double arrow

Как раньше!


Утром я проснулся и сразу же приготовил кофе и блины. Лучше всего сейчас накрыть стол в комнате окна, которой выходят на юго-восток. Солнце войдет в окна комнаты и озарит ее, а так же придаст некое тепло завтрака. Конечно, можно подать на подносе в кровать, но лучше накрыть на стол. Тем более стол стоит в десяти шагах от спальни Алены. Тетя Люда уехала на работу, а значит мы остались одни. Я накрыл на стол белоснежную скатерть, после поставил большое блюда с блинами и турку с горячим кофе. Алена как всегда спала до обеда как младенец в алой шелковой ночнушке, но запах утреннего кофе заставил ее ворочаться в кровати и даже заставил ее открыть глаза.

Алена – Так ты уже на кухне похозяйничал. Жень я честно по утрам не ем.

Я – Ты что уже не утро. Уже десть.

Алена – Для меня это еще ночь. А вдобавок я как приезжаю к тебе все время сплю.

Я – Ну вот тем более. Вставай, можешь даже не одеваться.

Алена – А это уже интереснее.

Она встала и поцеловала меня, а потом пошла к столу и села. Ее улыбка отразила солнечный свет, в комнате озарив серые обои. Алена принялась, есть блины макая их в свежий мед.

Алена – Мед у тебя вкусный. Не такой как девятого.

Я – Это свежий яблочный мед. Его обычно не собирают, но в этот раз что-то с семьей случилось.

Алена – О планах на сегодня лучше не спрашивать? Я ведь права.

Я – Права. Они очень большие. Загорать любишь?

Алена – Обожаю.

Я – Ну вот и отлично. Сейчас на реку купаться.

Алена – Во-первых, у меня нет купальника.

Я – Не проблема. Купим.

Алена – А во-вторых, у меня эти дни.

Я – унылым голосом - Ясно.

Алена – Ну что такое. Я же не виновата.

Я – Да все хорошо. Ешь, загорать мы все равно пойдем. Я тебе дам купальник.

Алена – А там много людей.

Я – Где?

Алена – На реке.

Я – Там, куда мы пойдем никого.

Алена – Тогда я буду загорать как настоящий нудист. Не люблю, когда белые кусочки остаются.

Я – Ну а месячные как тогда.

Алена – Секрет. Много будешь знать, до пенсии не доживешь.

Я – Ну я по другому принципу живу. Чем больше знаю, тем дольше живу. Суровая реальность.

Алена – Хотела тебя спросить, что будет с человеком, если ему вырвать кадык.

Я – Прикинь, он умрет.

Алена – Жень, а ты убивал.

Улыбка с моего лица спала. Хороший вопрос. Ответить честно? Наверное.

Я – Да. В Чечне.

Алена – Ты в Чечне был?

Я – Был.

Алена – Вова тоже был.

Я – посмеиваясь – Ага. Знаю.

Алена – Он только один раз рассказывал об этом.

Я – Ну да. Как блины?

Алена – Вкусные, но меня этим не удивить. У меня все молодые люди умели готовить.

Я – Когда мне сорок будет, я тоже научусь. Не забывай, я слежу за тобой.

Алена – Да поняла я товарищ лейтенант.

Я – Я старший лейтенант.

Алена – Какая разница.

Я – Ну ничего себе. Все давай одеваемся и пойдем.

Через полчаса мы пришли к водопаду на реке. Он как и раньше находится в большом овраге окруженном деревьями. Это не тот водопад, на котором мы были с Катей. На этом водопаде прошло все мое детство. Я подошел к водопаду и посмотрел вниз. К сожалению, сейчас он не такой большой, как раньше, но метра два свободного падения в воду есть. Легкий ветерок проносил теплые капли воды мимо нас. Я медленно разделся и спустился в воду.

Алена – Ну как вода?

Я – Теплая.

Алена – Стой там.

Она стала медленно снимать с себя платье, как бы соблазняя меня, со стриптизом. Да классно, лозунг; возбудим но не дадим, похоже в действие. Алена так сексуально растянула платье, а потом медленно сняла одну лямку, после одеяние съехала по ее телу. Блики солнца пали, на ее тела превратив его в чудо. Как же она красива. Алена прыгнула ко мне вниз.

Алена – Классно. Вода такая теплая.

Я – Ты же говорила тебе нельзя.

Алена – Я тебя хочу.

Ее руки опустились, устремились к моему телу. Ласка от брызг стала и ее рук стала чем-то особенным. Постепенно я почувствовал, как она стала стягивать с меня плавки, смотря мне в глаза. Ее тело стало чуть дрожать от возбуждения. Я поцеловал ее губы и положил на спину. Дрожь с каждой секундой становилась все больше и больше. Я ласкал тела в голубой воде, медленно поднося его Нептуну, опускающему струи водопада вниз. Алена вытянула руки и расслабилась, закрыв глаза. Тысячи литров воды стали разбиваться на мелкие капли. Солнечный свет озарил их в цвета радуги. В какой-то момент Алена наклонила мою голову и направила в сторону груди. Дрожь наших тел и шум водопада стало симфонией нашей любви. Эта нежность тысяч брызг прервалась из-за холода. Мы просто замерзли, поэтому вышли на берег.

Алена – О господи. Жень это был лучший секс в моей жизни. Я за тебя любую убью.

Я – Так убивать не надо.

Алена – Я тебя очень сильно люблю. Я на ногах стоять не могу. Меня по-прежнему трясет. Это как волна оргазм за оргазмом.

Я – Идем домой.

Алена – Я не могу идти. Давай посидим. У меня ноги онемели. А ты что босяком собрался идти.

Я – Да, мы в детстве всегда так ходили.

Алена – И вообще поцелуй меня.

Она протянула руку к моей и медленно наклонила. Как только я коснулся ее губ, почувствовал жар. После поцелуя мы расстелили покрывала и легли загорать, лаская друг друга. Часа превратились в минуты. Все стала как в тумане. Я целую ее, а она меня. Наши сердца стали едины. Действительно едины. Постепенно на улице настал вечер, а значит на было пора идти домой. Алена подошла к водопаду и посмотрела вдаль, после присела, чтобы посмотреть свое отражение. Интересно о чем думает, смотря на себя. Я подошел к ней и присел рядом.

Я – Солнце, о чем ты думаешь?

Алена – О том, как сильно я тебя люблю. Идем.

Когда мы пришли домой тетя Люда, уже была дома. Она пригласила нас за стол, на котором уже стояла большая кастрюлю окрошки. Это мне так детство напомнило. Мы с братом и сестрой возвращались с реки всегда садились за стол, на котором была эта кастрюля окрошки. Только вот сейчас стол накрыт наверху, в комнате, в которой солнечный свет проживает последние часы до перерождения. Утром он вернется, только в других окнах. Алена вновь улыбается, дополняя закат. Что красивее закат или ее улыбка. Не знаю. Они красивы, но по-своему. После ужина мы пошли гулять на другой берег, туда же куда и ходили на девятое мая. Солнце медленно уходило за холмы, а на землю стала выпадать росса. Очень сложно передать ту свежесть, ложащеюся на землю сейчас. У реки появляется небольшой туман, который постпенно расстилается по долине.

Алена – Жень давай домой пойдем.

Я – Зачем.

Алена – У меня ноги промокли.

Я оглянулся и увидел небольшой куст черемухи. У меня в кармане всегда есть спички, так что костер развести не проблема. В скорее мы уже сидели у горящего костра, рассуждая о жизни. Алена как всегда рассказывала истории из своей жизни, причем половина как всегда оказывается ложью, но я и про свои истории не могу сказать, что они все реальны. Мне все равно нравится, как она увлекательно рассказывает. Можно ведь и закрыть глаза на что-то, тем более я всегда могу проверить все ее слова. Правда в истории с Вовой у меня что-то не складывается. Почему она спрашивала про него за долго до дня рождения? Да уж. Лучше мне не знать ответа на этот вопрос. Вова ей не звонил и она ему тоже, и этого должно быть достаточно. Алена принялась сушить носки на открытом огне, из-за чего один носок сгорел, вернее оплавился. Время опять летело очень быстро, я сам даже не заметил, как начало светать.

Алена – Удивительно у вас ночи такие же, как и у нас.

Я – Я нет уже утро.

Алена – Что, правда?

Я – Да. Идем домой.

Так незаметно и прошла целая неделя. Каждый вечер мы ходили на костры жарили сосиски, а днем загорали у водопада. Вот оно счастье живешь с любимым человеком и тебе ничего не надо. Алена стал ездить на экзамены и возвращаться назад ко мне. Единственное что меня волновала это здоровье Саши. Он все время говорил о том, что все в порядке. Неделя ожидания внедрения превратилась в месяц, который шел так же счастлива, как и начинался. Романтический завтрак со свежими ягодами, переходил в романтический день на водопаде с невероятным сексом, после следовала прогулка по мягкой зеленой траве под солнечными лучами и ужин под светом заката. Все идиллию завершал костер в лесу под звуками ночи. Совы кружились над нами как бы присматривая, наверное их привлекал запах жареных сосисок и блики огня. Восхитительное время, которое почему-то шло так быстро. Я совсем не заметил, как прошло полгода с нашего с Аленой первого поцелуя. Никогда бы не подумал, что влюблюсь в эту девушку.



Сейчас читают про: