После этого он идет обратно в комнату. На этом ОМОН уже не выдержал.

Антон – Он, что шизофренией страдает.

Саша – Да. Судя потому, что мы увидели. Жень ты чего там притаился, заходи. Вид у тебя тоже какой-то странный.

Я – Саша давай выйдем поговорить надо.

Антон – Не вы будьте мне нужно в архив сходить.

Антон ушел, оставив нас одних. Я достал кулон и протянул Саше. Он стал внимательно осматривать его на солнечном свете подающим в окно кабинета.

Саша – это ты новой купил. Красиво.

Я – нет. Подари это Кате. У нее же сегодня день рождение.

Саша – съезди сам и подари.

Я – не могу, уезжаю. Снова.

Саша – Хорошо. Я передам ей, но ты разберись, что ты к ней чувствуешь.

Я – Сказать проще, чем сделать. Я в четыре улетаю.

Саша – Надолго.

Я – Не знаю. Возможно. Просто передай ей, можешь даже ничего не говорить.

Саша – Ладно. Удачи тебе.

Я – Она мне сейчас нужнее всего. Пойду я пожалуй в тир.

Саша – Пошли в месте давно там не был.

Мы спустились в тир. Почему-то у меня появилось ощущение, что на границе будет бойня. Именно бойня. Только какая задача отводится мне? Руководство спец операцией, опять или снова. Я даже не знаю, как взводом командовать, а тут целая спец операция. Ясно, что генерал выделяет меня и доверяет, но стою ли я этого доверия. После Чечни он выкинул меня как игрушку. Мой возраст не говорит о опыте в таком. Так или иначе, надо быть готовым ко всему. Поэтому-то я хотел взять рпг, что потренироваться перед очередным боем. Жаль только такую вещь не опробуешь в нашем подвале. В тире мы с Сашей пробыли почти до самого отъезда в аэропорт.

Когда я приехал в аэропорт, почувствовал сильное волнение. Самолет улетает через полчаса, а я не могу услышать голос любимой девушки. Правда, в этот раз мое волнение на много меньше, чем в первый раз. Чечня во многом изменила меня, показала истинное лицо нашей работы. Лицо смерти. К смерти можно относиться нормально, но нельзя думать о ней всегда. Интересно как Катя отреагирует на подарок. Возможно, мне не стоило его покупать давать надежду на то, что люблю ее. Надежда никогда не умрет, если в почти угли постоянно подбрасывать полено. Наверно я сегодня и бросил это полено. Правильно ли это. Я словно вновь ей напомнил, что существую и помню о ней. Время неумолимо приближалось к посадке на самолет. Когда я стал подходить к посадочному терминалу, мой телефон зазвонил, это была Алена. До отлета остается несколько минут, времени для разговора уже нет.

Алена – Извини я на контрольной была, не могла выйти.

Я – Я уже улетаю, так что давай.

Алена – Я люблю тебя.

Я – Тоже тебя люблю. Пока.

Ее голос успокоил меня, но это лишь не на долго. В самолете я опять стал рассуждать о том что мне предстоит. Возможно, это будет операция по уничтожению боевиков идущих со стороны Грузии. Как известно грузинские власти закрывают глаза на лагеря по подготовки боевиков на своей территории. А возможно кто-то снова планирует небольшой теракт. Так или иначе, нужно быть готовым ко всему. Скорее всего, после самолета мне еще вертолетом лететь куда-то в горы.

Через пять часов я приземлился в горном укреп районе. Было уже поздно, солнце почти ушло за горы. Рядом с вертолетом стоял человек в военной форме судя по всему подполковник по званию, в руках он держа папку. Я с пустился с вертолета и почувствовал шквальный ветер, который просто сдувал меня с ног. Подполковник подошел ко мне с каким-то удивленным видом.

Подполковник – Вы Евгений?

Я – Да. Что-то не так?

Подполковник – Думал, вы постарше будете.

Я – Тоже думал так. Ладно, мне сказали, что вводные я должен получить на месте.

Подполковник – Пойдемте в здание я вам все расскажу.

Мы пошли к одно этажному зданию, напротив, у которого стояло два бмп. Рядом со зданием сидели бойцы армейского спецназа. Что же мне предстоит этой ночью? Да страшно подумать. Подполковник привел меня в кабинет с большущей картой на столе.

Подполковник – Ваша задача уничтожить группу боевиков из одиннадцати человек. В составе группы два наших человека. Вот фотографии.

Он протянул мне стопку фотографий. Я взял и внимательно стал рассматривать. На обоих фото были мне знакомые люди, только все они с бородами. Одним из внедренных людей был Макс, а вторым Сергей Петрович.

Я – Как они будут выделятся от всех остальных?

Подполковник – На них будут красные береты. Так что будьте внимательнее. Вы назначаетесь руководителем спец подразделением, которое вы уже видели. Ребята молодые, но толковые.

Я – Понятно. Я так полагаю, боевики пойдут нижней тропой?

Подполковник – Так точно. Вы с группой спецназа ГРУ должны будете занять позиции на краях ущелья. Там зеленка легко скроетесь. Так вы сможете вести перекрестный огонь с двух позиций. Группа уже наготове. Они уже неделю учились отличать агентов в лицо.

Я – Это хорошо. Ну что значит нам уже пора. Постройте их перед выездом. Еще мне понадобится вертушка с неуправляемыми ракетами. Думаю ми-24 пойдет, можно поднять его.

Подполковник – Можно, но зачем для девяти боевиков целый вертолет?

Я – Потому что думаю их будет не девять, а гораздо больше.

Подполковник – Хорошо я подниму. Пойдемте на построение.

Мне под командования попала целая рота армейского спецназа. Правда у меня появилось плохое ощущение из-за того, что они могу просто не отличить наших людей от боевиков. Подполковник построил отряд передо мною роту. Я решил сказать им пару слов – «бойцы наша задача уничтожить банд формирования, но в его составе будет два человека, из нашей агентурной сети, они будут одеты в красные береты. Их лица вы уже знаете. Вполне возможно, что они будут делать вид, что отстреливаются. Не при каких обстоятельствах эти два человека не должны пострадать. Да еще красных беретов может и не быть так, что постарайтесь быть внимательнее с выбором цели. Каждый выстрел должен быть прицельным. Ну что ж по машинам». После этих слов мы выдвинулись на позиции. Где-то через час мы уже были на месте. Ночь в горах была подозрительно тихой, лишь изредка тишина прерывалась шелестом мелких листочков, которые шевелил легкий ветерок. На небе стояла кроваво красная луна. Я редко видел луну такового цвета. Наверное, это знаменье. Ясно одно что света луны не хватает для того что бы видеть все что будет происходит в ущелье, поэтому я приказал бойцам расположить осветительные шашки. Они послужат не только как осветительные приборы, но и на какое-то время ослепят боевиков. После того как бойцы установили осветительные шашки мы стали ждать. Каждая минута шла как две. Волнение становилось все сильнее и сильнее. Наконец послышался шорох, он медленно приближался к нам. Через пару минут шорох стал настолько сильным, что мне стало казаться, что внизу не девять человек, а пятьдесят. Я отдал приказ на зажжение осветительных шашек. Когда шашки вспыхнули, я понял что был прав. Внизу оказалось около пятидесяти боевиков. Начался бой. Нам повезло, что за первую минуту пока часть боевиков была ослеплена, мы смогли нейтрализовать половину. Но бой только начинался. Два человека с красными беретами были в конце колонны боевиков, но разглядеть они ли это я не мог. Бой был стремительным через пять минут бойни боевики стали складывать оружие на землю. Сквозь прицел снайперской винтовки я увидел лицо Сергея Петровича, но различить Макс ли стоит рядом с ним в красном берете, не получилось. Вдруг кто-то из наших открыл огонь по неопознанному человеку в берете. Похоже это провал. Это же Макс. Господи за что это. Я сейчас лежу и ничего не могу сделать. Я даже не могу оказать ему помощь. Дружеский огонь блин. Как же так, все ведь было хорошо. Бой продолжается боевики стали добивать тех, кто положил оружие с их стороны как не верных. Я направил прицел на Макса, его нога еще чуть дергалась, он сжимал что-то в руке. Он еще жив, но попытаться подойти к нему это все равно, что похоронить пол отряда. Здесь на высоте за зеленкой безопаснее. Боевики не видят нас, но если мы начнем спускаться вниз ущелья, отряд будет виден как на ладони. Мучительно смотреть, как умирает мой друг, и понимать, что ты беспомощен. Остается лишь отстреливать оставшихся боевиков. Кто выстрелил? Именно этого я больше всего боялся. Место было выбрано правильно, если бы нам просто надо было уничтожить боевиков, но сегодня не тот случай. Я с трудом сейчас держу себя от того что бы вскочить и побежать к Максу. Сразу же как последний боевик не опустивший оружие был уничтожен, я побежал к Максу с криком –« кто стрелял в своих». Подбежал к уже безжизненному телу, понял, что это был не Макс. Вдруг я почувствовал руку на плече, обернувшись увидел его. Макс стоял с улыбкой и смотрел на меня.

Макс – Господи как я рад тебя видеть.

Я – Как я тебя рад видеть. Я думал это ты. Ты ранен.

Макс – нет. А вот Сергей Петрович похоже легко в ногу.

Я посмотрел в другой конец ущелья, там действительно перевязывали ногу Сергею Петровичу. Макс стоял, смотря на меня, ища изменения. Он тоже заметно изменился, плечи стали еще больше, да и борода дает о себе знать.

Макс – Спасибо за то что именно ты командовал операцией. Больше всего я опасался, что нас положат вместе с боевиками.

Я – нет. Я как узнал что это вы. Очень насторожился. Спецназ неделю таскали на ваши лица. Надо найти и поблагодарить будет того кто отличил что в берете не ты.

Макс – С меня сняли берет, и одели на него. Вообще я безумно рад видеть тебя. Но наша операция незакончена.

Я – В смысле.

Макс - Мы не смогли уничтожить тренировочный центр. Он отсюда в десяти километрах за границей нашей страны.

Я – То есть ты предлагаешь мило смотаться через границу и устроить не большой Бум Бум.

Макс – точно. Думаю вдвоем справимся. Нам нужны боеприпасы снайперская винтовка и взрывчатка.

Я – Думаю, это добро у нас найдется. Но может это нужно сделать утром?

Макс – Я думаю, к утру они свернут лагерь. Так что нужно уже выдвигаться. Пошли к Сергею Петровичу подойдем.

Мы подошли к нашему куратору, и попросили оставить нас одних.

Сергей Петрович – Женя. Ужасно рад видеть тебя. Все-таки генерал научил тебя не бежать сломя в голову, играя в супермена.

Я – Есть такое. Я тоже рад видеть вас.

Макс – Мы хотим добить базу боевиков.

Сергей Петрович – Правильно. Вам нужно выдвигаться сейчас к утру они ее эвакуируют. Главное уничтожьте смертниц и тех, кто их готовил. Будьте осторожнее.

Мы взяли все не обходимое и направились в сторону границы. Граница в этом месте вообще никак не была отмечена. Стоял одинокий столб с двумя табличками, предупреждающими о пересечении границы. Собственно если бы не они я бы ничего и не понял, потому что вся местность была похожа. Горы с редкими деревьями. К сожалению, когда мы добрались, лагерь оказался пуст. Нам оставалась лишь разглядывать пепелище костров горевших там по ночам. Он находился в старом заброшенном бункере времен холодной войны. Конечно же нельзя разместится в бывшем военном укреп районе и что бы разведка Грузии не знала об этом. Макс ходил и осматривал, что осталось здесь. Судя по комнатам смертниц, тут жило около тридцати человек. Это не много только лишь половина, а может даже и меньше пойдет на смерть. Остальных бесполезных, как правило, убивали. Вообще жизнь девушки, которая стремится стать смертницей достаточно не легка. Они живут в постоянном стрессе их заставляют готовить стирать и периодически насилуют. Часто девушки после такой жизни готовы на все только лишь бы забыть это. Так у нас и появляется информация о теракте с участием смертниц. Макс ходил и осматривал лагерь, но так и ничего не смог найти о том, куда они ушли.

Макс – похоже, они ушли давно. Быстро сообразили, что сюда могут придти. Вот именно здесь я провел полгода с Сергеем Петровичем. Честно сложно спать в одной комнате с теми кого ненавидишь. Первые ночи я все думал воткнуть каждому из них нож, а потом ничего смерился. Ну а ты как полгода провел?

Я – Не поверишь очень тихо. Практически. Я банально занимался личной жизнью чиновников, депутатов, и других госслужащих. Столько грязи видел, что целый состав можно отправить. Кстати познакомился с дочкой генерала.

Макс – Красавица.

Я – Да. Сказать что красавица, это все равно, что ничего не сказать. Высокая стройная голубоглазая девушка.

Макс – Так так. Влюбился? Как же Катя.

Я – Мы разошлись. Расстояние сам понимаешь. Теперь у меня другая.

Макс – Понятно. Боевики сюда не вернутся. Ты также думаешь.

Я – Да. Теперь нам надо бегом возвращаться назад. А то мы ведь нелегалы еще и с кучей оружия при себе.

Макс – Нам уже пора двигаться к вечеру будем в укреп районе.

Действительно мы с такой же легкостью, как и ночью, пересекли границу. К вечеру мы добрались к укреп району. У входа в здания штаба, в котором я был вчера, стоял генерал с картой и внимательно изучал. Макс подошел к нему.

Макс – Товарищ генерал. Мы на месте, но боевики не уничтожены, они к сожалению покинули лагерь до нашего визита вежливости.

Генерал – Ничего. Вы и так по звездочке заслужили товарищи старлеи. Грузины готовятся к чему-то, поэтому никак не противодействуют боевикам на своей территории, им нужен горящий Кавказ, чтобы вернуть Абхазию и Осетию. Да и жизнь не боевик, где можно все красиво и быстро сделать. У нас порой проходит десяток подобных операции, прежде чем мы цели добиваемся. Давайте заходите, мы вас хоть покормим, переоденем.

Он повел нас в один из кабинетов, где дал нам два офицерских сухих пайка. Странно шесть часов назад был на за границей, и были готовы взорвать около шестидесяти. Если бы нас поймали, мог быть даже дипломатический скандал. Меня сейчас даже не пугает факт возможного нашего задержания. Меня беспокоит то, что я был готов убить почти шестьдесят человек. Конечно, понятно, что они убили бы на много больше и возможно убьют, потому что мы этого не сделали. Так или иначе, я еще не научился быстро забывать о том, что стреляю в людей. Возможно, следующие ночи пройдут с кошмарами как после первой поездки. Мне даже не хочется думать о, том скольких мы убили в ущелье, по словам генерала около тридцати человек. Ужасно смотреть на человека через прицел снайперской винтовки. Хотя какие они люди, убивать женщин и детей просто. Нет, кошмары мне гарантированны. Лучше на девятое мая уехать куда-нибудь подальше. Наверно взять Алену за руки за ноги и в Ирбит к папиной сестре, в бывший бабушкин дом. Ну, вернее не в Ирбит в маленькую деревеньку рядом с ним. Папа все равно сейчас там. Так или иначе, по спокойнее там. Собственно в том доме я провел вторую половину своего детства до переезда в Екатеринбург. Макс так изменился за этот год, но не смотря на изменения между нами все так же. Совместные тренировки сблизили нас. Причем очень сильно. После того как мы перекусили, пришла вертушка и везла нас в аэропорт, где мы все и попрощались. Генерал с Максом и Сергеем Петровичем полетели в Москву, а я в Екатеринбург. Их рейс был почти сразу, мой в два ночи. Я решил позвонить Алене, узнать как она. Наверное, у нее сейчас ночь и скорее всего она не спит. Сегодня первый день, когда мы не говорили с ней и минут. Я достал телефон и набрал ее.

Я – Алена привет. Я сегодня ночью прилетаю.

Алена – Привет. Правда. Я так рада, что позвонил. У меня все хорошо. Ты как?

Я – Отлично. Только устал очень сильно. Ладно, давай не волнуйся я скоро приеду.

После минутного разговора началось двух часовое ожидания рейса. Опять ждать. Не люблю ждать, но всегда говорю про себя; жди. Каждый человек должен уметь ждать. К сожалению, когда я ожидаю чего-то, мои мысли остаются при мне. Сейчас в моей голове мелькают картинки ночного боя. Не каждый может убить и забыть об этом. Наверное, после вчерашнего я заработал пожизненный срок. Убийства двух и более лиц. Но мы победившая сторона, а значит, судить меня будет, только моя совесть. Да и за что судить. За зверей? Именно за зверей. Макс прожил с ними бок обок полгода. Это очень тяжело жить с людьми, которые убили когда-то твоего отца. Теперь мы с Максом старшие лейтенанты, звания не доступные с годом службы без войны. Кто-то получает звания, сидя в кабинетах, а кто-то, ползая под пулями. Ждать самолет все-таки легче, чем ожидать в засаде. Спецназ и в правду попался хороший, ребята молодцы мне даже не пришлось ими управлять, они сделали все сами. Автономность это самое главное качество людей нашей профессии.

В шесть утра я приземлился в Кольцово. Интересно иногда летать и гражданскими рейсами. Именно в них ты чувствуешь плоды своей работы. Видишь счастливые лица детей смотрящих вниз из окон. В аэропорту меня встречала машина из нашего управления, чтобы отвезти домой, но туда мне пока не хочется. Я попросил водителя завести меня к Алениному дому, а вещи в управления. Перед тем как зайти к Алене я купил белую розу. Сейчас около семи утра солнце только поднимается в небо, дует прохладный ветерок, именно такая погода нравится мне больше всего. Она мне всегда напоминает о детстве. Немного постояв возле подъезда, я поднялся на седьмой этаж и постучал в дверь. Алена отрыла дверь с большущей улыбкой и сразу же обняла меня.

Алена – Ты приехал. Ну как съездил вид, у тебя уставший и все лицо в царапинах.

Я – Все хорошо. У меня вопрос, ты не курила?

Алена – Нет. Ты что.

Я – Ну хорошо. Давай восьмого уедем в Ирбит.

Алена – Я согласна. Мы ведь туда же где и были.

Я – Нет. Туда где раньше жила бабушка. Тебе там понравится. Ты меня вообще домой то пустишь.

Алена – Заходи, конечно. Только тихо и ненадолго мне на пары сегодня.

Я – Может, забудешь сегодня про них. Побудем только вдвоем.

Алена – Жень извини, но я не могу. Мы же на выходных вместе будем. Спасибо кстати за цветы.

Я – Ну можешь отложить. Как просыпать это нормально, а для меня значит, нет.

Алена – У меня конец семестра. Сессия на носу, а ты говоришь пропустить. Завтра уедем и все. Кстати что с собой брать.

Я – да. Ничего возьми свитер и так по мелочи. Там все есть. После твоей работы поедем.

Алена – Ладно. Заходи уже. Я чаем тебя на пою, да поеду в институт.

После небольшого чаепития я поехал домой, а Алена в институт. Усталость накатывает все сильнее. За два дня я еще ни разу не спал нормально, поэтому сразу как пришел домой, лег спать.


Восьмого вечером я встретил Алену, и мы сразу поехали на автовокзал. Дорога была привычная, но все равно чувствуются какие-то изменения сейчас все немного по-другому. Даже деревья кажутся больше, чем в апреле. Чем же заняться с Аленой. Может сразу же как приедем баня, потом рассказ о детстве, а девятого прогулка по Ирбиту с вечерним фейерверком. Думаю Ирбит ей очень понравится я сам околдован с детства этим городом. Конечно после Москвы и Екатеринбурга это деревня, но эта деревня в отличии от этих мегаполисов сохранил свою культуру. Этот город по сути сам как музей. Здесь только нет тысяч туристов как в Питере. Ей это очень понравится. Она как всегда увлечена просмотром фильмов на моем компьютере, а я как всегда делаю вид, что мне интересно смотреть фильм второй раз. Конечно, есть фильмы, которые я готов смотреть десятки раз и мне они интересны. Одним из таких фильмов Скала. Не знаю что в нем такого особенного, но он увлекает меня. Очень часто у меня можно услышать саундтрек из этого фильма. Мне даже показалась, что именно он сопровождал мой первый бой. Это грустная тяжелая мелодия, но почему-то она никогда не перестанет мне нравится. А после сопровождения колонны я даже нашел некую параллель моего боя с боем десантников, которые пытались взять штурмом тюрьму, только в нашем бою часть бойцов осталось живы. Мне с каждым днем все больше кажется, что эта бойня не последняя в мой жизни. Вообще эта мелодия сопровождает меня по жизни. Она погружает меня в мысли, грустные мысли. Слушая ее можно реалистично оценить ситуацию через темное стекло и увидеть все в сером цвете. Ни когда не перестаю себе повторять, надейся на лучшее, готовься к худшему. Действительно грустная музыка подготавливает меня к худшему. Я помню, когда мы с секцией поехали на соревнования в Нижний Тагил, она тоже была со мной. Тогда я был еще в одиннадцатом классе, а Дима с Андреем в десятом. Тогда мы ранним утром пошли к дому нашего тренера от куда должны были ехать на вокзал. Елена Алексеевна уже ждала нас во дворе, а рядом с ней стояла Полина. Во мне еще горело то пламя, и стук сердца стал ускоряться, с каждой секундой. Немного поговорив о том, кто что забыл, мы все вместе пошли на вокзал. Солнце уже стояло достаточно высоко, но холодный декабрь давал о себе знать. Северный ветер сопровождал наш путь. Именно северный холодный пронизывающий ветер. Путь до вокзала оказался даже неким испытанием на прочность перед соревнованиями. Наши лица стали даже чуть румяными от холода. Когда мы наконец добрались до вокзала, стали отогреваться. Полина стояла на против меня и смотрела как будто пустым взглядом в мою сторону. Куда-то далеко, мне не забыть взгляд ее светло карих глаз. Он не был холодным, но и горячим тоже. Он был скорее нейтральным. Ее глаза заставляли меня задуматься о правильности моего решения не общаться с ней. Когда-то я игнорировал Полину, а теперь Катю. Наверное это глупа. Все время пока она смотрела сквозь меня, я пытался не замечать этого, но мой стук в сердце говорил о том, что это бесполезно. Прежнее спокойствие мой души вернулось ко мне сразу, как она ушла к своим подругам, которые тоже должны ехать на соревнования. Как только Полина скрылась, я решил послушать музыку именно ту грустную мелодию из фильма и подумать, что же будет не так. Елена Алексеевна еще за день до соревнований сказала о том, что мы будем жить вместе с Юностью, а именно в секции этого бассейна занималась Полина. Вдобавок накладывалась то, что я недавно простыл. Внезапно Елена Алексеевна вынула наушник из моего уха и стала внимательно слушать музыку после сказала –« ты чего как такую похоронную музыку слушаешь, вот Андрей свой рэп слушает агрессивный явно для соперничества лучше. А то расслабишься у меня совсем». Перед самым отъездам к нам присоединилась Ганя, после мы всем составом отправились на электричке в Тагил. К слову Ганя это сокращение фамилии имени, мы придумали его из-за того что Насть в нашем бассейне было очень много. После короткого сбора мы выехали из города в вагоне холодной электрички. К счастью Юность поехала в вагоне за нами. Было очень холодно поэтому, чтобы согреется, мы стали заниматься поеданием продуктов, которые взяли с собой, а все остатки стали выкидывать в окно. Через некоторое время Андрей стал просится в туалет. Причем это он повторял каждые пять минут в течении часа. Когда мы приехали на место, сразу же поехали с юность в гостиницу, ей оказалась старое холодное общежитие. Там то Андрей, наконец и справил нужду. К счастью оказалась, что мы приехали не туда. Нас решили отвезти в нашу гостинице на десятке. Так получилось что я, Дима, Андрей и Настя оказались в вчетвером на заднем сидении. Вот тогда то мы пожалели, что Андрей сходил в туалет. До того как он там побывал было на много спокойнее, нам даже показалось что наконец-то Андрей разучился прикалываться. Мы медленно ехали по городу и по сторонам, а Елена Алексеевна тем временем рассказывала всякие истории о том, как работала здесь. Внезапно рассказ прервался криком Андрея - «о алкомаркет». Елена Алексеевна оглянулась и посмотрела на нас – « что в городе не закупились? Я вас на предмет допинга проверю». Потом раздался оглушительный смех, который продолжался до самого конца пути. Нас привезли в большую пяти этажную гостиницу, так получилось, что трех местных номеров не оказалась и Елена Алексеевна решила подселить в другой номер напротив того куда поселили Андрея и Диму. После расселения мы с парнями решили хранить все продукты в их комнате. В комнате парней оказался телевизор, где все и собрались вечером. Елена Алексеевна куда-то ушла и мы остались совсем одни смотреть телевизор, высмеивая всю реклама. Конечно самыми главными озорниками оказались Андрей и Дима, а я с Насте тихо мирно сидели и слушали их. От скуки Ганя взяла мой телефон и решила с кем-нибудь пообщаться. Она отправила сообщения Полине. Собственно тот случай и вернул мое общение с Полиной, но это общение уже было не такое как раньше. Передо мной все еще тот день, когда Полина спросила, почему я с ней перестал говорить. Тогда я стоял у входа в школу и проверял наличие сменно обуви. Она подошла ко мне прямо на входе и спросила – «Жень, а почему ты со мной больше не общаешься». Я ответил первое, что пришло в голову – «думать надо что говоришь». После этих слов она ушла, повесив голову. Полина не стала пытаться что-то делать для того чтобы изменить молчание между нами. Она решила если не хочет общаться то и не надо. Да и не нравился я ей никогда. Тот день был практически закатом нашего общения, больше до дня соревнований мы не говорили. Даже когда она стояла рядом разговаривая с моими друзьями, мы оба не говорили с друг другом. Но вернемся к соревнованиям. Полина ответила на Настино сообщение практически сразу, и так сообщение за сообщением мы начали снова общаться с друг другом. Она стала писать нам всем о том, как нам повезло, что мы не остались в той общаге где они. Весь вечер прошел в общении с ней. Мое сердце вновь билось, так же как и раньше когда я получал сообщение от нее. На утро меня тоже разбудило сообщение от Полины –« с добрым утром. Я спала под тремя одеялами. Вы как». Да именно это сообщение сказала мне –« сегодня будет хороший день». Я быстро оделся и пошел к парням после десяти минутного стука в дверь они проснулись. Андрей с порога мне говорит – « Жень извини мы тут»

Я – Вы, что все съели?

Андрей – и это тоже. Мы вчера кидались апельсинами и нечаянно попали в твою кружку.

Я – ладно. Где-то стакан был, обойдусь, чем вы еще ночь занимались.

Дима – да так ничем Андрей секс с Анфисой Чеховой смотрел.

Я – ну теперь мне понятно, почему я десять минут долбился в дверь.

Через минуту зашла Елена Алексеевна и прошла к столу, на котором стояла моя единственная кружка в собранном виде. Она зачем тыкнула в нее плацем, после чего она развалилась на кусочки. Ее удивление быстро сменили слова в адрес Димы с Андреем – «вот Женину кружку разбили. Молодцы. Ладно давайте собирайтесь на соревнования. Кстати после них зайдите в магазин и купите себе поесть на завтра». После соревнований мы действительно зашли в магазин и купили кучу фруктов и дошираков. Этим вечером Полина должна была спать в нашей гостинице, а значит весь вечер она проведет с нами. Так и получилось, только вот тогда я опять оказался в тени Димы и Андрея, мне просто было сложно что-то вставить, когда они наперебой рассказывают ей всякие веселые истории. Поэтому весь вечер я просто просидел, молча слушая музыку и смотря на то, как они веселятся. Кстати Андрей к тому моменту уже расстался с ней, в принципе он расстался с ней где-то через две недели после того как я перестал, общается с ней. Но в тот вечер все было как прежде, тот же смех лился рекой. Уже перед тем как мы пошли спать зашла Елена Алексеевна и села за стол в ящики, которого Андрей убрал доширак.

Елена Алексеевна – Ну что купили поесть на завтра?

Полина – А откройте ящик стола.

Когда Елена Алексеевна увидела наш завтрак, ее лицо сильно изменилось. Улыбка ушла полностью.

Елена Алексеевна – резким голосом - Вы что, этого вам на пять минут разминки хватит. Вам углеводы нужны. Вы бы хотя бы колбасы купили это и то лучше. Так кто из вас пойдет в магазин с утра?

Я – Давайте я схожу. Все равно рано встану.

Так и решили на следующий день в семь утра в совершенно не известном городе, я пошел искать магазин с колбасой. К счастью искал недолго и быстро вернулся. В тот день я стал почему-то падать больше, чем обычно, еще утром упал несколько раз. Когда уже перекусив колбасой мы пошли на соревнования падения продолжились. Елена Алексеевна решила избежать моих травм и взяла за руку, следующее падение произошло сразу же, как она отпустила меня. Весь день прошел в смехе. Так получилось, что Андрей умудрился забыть плавки в номере и побежал назад в гостиницу. Хорошо, что он тогда успел к старту. Ну а я чуть не отличился еще больше. Я понял, что забыл завязать плавки пряма на стартовой тумбочке, мне очень повезло, что плавки не сорвал при сотне зрителей. Если бы такое случилось я бы на долго вошел в историю плаванья парнем у кого слетели трусы прямо на одном из этапов чемпионата России. Конечно, на наших внутренних соревнования это нормально, но не этих. Что ж можно сказать, мне повезло. Вечером того дня мы уехали в Екатеринбург оставив за своими плечами славный город Нижний Тагил. Город танков, зеленого снега, и великих конструкторов. Странно я до сих пор не забыл Полину, почему? Наверное, в моей жизни мысли о ней заняли очень много места. Эх, наверное я живу, как старик все время вспоминая прошлое. Воспоминания всегда помогают отвлечься, например, сейчас они отвлекли меня от занудного фильма, который с интересом смотрела Алена. Нам остается ехать около часа пора звонить и просить отца разжечь баню.

Через час мы наконец добрались. Алена вновь взялась за старое, вопросы стали сыпаться один за другим.

Алена – Какой старый дом. Сколько ему лет.

Я – ой много. Его еще до революции построил один кулак. У него был свой небольшой заводик, на котором он делал пеньку.

Алена – А что это.

Я – Это конопляная веревка. За домам стоял большой кирпичный цех. До сих пор мы собираем кирпичи там. Знаешь здесь кирпичи делались прямо на месте из глины. Старый кирпич как видишь лучше сморится новая.

Алена – Я по дому вижу.

Я – В этом доме в советское время был детский садик, но потом садик перенесли и дом стали разрушать. Когда наша семья купила его, нам пришлось практически полностью расчищать первый этаж от глины и мусора. Как видишь дом, врезан в гору, поэтому первый этаж полуподвальный.

Алена – А он большой?

Я – Двести квадратных метров с гаражом. Пойдем в дом зайдем я все тебе покажу.

Алена – а баня у вас где.

Я – не поверишь на первом этаже. Ты все скоро увидишь. Кстати заметь что в доме нет ни одного квадратного окна они все арочные.

Алена – Да. Их так много. Дом наверное очень светлый.

Я – В доме только на втором этаже восемнадцать окон. Раньше в доме было четыре печи, теперь осталась одна русская и камин на втором этаже.

Алена – У тебя везде камины и в этом доме и в том. Класс. Мне камины так детство напоминают. А за домом что.

Я – там большой малиновый сад с яблонями вишнями смородиной и крыжовником.

Ален – О, обожаю крыжовник.

Я – Там еще небольшая пасека. Так что мед у меня всегда свой.

Алена – Ты мне обещал медовый массаж. Сделаешь?

Я – Да. Конечно пошли уже в дом нас наверное уже заждались.

Мы зашли в дом и сразу же попали к камину. Алена внимательно осмотревшись пошла в столовую на первом этаж. Она осматривала все в доме ища что-то не обычное. Первым не обычным ей показался дубовый стол, его столешница была сделана из дуба шириной в метр. Алена стала искать стыки, потому что не поверила что этот стол сделан из такого величественного дуба. После небольшой экскурсии по дому мы все-таки сели за стол, где нас уже ждал папа и тетя. Родители стали рассказывать разные истории про мое детство. Не все дети любят, когда их родители рассказывают о том, что они делали в детстве. Так или иначе сейчас мне нужно делать вид что мне интересен этот разговор. Беседа длилась часа полтора и закончилась лишь того когда Алену отправили в баню. Рассказы родителей даже немного смутили меня, но план на выходные нужно выполнять. Я стал готовить чай с ромашкой и шиповником к ее выходу из бани. После бани всегда полезно выпить чаю, а не водки и тем более не пива. Пока я занимался завариваниям чая родители разбежались по делам. Когда она вышла я сразу же налил горячий чай. Алена улыбнулась и села за стол в одном полотенце.

Алена – Классная баня. – жалобным голосом – почему ты со мной не пошел. Я хочу с тобой в баньку. Кто меня вениками побьет.

Я – Ален ты только приехала все успеется. У нас завтра будет хороший день.

Алена – А что мы будем делать завтра.

Я – Секрет.

Алена – Ну скажи редиска. Ты же знаешь что мне интересно.

Я – Не скажу. Не лезь пожалуйста. Сказано секрет значит секрет.

Алена – Ну опять ты за свое. Мне же интересно. Жень скажи а что там за собака в большом вольере сидит.

Я – Там раньше сидел большой сенбернар. Ее к сожалению кто-то отравил из деревни. Эта была особенная собака, она всегда гуляла с нами в детстве. Мы с ней делали практически все и купаться ходили и на лыжах катались и в лес. Однажды мы с братом и сестрой прыгали с обрыва, а Дарка пыталась нас спасать. Один раз когда Лина попыталась прыгнуть она поймала ее за воротник и стала вытягивать на верх. Так получилась что Лина висела в воздухе все это время и кричала – «отпусти меня, дай мне пасть спокойно. Еще помню как-то к нам приехали какие-то перекупщики картошки на ЗИЛе. Дарья вышла из вольера и направилась к ним. От страх они все залезли на крышу машины и стали кричать – «уберите собаку».

Алена – хорошая собачка. Я бы не побежала. А сколько ей лет было.

Я – ой. Много. Я помню, когда тетя Люда ее взяла, я был очень маленький, она привезла ее к нам в Стриганку. Это там где мы были в первый раз.

Алена – Да я поняла. Она наверное миленьким щенком была.

Я – да. От ее милости ты бы очень радовалась. Однажды к Лине приехали гости, а Даша спала у нас дома. Ночью она пошла в разведку держа в зубах свеколину. Утром Линина одноклассница за столом стала рассказывать каково это спать когда на тебе лежит восьмидесяти килограммовая собака и не дает пошевелится. Как ты понимаешь столкнуть такую дуру не так то просто, тем более если она ворчит с каждым твоим шорохом. Даша вообще была очень умной собакой мы всегда с ней рано утром ходили в сад собирать малину.

Алена – А почему ранним утром.

Я – Потому что-то пчелы до восьми утра не летают. Я помню как-то не хотел собирать малину и пошел ходить возле ульев. Так меня и никто не укусил. Они утром не летают совсем. Вообще ты говорила, что у твоей тети пасека и типа ты все про пчел знаешь.

Она посмотрела на меня с какой-то странной улыбкой. Похоже знания о пчелах это еще один ее красивый рассказ. Ну да ладно. Алена так красива, когда сидит в одном полотенце и смотрит на меня. Люблю смотреть на красивую девушку, зная о том, что на ней нет косметики. Ей очень понравился чай, каждый его глоток она смотрела на меня. Постепенно я почувствовал как ее нога скользит по моему телу, но это быстро прекратилось после того как она услышала что кто-то пошел к нам. Алена смутившись пошла в свою комнату прихватив мой ноутбук, а задержался что бы поговорить с папой.

Через пятнадцать минут я зашел в комнату, в которой должна будет спать Алена. Она в этот момент как всегда сидела и что-то. Я подошел по ближе и увидел что она смотрит на одну из тех фотографий с Катей, которую не удалил. На ней был запечатлен мой поцелуй с Катей на новогодней елке в Москве. Это было полтора года назад. В тот день мы с Катей и Андреем с девушкой пошли прогуляться на красную площадь. Был морозный вечер, звезда кремля уже горело в небе рубиновым светом. Всю площадь освещали тысячи новогодних огней. Нет в нашей стране более величественной новогодней ели. Ее красота способна ослепить всех, но в тот день красота Кати ослепила меня куда больше. Она просто затмило ель за собой. Да именно затмила. От каждого ее поцелуя у меня куражилась голова. Катя не отпускала не на минуту. Тот вечер запомнился мне на всегда, но вот фотографии я удалил все. Эти остались лишь по тому, что видимо были с копированы в другую папку. Алене не нужно это было видеть. Она внезапно обернулась ко мне.

Алена – Кто это. Это твоя бывшая? Катя да?

Я – Да.

Алена – Симпатичная. Жень она красива и симпатичная?

Я – Красивая.

Алена – А я?

Я – Тоже красивая.

Алена – Она типа модель?

Я – Не типа, а модель.

Алена – А почему вы расстались.

Я – Потому что она изменила, и я изменил с тобой в новый год. Это дало трещин на льдине, на которой мы плыли по океана. Никогда не надо делать что-то на зло. Можешь удалить эти фотографии.

Алена пользуясь моим согласием, удалила остатки моей прошлой жизни и вновь начала смотреть фильм, а я сел рядом и снова сделал вид, что мне интересно. К сожалению, она не может удалить ее остатки в моей памяти и заставить меня не проводить параллели между ней и Катей. Все всегда говорят о том что нельзя сравнивать, но одно штамповать чужие ворожения только для того чтобы не отличатся от других, а другое действительно не думать так. Наш мир просто не способен уйти от штампов большинства. Именно большинства, мы боимся сказать, что не такие как все, поэтому штампуем одно ворожение за другим. Чаще всего сами так не думаем, постепенно так проходит жизнь мы оглядываемся и видим, что не все так как хотели когда-то. Мы побоялись встать на свои ноги и предпочли опереться на других. Мы прятали свою голову в песок боясь получить шишку. Самое веселое, что это понимают потом, а сейчас мы сами забиваем всех тех кто старается быть самим собой. Говорим им о том, какие они глупые, тупые и так далее. Называем их труды мусором, хотя сами являемся простыми обывателями живущие скучной однообразной жизнью. Меня многие не любят именно за то, что не пытаюсь жить как другие, а пытаюсь найти свой путь. Пусть он будет не настолько успешным как путь других, но я буду знать, что он мой и я пришел к нему сам. Мне не хочется пить курить только из-за того, что это делают другие. Часто я слышу упреки и указки от людей старше меня, им это доставляет удовольствие. Когда-то пинали их теперь они подросли и решили отыграться на ком-то младше. Самое плохое это замкнуты круг. Сейчас мы активно боремся с дедовщиной в армии, не задумываясь о том, что это не армия виновата, а общество. Мы сами готовим таких призывников, с самого раннего детства забивая их. Когда они получают власть отыгрываются на других за обиды. Можно решить проблемы ужесточением армейского режима, но можно просто отлучить ребенка от боевиков по телевизору, от жестоких компьютерных игр. Скоро мы можем столкнуться с вспышками насилия, в школах, в других публичных местах и не только. В принципе даже сейчас можно увидеть избитых детей в школах, чаще всего их избивают одноклассники и снимают на видео. Я не хочу такой мир, многие говорят также, однако кроме этого ничего не делают. Гораздо проще сидеть и молчать гнобя тех, кто что-то пытается сделать. Русские вообще молчаливый народ, мы предпочитаем молчат и ждать чего-то с выше. Еще Чернышевский говорил о исконно русском вопросе Что делать. Время идет, но ничего не меняется, менталитет у нас такой. Собственно, даже сейчас я сижу и делаю вид что мне интересен тот фильм, который сейчас смотрит Алена. Не спорю фильм хороший, но может все-таки лучше провести время по-другому, тем более когда время настолько ограничено.

Утром я встал очень рано и сварил кофе. К незабываемому дню почти все готово осталось лишь разбудить Алену. Ближе к одиннадцати я пошел в ее комнату с чашечкой ароматного кофе. Она спала, перевернувшись на живот, опустив левую руку с кровати на пол. На ее лицо, падали утреннее лучи солнца, озаряя ее улыбку. Я подошел к ней и нежно поцеловал в пяточку, но от этого она не проснулась. Я снова поцеловал ее только сейчас в губы. Алена открыла глаза и теперь наяву улыбнулась.

Алена – Ты кофе приготовил.

Я – Для тебя.

Алена – Спасибо.

Я – Сейчас позавтракаешь и мы в Ирбит поедем.

Через пару часов мы оказались в историческом квартале Ирбита рядом с одним из самых главных символов города. Это большое старинное трех этажное здание из кирпича. В нем еще за десяток лет до основания Петербурга купцы торговали пушниной. Здание пассажа это в некотором роде было центром торговли между Сибирью и западной частью страны. Алена с интересом стала осматривать торговые ряды восхищаясь их изобилием. Они конечно уже не те как были двести лет назад. После пассажа мы отправились дальше по историческому центру города. Вечером был большой фейерверк, он конечно не был похож на тот, который мы видели на новый год. Более того дождь прервал его и нам пришлось возвращаться домой. К счастью бабушкин дом находился не так далеко от Ирбита. Всего десять километров. Жаль что мы с Аленой не сходили в родительский дом, в который ездили в апреле. Ну да ладно. Когда мы приехали домой папа уже жарил курицу в камине. Невероятный запах манил нас к камину, возле которого был уже накрыт стол. Определенно папа с тетей подготовились к моему приезду. Завтра еще должна приехать Лина и все вообще будет классно. Алену сейчас грузят историями из моего тихого и без обидного детства, а мне остается сидеть и слушать, думая о своем. Как же я изменился за год. Теперь убить для меня стала так же просто, как и перейти дорогу. Служба меняет меня, только в какую сторону. Жизнь с закрытыми глазами это очень хорошо, но когда ты знаешь что сам их закрыл тебе становится противно. В этом мире всегда есть сторона солнца и луны. Они редко пересекаются, но когда все-таки это происходит начинается война. Война света и тьмы. За какую сторону я воюю в действительности? Где находится черта между светом и тьмой. Мне дорога в ад, но быть может я просто сделал то, что другие бы не сделали. Ужасно то что мне никак после всего произошедшего. Должны же быть какие-то эмоции, а у меня их нет. Странно. Даже пустота после отношений с Катей ушла далеко. Может это и к лучшему. Чем больше я узнаю Алену тем отчетливее понимаю что она не только выглядит на шестнадцать, но и думает так же. Конечно она перенесла травму в этом возрасте и это повлияла на ее. Какие-то интриги как в романах, подставы, она даже когда-то подралась с девушкой и получила сотрясение мозга. Стоит отметить что она не пошла в больницу с сотрясением мозга и хорошо что сейчас у нее не было его. Правда думаю если бы не я Алена вообще не пошла бы в больницу. Дождь за окном стал еще сильнее, постепенно стал слышаться гром. Вот она гроза в начале мая. Когда вспышки света достигли окон дома Алена взяла меня за руку и повела на веранду. Капли дождя отражаясь от земли стали мелкими брызгами падать на нас. Этот дождь уже не холодны, а теплый. Алена обняла меня и повернулась в сторону долины реки, которую окутал туман. Вечер без яркого солнца уходящего за холм стал темным и жутким, но в тоже время жутко романтичным. Алена целовала мои губы проводя холодными руками по телу.

Алена – Дождь это хорошо. Женя, давай завтра погуляем здесь.

Я – Конечно.

Алена – А почему в этой деревне так мало домов?

Я – Когда-то это была громадная деревня, дома стояли даже на том берегу где сейчас пастбище.

Алена – Ты кстати мне легендарного козла Ваню не показал.

Я – Помнишь я тебе большие рога показывал в апреле. Дак вот это его рога были. Но козочек я тебе покажу. Причем даже малышей.

Алена – Отлично. Всегда хотела посмотреть на коз и овец.

Я – Это можно. Мы же в деревне. А ты и в правду никогда их не видел?

Алена – Видела но никогда не трогала.

Я – Ну это мы устроим.

Алена – Здесь мне нравится даже больше. Жаль только здесь нет хвойных лесов как там. Где они кстати.

Я – Здесь они далеко, но мы можем сходить.

Она обняла меня и поцеловала, а в этот момент раздался оглушительный грохот сопровождаемый ветром насушим капли дождя на нас. Дождь просто не мог испортить поцелуй, он стал каким-то особенным, у меня даже чуть закружилась голова. Домой мы зашли абсолютно сырыми и сразу же направились спать.

Утром я повел Алену как и обещал. Ее улыбка озарила небо, солнце пришло в замен черных туч. Его теплые лучи стали согревать землю. Когда мы зашли в конюшню козы как любопытные животные сразу попробовали Алену на вкус, развеселив ее. Хорошее настроение стала целью нашего дня. Алена взяла на руки козленка и с улыбкой стала позировать мне на камеру.

Алена – Он такой лапочка. Это козел или козочка?

Я – Козел. Это он пока лапочка, а потом только повернись спиной сразу все поймешь. Ну это ты увидишь не скора.

Алена – Классно. Лина говорила что приедет тоже.

Я – Да, скоро должны подъехать.

Она посмотрела на клетку с кроликами и снова улыбнулась.

Алена – Жень у тебя еще и кролики.

Я – Есть такое. Только на руки лучше не брать.

Алена – Почему.

Я – Они царапаются больно.

Я достал кролика из клетки и подошел к ней. Она улыбнулась как ребенок, после провела по кролику рукой. Улыбка стала еще больше. Алена гладила кролика с интересным выр







Сейчас читают про: