double arrow

Кенигсберг


Это старинный город, который просто очаровал меня своей красотой. Из аэропорта я сразу направился в центр города и нашел небольшую пиццерию напротив местного управления ФСБ. Оттуда позвонил Андрею и предложил встретиться с ним в кафе. Через полчаса он пришел. Почти год прошел с нашей последнее встречи, а он не изменился. Даже улыбка осталась прежней.

Андрей – Здорова. Ты что не предупредил даже, что приедешь.

Я – Здорова. Да я по делам. Хочу себе тачку по круче купить.

Андрей – Тачка это хорошо. Какую взять хочешь?

Я – Думаю беху, только какую еще не решил.

Андрей – Ну этого добра хватает здесь. Кстати когда приглашения на свадьбу?

Я – Мы расстались. Теперь у меня другая.

Андрей – Блин ты меня расстроил. Я даже на бокс ходить стал ради этой свадьбы.

Я – Ну ты только не бросай.

Андрей – Кстати говорят, что ты ушел со службы. Это правда?

Я – Да. Надоело мне это.

Андрей – Понятно. Ты что-то вообще потерялся после выпуска. Конспиратором стал.

Я – Это разве плохо. Ладно пойдем, прогуляемся по городу. Ты же знаешь, что я романтик.

Андрей – Хорошо. твои вещи положим в мою машину и пойдем.

Немного перекусив, Андрей повел меня по городу. К сожалению очень много старинных домов стоят в руинах. Город был почти весь разрушен во время штурма во вторую мировую. Но даже руины способны сказать о величие этого города. Мы остановились на одном узеньком каменном мосту. Мимо нас в сторону моря тихо, бежал небольшой ручек. С этого места виден почти весь город. Ночью этот город становился таинственным и мрачным. Старая готическая архитектура, которая освещалась огнями, давала невероятные тени. Каждая, из которых была уникальной. Можно просто стоять на этом месте и любоваться всей красотой этого города. Удивительна панорама города из тысяч огней. Закрывая и открывая глаза можно увидеть тысячи картин. Кенигсберг ничуть не уступает Петербургу. Но они не были соперниками никогда, каждый из них был красив по-своему. Еще немного посмотрев, я все-таки решил посвятить Андрея в мой план.

Я – Андрей я вообще-то приехал не за машиной. Мне нужно перетащить человека из-за Швеции. У тебя есть контрабандисты, какие ни будь на примете?

Андрей – Ясно, бывших не бывает. Что за человек.

Я – Ты его знаешь. Это брат Кати.

Андрей – Точно бывших не бывает. Один сотрудник вытаскивает другого. По контрабанде я не знаю. Сам я занимаюсь копателями оружия, которые ищут на местах сырых боев оружие, боеприпасы. У нас этого добра навалом на каждом шагу. Постоянно кто-то взрывается. А по контрабанде нужно в порту поискать. Думаю там, что и есть. Из Швеции часто оргтехнику таскают.

Я – Ну и хорошо значит, покручусь завтра немного там. Может, что и найду. Ты тоже завтра поспрашивай. Да еще мне нужны будут документы на девочку сделать.

Андрей – На какую девочку. Вы ребенка своровать решили.

Я – Да. Это дочь Саши.

Андрей – Вам делать нечего. Если вас поймают, будет международный скандал. А меня с вами в тюрьму кинут.

Я – Ты не обязан в этом учувствовать.

Андрей – Но я буду. Ты мне это не просто рассказал. Я с тобой братуха.

Я – Ну вот и ладушки. Я завтра займусь портом может, что и нащупаю, а ты среди своих порыскай и по документам тоже.

Андрей – Лады. Ты решил, где остановишься?

Я – Думаю в гостинице.

Андрей – Рас такое дело то тебе у меня надежнее будет. Лучше лишний раз не светится.

Я – Хорошо ну поехали в твою холостяцкую хату.

Андрей – Да. Я холостяк. Это гордо звучит. Правда начальство не одобряет. У меня ведь родственников в России не осталось после матери. Сам знаешь, что им всегда нужна страховка.

Я – Везде страховка нужна тем более в нашем деле. Поедем к тебе.

Мы поехали по старому городу к дому Андрея, он находился в самом центре исторического квартала. Всю дорогу я разглядывал вид из окна. С каждой минутой я чувствовал, что этот город очаровывал меня все сильнее и сильнее. Жалко, что мне не дано увидеть этот город до второй мировой войны. В скорее мы приехали к дому Андрея. Дом оказался двух этажным построен из красного кирпича в старом готическом стиле с башнями, а вокруг него были другие дома в таком же стиле. Первое что меня удивило, когда мы вошли в квартиру это вид из окна в коридоре, из него был виден перекресток, на который выходили две улицы мощеные булыжниками с точно такими же домами как этот. Андрей положил меня спать в большую комнату, обставленную старой мебелью. Одному из шкафов было около ста лет, он был сделан из большого дуба. По центру комнаты был большой каменный камин с подвешенным красным носком. Я лег спать на деревянную кровать, над которой весел портрет Сталина, гордо смотрящего на меня. Утром мы с Андреем распределили обязанности. Я отправился в порт искать корабли, которые регулярно ходят в Швецию. Порт заметно отличала от города по архитектуре, он похож на унылое полу разваливающееся сооружение со стоявшими у причала чуть ржавыми кораблями. Что-то мне подсказывала, что нужно искать контейнеровозы перевозившие допустим, метал или еще что-то в этом роде, потому что многие уходят от таможенных пошлин декларирую грузы из электроники, как метал. После дня поисков я нашел один подозрительный корабль, который два неделю в неделю ходил в Швецию привозя от туда алюминий. Среди моряков ходили не однозначные слухи о судне, они говорили, что его всегда разгружают по ночам. Это лишь подтверждала мои подозрения. На следующий день мы с Андреем решили проверить это судно и при возможности завербовать капитана. Когда мы пришли в порт, его уже должен был проверять таможенный инспектор. К удивлению он оказался одноклассником Андрея, нам не составило труда договорится с ним и самим проверить судно. Тем более инспектор признался, что кроме метала там нет ничего.

Мы поднялись на борт судно, предварительно узнав состав семьи капитана. Ничего особо примечательного не было за исключением каких-то точек на некоторых контейнерах. Пользуюсь фальшивым удостоверением сотрудника таможни я начал проверять грузы. Лицо капитана очень сильно изменилось. Как правило, это судно ни кто не проверял. К сожалению в трех контейнерах был метал, но когда я открыл один из контейнеров с красной точкой, то увидел коробки в конце. По лицу капитана побежал холодный пот. Андрей тем временем нашел еще один похожий контейнер. Я решил посмотреть, что в коробке, но со мной заговорил капитан.

Капитан – Господа я не знаю, откуда этот груз. Мое дело маленькое.

Его лицо сало бледнеть, он знал, что за груз у него на борту. Ко мне подошел Андрей, держа коробку с сотовым телефоном, ехидно улыбаясь. Капитан еще сильнее побледнел. Андрей посмотрел на него, после громким голосом произнес.

Андрей – Вы еще скажите, что мы оказались такими атлантами и закинули к вам на борт три контейнера с сотовыми телефонами. Сдается мне, что здесь контрабандой пахнет, потому что это явно не слитки алюминия.

Капитан нервно вытер платком пот на лице, и с жал в руке какой-то брелок ответил.

Капитан – Я не отвечаю за груз внутри контейнеров.

Я - Капитан мы не просто так зашли на ваше судно. У нас есть точная информация о том, что подобный груз вы перевозите не в первой. И с владельцами груза вы в тесном связи.

Андрей – И еще мы знаем о том, что вы знаете о грузе. Причем вы даже учувствуете в его погрузке в контейнеры.

Капитан – Что вы хотите. Денег?

Я – Вот это уже правильный разговор. Нет, деньги нас не интересуют. Мы вообще не из таможни.

Андрей достал удостоверение сотрудника ФСБ, только вот не совсем своё. Капитан внимательно посмотрел на него, после взялся за сердце и сел на скамейку. Я дал ему нитроглицерин, который всегда носил с собой. Через некоторое время ему стало легче, и мы продолжили разговор.

Я – Как вы понимаете, мы хотим предложить вам сотрудничество.

Капитан – Я думал, КГБ ушло навсегда.

Андрей – Куда же оно уйдет. На здании вывеску поменяли и все. Если вы откажитесь от сотрудничества вам грозит срок реальный срок по статье контрабанда, а у вас семья и две дочери.

Капитан – Я никого не сдам.

Я – Нам пока это не нужно. Вы просто будете выполнять свою работу, только лишь иногда выполняя наши поручения. Не забывайте у вас семья, а статья измены родине отличается для них от контрабанды. В особенности для вашей дочери Юли учащайся в институте юстиции. Это сломает ей карьеру навсегда. Разве вы хотите такого для родной дочери?

Андрей – Думаю капитану нужно обдумать все.

Мы отошли от капитана на несколько шагов. Он сидел взявшись за голову, что говоря себе под нос, а одна нога тряслась. Для него согласие на это предложение является обязательным, не думаю, что ему хочется посидеть в тюрьме. Только мы блефовали, если он это поймет, то это будет полный провал. Я повернулся к морю и стал смотреть на тысячи волн разбивающихся в миллионы маленьких капель. Каждая волна была неповторима, только не всматриваясь в них можно подумать, что все они одинаковы. Хотя думаю если постоянно смотреть на них, они станут лишь видом в окне и ничем больше. Через десять минут капитан окрикнул нас.

Капитан – Я согласен.

Я – Ну вот и ладушки. Нас интересует, как грузы загружается груз в Швеции.

Капитан – Да ничего особенного. В порту груз из газовиков перекладывают в контейнеры и чуть прикрывают алюминием. Тамошние таможенники почти не осматривают груз.

Андрей – Куда идет груз после того как вы приходите сюда.

Капитан – Его выгружают с корабля, а дальше, куда я не знаю. Да и не мое это дело.

Я – Как часто вы перевозите подобный груз?

Капитан – Каждый рейс.

Я – Понятно. Ну что же мы пойдем. Мы надеемся на наше сотрудничество.

Следующий рейс должен будет идти через два дня. Думаю если загрузить Сашу в один из контейнеров, то он без особого труда перейдет границу. А вот что делать с цепочкой поставки в обход пошлин электроники пока не решил. Вчера мне в порту предлагали подобные телефоны со встроенным спутниковым передатчиком. Если положить пару таких телефонов в контейнеры, то можно будет отследить. За раскрытие такого хитрого пути поставок электроники можно получить новое звание, но не мне, а Андрею. Так я отплачу ему за помощь. На следующий день приобрел три сотовых телефонов с спутниковым передатчиком и купил не приметную машину для перегона, а Андрея попросил сделать документы для девочки. Причем таки что бы они прошли через один из калининградский роддомов. Документы мы сделали на имя Ольги с отчеством и фамилией Саши. Сейчас оставалось самое главное переправить его через границу.

В день отхода судна мы пришли с Андреем к капитану. Он даже ничуть не удивился нашему приходу.

Я – Здравствуйте. У нас к вам небольшая просьба. К вам в порту на той стороне подойдет человек. Вы спрячете его. Причем так, что даже команда не должна знать. Обустройте его в контейнере только сделайте там вентиляцию. Этот человек очень ценен для нас, а значит и для вас.

Капитан – А вы не боитесь, что я его сдам в полицию.

Я – Нет. У вас же семья здесь. Так что выполняйте.

Капитан – Я сделаю то, что смогу.

Андрей – Вы сделает все, что бы он был в порту Калининграда.

Капитан согласился. Страх потерять семью для него был слишком велик, поэтому он был готов пойти на преступление. Мы передали ему предмет, по которому его должен будет опознать Саша. После разговора я позвонил Саше и передал ему, как он должен покинуть территорию Швеции. Теперь осталось лишь нервно ждать, и наедятся на лучшее. С Аленой я почти не общался, расстояние. Мне стало интересно, выполнило ли она мою просьбу, и сделал детализацию звонков. Почему-то результат меня не огорчил, но и не обрадовал, Алена несколько раз говорила с тем парнем. Я позвонил ей что бы услышать объяснения.

Я – Ален привет.

Алена – Привет. Как дела у тебя?

Я – Да. Не очень. Ты мне ничего сказать не хочешь.

Алена – Хочу. Я тебя люблю и скучаю очень.

Я – Почему ты общаешься с Вовой.

Алена – Он звонил пару раз, но я не взяла трубку.

Я – Ну если считать не взять трубку два разговора длинной в полтора часа то да. Ты не брала трубку.

Ее голос сильно изменился после этих слов, а в трубке стало слышно ее тяжелое дыхание. Похоже, меня держат за дурака. Алена за плакала, но я не хотел ее слез. Хотел просто, что бы она поняла меня.

Алена – Когда ты уже забудешь это второе апреля? Хватит уже. Как будто это ты был на моем месте.

Я – Мне больно от твоего общения с ним как ты это не понимаешь. Мы расстаемся, если это еще раз повторится.

Алена – Я не могу с ним не общаться. У тебя же бывшая не ходит на чай к твой маме.

Я – Ты что мне сейчас заливаешь. Выбирай, у тебя есть выбор. Только любая палка два конца имеет. Ты подумай, а посмотрю, насколько ты меня поняла.

Алена – Ты бросаешь меня?

Я – Солнце я люблю тебя, но извини я не мазохист. Пока мы не расстаемся, у тебя есть время подумать. Ладно я пойду.

После разговора я отправил ей сообщение «Дом решившийся фундамента просто обречен на разрушение. Тем более если по его стенам постоянно стучат»

Ночь прибыл корабль с Сашей на борту. Мы приехали с Андреем в порт. На улице было очень тепло даже жарко, с моря дул легкий ветерок. Судно медленно подходило к причалу. Нам осталось совсем чуть-чуть до того как мы увидим Сашину дочь. Из порта мы должны сразу же уплыть на пароме в Питер, поэтому машина уже со мной. Когда наконец судно пришвартовалось к нам пришел капитан и отвел к контейнеру, где должен был сидеть Саша. Мы открыли контейнер и стали разбирать коробки с телефонами, вдруг услышали детский плач. Похоже, все было хорошо через несколько минут, я увидел Сашу с ребенком на руках.

Саша – Ну наконец-то прибыли. У вас все готова?

Я – Да. Паром отходит через час. Андрей проводи до машины.

Они ушли а я подменил некоторые телефоны на те, которые купил в порту и списал пару номеров сотовых телефонов. Потом пришел к ним. Девочку уже уложили спать, а Андрей с Сашей о чем-то беседовали. Я передал Андрею передатчик и листочек с номерами телефонов.

Андрей – Ты что там делал и что это.

Я – Это твое звание. На этот передатчик каждые шесть часов будут приходить сообщения о месте нахождения телефонов из этого контейнера, а на листе индивидуальные номера телефонов по которым можно тоже определить, где они.

Андрей – Ну спасибо тебе.

Я – Тебя спасибо. Ах да Саша держи свидетельство о рождение твоей дочери.

Я медленно передал свидетельство о ее рождении и еще пару документов. Он внимательно посмотрел, потом взглянул на корабль, заходящий в док с море.

Саша – Вы сделали полный пакет документов! И называли девочку Ольгой. А что мне нравится. Княгиня Ольга тоже была Хельгой в начале.

Андрей – Документы четки. Мы взяли, вписали ее в реестр рождения и даже нашли ей мать. К сожалению, она вчера умерла. Так что теперь это твоя законная дочь.

Саша – Мужики за мной должок. Скоро у нас рейс.

Я – Думаю, что пора машину загонять.

Мы поспрошались с Андреем и уехали. Путь очень не близкий, но у нас на руках ребенок. Утором я наконец смог при свете посмотреть на девочку. Она была русой с большими бездонными зелеными глазами пряма как у Кати. Саша был прав, она похожа на Катю как две капли воды. Правда я мог судить только по фотографиям Кати. Это действительно меленький ангелок, который с интересом смотрел на меня. Она почти не плакала, для нее это было лишь приключение. На одной из ручек я заметил синяк. Надеюсь, что она еще не привязалась к своим родителям и с легкость перенесет переезд на новое место жительства. Хотя я не хочу думать о том, что сейчас думает ее мать. Наверное, она уже собрала все полицию. Но думаю она никогда не найдет свою дочь. Да и правду знают единицы, причем все они служат в ФСБ. Так что утечки не будет. Нам предстояла дорога почти через всю Россию. Мы лишь изредка останавливались, что бы ребенок поспал и отдохнул. Странно девочке нравилась тихая и спокойная музыка, она всегда улыбалась, когда слышала ее.

Через три дня мы были наконец-то на Урале, нас перед самым въездом в Екатеринбург, впервые остановила машина дпс. Все самое интересно только начиналось нам нельзя, что бы нас видели где-то. Дпсник подошел к машине и стал смотреть на переднее крыло.

Я – Что делать будем?

Саша – А ты как всегда без прав. Тебе что сложно сходит и просто забрать их. Что думаешь, просто не дадут.

Я – Я служебным положением не пользуюсь.

Саша – Ага. Сотрудник усб все время ездит с правами в виде удостоверения. И еще ловит коррупционеров. На себя бы посмотрел. Что этот на крыло смотрит.

Я – Откуда знаю. О махнул можно значит ехать. Ну что я доеду с тобой до города, а дальше ты сам.

Саша – Нет, уедешь позже. Ты мне еще нужен будешь. Я тебя сам потом увезу.

Я – Лады.

Совсем скоро мы приехали в загородный дом Сашиных родителей. Было около десяти часов утра. Я конечно сказал Саше о том, что родители знают о его болезни, поэтому он шел с какой-то опаской. На улице было солнечно, но дул холодный северный ветер. Я вошел во двор первым, меня сразу же увидела Катя, качавшаяся на качели возле беседки. Она пошла мне на встречу, но когда во двор зашел Саша, держа на руках дочку, остановилась и стала внимательно всматриваться. Саша посмотрел на нее, а потом крикнул.

Саша – Иди сюда. С племянницей познакомлю.

Катю – С кем?

Я – Ты теперь тетя.

Катя – Вы меня разыграть решили?

Саша – Нет. Это моя дочь.

Лицо у Кати стало озабоченным, но улыбка. Ей не верится, что это возможно. Когда она подошла к Саше, она снова замерла, как будто увидела свое отражение.

Катя – Ребят. Это уже не смешно. Она же на меня маленькую похожа. Это же шутка?

Саша – Это не шутка. Тебе тест на отцовства нужен?

Катя – Я не верю. Вам верить нельзя. Один в город за вещами уехал и вернулся через неделю, другой покрывает его везде. Шутки прочь. Чей это ребенок?

Саша – Говорю же мой.

Катя – Очень смешно. А где мать?

Я – Умерла.

Катя – Это шутка. Большой злой розыгрыш. Где камеры?

Саша – Катя это правда. Поэтому я уезжал.

Катя – Угу. А я президент.

Я – Саш я поеду, пожалуй. Устал очень. У вас сейчас семейное мероприятия будет.

Катя – Ты тоже ее часть. Останься.

Я – Нет, я пойду. Пока всем. Саш я эту машину на время возьму.

Саша покивал головой и пошел в сторону дома, а я пошел к машине. Катя направилась за мной.

Катя – Жень подожди. Это правда.

Я – Катя, а ты не видишь, что это девочка так на тебя похожа. Это его дочь. А теперь извини я поеду.

Катя – Останься. Пожалуйста.

Я – Катя извини, но нет.

Я сел в машину и уехал. Наверное, сейчас самый интересный момент жизни, но смотреть его мне не очень-то хочется. Сейчас надо было бы с Аленой пообщаться. Мы договорились о встрече в центре города у цирка. По радио ведущий стал объявлять следующую песню: а сейчас будет вы услышите саундтрек из фильма нулевой километр impofigu - письмо. Песня снова вернула меня в тот магазин, где я видел Катю в первомайские праздники, а когда услышал слова: я не могу уехать, не решив, как быть с тобой, я не могу все перечеркнуть, я люблю тебя, вернулся в тут злосчастную неделю после Чечни. Именно тогда я выбрал путь, разрушивший наши отношения. Быть может, стоило просто расстаться тогда, и не губить все хорошо, что было между нами. Теперь моя старая любовь к ней стала чем-то особенным. Мне сложно забыть все эти фотографии все видео с поцелуями не со мной, а с тем другим. Я изменился, но и она тоже. Часть обид мы забыли, но не главную. Что сейчас между мной и Катей? Молчание и ничего больше. Наша любовь разбилась, вернее я ее разбил. Доказательства в контакте действительно смутные, но в тот момент мною двигали эмоции. Сомнений в том, что этот молодой человек бывал у нее, нет, но вот сомнения в их отношениях у меня, появились только сейчас. Согласен она призналась в новый год, что спала с ним, но вот про то, что было в феврале, комментарии другие были. Тогда все было на эмоциях, я даже не сильно задумывался обо всем, а теперь лучше считать, что бы прав, так легче. Лучше свалить все на первые данные. Парадокс в том, что мы говорим, не любим, но у нас слезы на глазах. Тот фильм я видел в начале мая, а как будто это было вчера. Сейчас я уехал не, потому что устал, тут скорее причина кроется в чувствах к Кате. Сложно объяснить все мои чувства, но моя любовь не вечна, а между нами она уже прошла. Пламя гасло медленно, оставляя пепел и боль на душе. Теперь огня между нами нет, а угли пусть лучше погаснут, не зачем возвращать прошлое. Она в Москве я в Екатеринбурге, две столицы, два мира, нам не суждено быть вместе. Мы пробовали вести отношения на расстоянии, не вышло! Лучше жить разумом, чем мучиться мыслями, где она с кем, в каком клубе. Любовь это когда ангелы плачут алыми слезами. Песня словно открыла рану, которая только зажила. Когда-то я писал, стихи и посвящал ей, но она так и не увидела, ни одного, а может увидела. Не все вещи я забрал из ее квартиры, в этом списке и записная книжка, в которой стихи, они ни как не подписаны, но она поймет, что они про нее. Сюжет нашей любви простой, но от этого не легче. У меня, есть уже новая жизнь, не стоит смотреть на старую. Я повернул ключ в зажигании и помчался решать проблемы в новой жизни.



Сейчас читают про: