double arrow

Полгода вместе


Проснувшись от сильного лая собак, я подошел к окну и увидел черный Мерседес у ворот. Интересно кто это может быть? Одевшись, я направился к нему. Из машины вышел человек в красной футболке. Именно его фотографию мне показывали в мае. Похоже время пришло. Человек подошел ко мне и протянул руку.

Ершов - Евгений Сергеевич. Мне вас рекомендовали для работы.

Я – Возможно. Смотря, какая работа.

Ершов – Пройдемся! Я все расскажу.

Я – Хорошо.

Мы пошли к мосту через реку, а за нами медленно поехал мерседес.

Ершов – Вообщем работа мало чем будет отличаться от вашей работы в усб. Ваша задача выявить контрабандистов золота на моем предприятии.

Я – Очень интересно.

Ершов – Все очень просто. Кто-то моет золота на наших приисках и переправляет за границу. В этом замешен кто-то из моих друзей. Как вы понимаете золотой песок нельзя вынести с предприятия без помощи службы безопасности. Собственно поэтому я и хочу нанять вас.

Я – Интересное предложение.

Ершов – За деньги не волнуйся. Вы согласны?

Я – Вы даже не сказали, сколько платите.

Ершов – Семь. Сами понимаете чего. Согласен?

Я – Да. На такую сумму, согласен. Когда приступать?

Ершов – В конце недели. Я вам оставлю вводные документы на изучение и телефон.

Я – Хорошо.

Ершов – Вы подозрительно спокойно реагируете на предложение.

Я – Я не там служил, что бы нервничать из-за такого.

Ершов – Ну и отлично. Хочу предупредить это очень опасное дело. Большие деньги крутятся, прошлый начальник службы охраны погиб при весьма интересных обстоятельствах.

Я – При каких.

Ершов – На машине разбился, в апреле. Детали найдете в документах, которые мы вам передадим.

Я – Хорошо.

Он подошел к машине, достал портфель и передал его мне, после уехал. В портфеле лежали две черных папки, пачка евро купюрами по сто, сотовый телефон, ключи от машины и водительские права на чужое имя с моей фотографией. Странно мне говорили, что я должен ловить его, а оказывается кого-то другого. Очень интересно. Надо уточнить. Я позвонил Алексею Андреевичу.

Я – Здравствуйте, рыбка клюнула.

Алексей Андреевич – Отлично.

Я – Есть но.

Алексей Андреевич – Какое?

Я – Он нанял меня для поиска тех, кто золото выносит.

Алексей Андреевич – Красота. Действуй. Это ты умеешь.




Я – Как действовать.

Алексей Андреевич – Ищи. Работой. Но не забывай, что и Ершов может быть замешен.

Я – У вас есть информация о смерти начальника службы охраны.

Алексей Андреевич – Там было обычное ДТП. Ничего особенного.

Я – А можно поподробнее.

Алексей Андреевич – Мы выясним. А ты давай приступай к работе.

Он повесил трубку. Красота ищи и вся помощь. Ладно надо готовить сюрприз для Алены. Я отправился на кухню готовить запеченную курицу с чесноком и картофелем. Алена как всегда спит и это хорошо. Солнечный день она встретит за красивым столом, украшенным цвета. К двенадцати я накрыл на стол украшенный десятком цветов. Подарок я положил на край стола, так что бы она в любом случае Странно уже полгода вместе, а настроение какое-то не праздничное. Я разбудил Алену поцелуем и привел с завязанными глазами за стол.

Алена – И куда ты меня привел.

Я – Солнышко я хочу тебя поздравить с очередной точкой в наших отношениях.

Она открыла глаза и увидела золотистую заколку со стразами в виде бабочки. Ее улыбка стала еще больше. Такой яркой.

Алена – Солнце извини, я тебе ничего не купила. Я думала, что мы даже праздновать это не будем.

Я – Ничего.

Я включил на компьютере слайд шоу из фотографий, сделанных за наши отношения под песню TATANA FEAT JOANNA - IF I COULD. Тихая спокойная мелодия легла на все что мы когда-то пережили вместе. Алена смотрит на фотографии, а я вот смотрю на нее с каким-то вопросом. Что хочу спросить, сам не знаю. Что-то.



Алена – Почему ты так странно смотришь на меня. Ты хочешь меня убить.

Я – Нет. Я тебя слишком сильно люблю, что бы убивать.

Алена – Это хорошо. Я тебя тоже никогда не убью и не разлюблю.

Я – Вкусна.

Алена – Да. Теперь ты мне это будешь всегда готовить.

Я – Эх если вспомню рецепт.

Внезапно раздался звонок Аленкиного телефона. После того как она взяла трубку ушла на улицу. Интересно кто ей позвонил? Опять Вова? Или непонятно кто? Так или иначе, узнаем потом. Время медленно тянулась, а Алены все не было. Она пришла через час абсолютно без улыбки.

Я – Что случилось?

Алена – Женя я уезжаю домой.

Я – Когда.

Алена – Послезавтра.

Я – Зачем?

Алена – Мама хочет, что бы я приехала. Нам документы делать надо.

Она опустила глаза и поджала губы. Сказана ложь. Что же скрывается за этим?

Я – Солнце посмотри на меня. Кто звонил.

Алена – Мама.

Я – А теперь объясни, почему ты едешь туда.

Алена – Хорошо. Мама думает, что мой отчим ей изменяет. Короче они разрежаются.

Я – Ну радуйся. Аврора тоже едет?

Алена – Нет у нее работа.

Я – Грустно. Алена, зачем тебе туда надо?

Алена – Маме помочь.

Я – Солнце я не хочу, что бы ты встречалась с этим человеком.

Алена – Дак че уж. Скажи; я не хочешь, что бы я с Вовой виделась. Так.

Я – И это тоже.

Алена – Меня к бабашке на Украину отправят.

Я – Ладно хорошо. При условии, что ты не будешь, общается с Вовой.

Алена – Хорошо. Завтра уедем.

Я – Хорошо. А что билет уже купили.

Алена – Да. Аврора купила.

Я – Оперативно, однако.

Она подняла голову и поцеловала меня. Ее поцелуй оказался каким-то другим. Чужим. Словно что-то изменилось. Весь вечер Алена провела с книжкой, а я с документами, которые мне передали. Что же действительно ее так тянет домой? Вопрос интересный, но интереснее сейчас для меня работа. Из материалов следует, что золото может вынести почти каждый, кто работает на прииске. А значит, мне нужно начать поиск с вахтеров, кто-то должен помогать пронести золотой песок незамеченным. Мне нужно оружие купить будет, а то так не очень безопасно будет жить. Да все как-то не очень счастливо получилось. Алена определенно расстроилась после своей беседы с мамой. Ее грусть и боль спряталась в строках романа и в звуках тяжелой рок музыки. Мы как будто потерялись друг для друга. Я взял документы и ушел в беседку во дворе. Солнце уже заходило за холм за озером. Его теплые лучи по-прежнему согревали земле. Через минут пятнадцать из дома вышла Алена в спортивном костюме.

Алена – Ты на меня обиделся?

Я – Нет что ты.

Алена – Я хочу побегать. – вытянув голову с видом капризного ребенка - Потренируйся со мной.

Я – В смысле?

Алена – Ты же говорил, что бегаешь неплохо. Ну вот и побежали.

Я – Хорошо сейчас собаку возьмем для скорости.

Алена – А ты что в джинсах побежишь?

Я – Да. Побежим мы в карьер.

Алена – Куда?

Я – На заброшенный песчаный карьер.

Алена – И далеко он.

Я – Нет. побежали.

Алена – Уже?

В скорее мы уже бежали по лесу, озаряемому лучами розового заката. Лесную тишину нарушали лишь лесные жители и просьбы Алена бежать помедленнее. До карьера было очень далеко, но это место стоило наших усилии. Через час я прибежал к затопленному карьеру, окруженному величественными соснами и совсем маленькими березками, вокруг голубой воды. Именно голубой и соленой воды. Алены до сих пор не было, видимо курить не надо было когда-то, но хотя даже пес запыхался от той скорости, с которой я бежал. Здесь очень красиво. Лучи солнца ложатся на водную гладь и отражаются на деревья. Атос сел и с отдышкой стал смотреть на голубую воду. Внезапно я почувствовал удар по спине.

Алена – Ты сволочь. Я с тобой тренироваться никогда не буду. – ее резкий голос сменил удивленный – А где это мы?

Я – На старом заброшенном карьере.

Алена – А почему мы здесь еще небыли?

Я – Он слишком далеко. Мы сюда час бежали.

Алена – А на машине?

Я – Он уже лет тридцать не разрабатывается. Дороги нет.

Алена подошла к берегу и медленно стала обнажаться прямо на моих глазах. Каждую вещь она аккуратно складывала и ложила на теплый песок. Розовый закат и обнаженная девушка на фоне голубого озера это что-то чудесное. Алена направилась с улыбкой в воду.

Алена – Ну ты со мной.

Я – Да. Сейчас.

Я быстро разделся и пошел за ней. Карьер сам по себе глубоки только лишь по центру, до которого нам надо было идти по пояс в воде, метров сорок. Алена шла впереди постоянно оглядывалась на меня и зазывая пальцем. Внезапно она замерла смотря на дно. Там плавали сотни не шуганных рыб. Алена даже попыталась поймать одну, но рыба оказалась быстрее, ей только достались брызги, которые попали на губы.

Алена – А ты не сказал, что здесь вода солена.

Я – Вода соленая здесь не редкость. Здесь даже из водопровода вода соленая бежит. Ну в смысле она пресная, просто в ней соленых примесей очень много. По преданием раньше в этом районе было большое соленое море.

Алена - Ничего себе. – вытянув руку в сторону какой-то водоплавающей твари. – Это бобр?

Я – Ой не знаю. Наверное выдра или ондатра.

Алена – Класс. Знаешь, мы сейчас стоим так далеко от берега в громадном голубом море.

Я – И?

Она обняла меня и нежно поцеловала в губы. Нежность стала переходить в безумную страсть. Я почувствовал, как ее когти впились в мою спину и оттуда потекла алая кровь, но страсть не утихла, а на оборот разгорелась сильнее. Алена кинула меня в воду, после сама нырнула, полностью разрушив водную гладь озаряемую закатом. От безумной страсти я перестал чувствовать боли, а вода даже чуть окрасилась в розовый цвет о крови. Когда мы вышли на берег, оба уже почти не стояли на ногах. А за место солнца на небе встала луна. Теперь карьер стал другим, но тоже романтичным. Алена добравшись на берег тут же пала на песок.

Алена – О господи. Женя я тебя люблю.

Я – Солнце я тоже тебя люблю.

Алена – Ты же до дому донесешь.

Я – Как же. Сейчас приду.

Алена – Ты куда?

Я – Сейчас приду, не бойся, с тобой Атос будет.

Она вытянулась на песке и стала смотреть на луну, лучи которой падали на ее обнаженное тело. Я ушел в лес и вернулся оттуда с хворостом.

Алена – Ты чего костер решил здесь развести. Э я еще есть хочу.

Я – И это мы тоже сейчас устроим.

Алена – Это шутка? Или ты опять ко всему уже был готов?

Я – Нет. Все сейчас будет.

В скорее на берегу появился не большой костерок, возле которого села Алена. Блики огня стали мерцать, освещая все. Я начал сооружать небольшую удочку из крючка и грузила на леске, которая удивительным образом пролежали в моей курточке несколько лет. Алена сидела на бревне, смотря на огонь. Ее он всегда завораживал.

Я – Тебе нравится все или лучше домой пойти.

Алена – Нет. Я хочу посмотреть, чем ты меня хочешь накормить. Жутко интересно смотреть на человека, который может выжить в таких условиях.

Я – Я же не леший.

Алена – Мне интересно. Все равно. А где ты найдешь червей.

Я – Под стволами деревьев.

Алена – Ты аккуратнее там змее бывают.

Я – Здесь их нет.

Когда я наконец собрал самодельную удочку сразу закинул ее в воду с гусеницей на крючке. К счастью ждать долго не пришлось буквально через минуту что-то дернуло леску. Причем с такой силой, что я от испугу чуть не отпустил удочку. Вытащив рыбу на берег увидел большого окуня, сантиметров тридцать длинной.

Алена – Ого. Ничего ты рыбак.

Я – Бывает.

Алена – Как готовить будешь?

Я – Сейчас увидишь.

Я снял с крючка окуня и снова закинул снасти. Алена смотрела на окуня пытаясь к нему притронутся со смехом сменяемы испугом. Вскоре этот окунь уже жарился на небольшом вертеле. Этот запах костра и рыбы на нем словно в новь говорит мне подойди к Алене, поцелуй ее, но от мыслей меня оторвала еще одна поклевка. На этот раз это оказался карась. Его я решил приготовить в глине. Где-то через полчаса мы с Аленой приступили к ночной трапезе под светом луны и мерцающим пламенем костра. Солнце села на рядом со мной и стала смотреть на воду на против нас. Блики огня создавали целые картины на водной глади.

Алена – Удивительно место. И ты удивительный. С каждым днем я удивляюсь все больше. Сейчас ты даже удивил меня кулинарией ничего не имея под рукой. Никаких специй, только соль, но и с эти все получилось очень вкусно.

Я – Я рад что тебе это нравится.

Алена – Я тебе сейчас скажу одну вещь, потому что ты ее все равно узнаешь. Мне после мамы звонил Вова и сказал что в сети есть мои фотографии где я танцую стриптиз.

Она опустила голову и стала смотреть на огонь.

Алена – Мне было шестнадцать. Как-то мы с парнями стали играть в карты на желанья и вот я проиграла.

Я – А фото откуда?

Алена – Так вышло. Я думала он уничтожил их.

Я – Так ты с Вовой играла?

Алена – Нет. С другим парнем.

Я – Ну молодец. Что Вова хотел? Не отвечай я понял приедешь домой сделаешь мне одну вещь и он их удалит. Так?

Алена – Нет. Ты что. Он сказал по дружески все почистит.

Я – Ален забудь про это. Я скажу кому надо, они все узнают и зачистят.

Алена – Не лезь в мою жизнь. Я сама разберусь.

Я – Алена это всего лишь забота.

Алена – Не лезь в мою жизнь, повторяю. Лучше просто поцелуй меня. Я ведь уезжаю скоро.

Я Легонько поцеловал ее, но что-то испугало Алену.

Алена – Что это было?

Я – Что?

Алена – Я сама не поняла. А давай искупаемся. Купался когда-нибудь ночью.

Я – Да. Было такое в деревне с девчонками.

Алена – Ах ты старый развратник.

Я – Ты что мне двенадцать было.

Алена – Ну врать то не надо. Идем.

Она стала раздеваться под светом огня, танцуя передо мной. Её зеленые глаза отражали блики костра на меня. Уже через минуту мы плыли в перед по карьеру под светом полумесяца. Вода даже стала как бы теплее, чем вечером. Это из-за того что на улице стало холоднее. Алена отставала от меня, но старалась догнать, поэтому я решил нырнуть и подплыть к ней под водой. В тишине каждый звуки того как она плывет слышно еще лучше, но похоже пошутить у меня не получится потому что Алена встала ногами на дно в ожидание моего появления. Я всплыл за ее спиной и тут же получил локтем. Солнце вскрикнула от испугу.

Алена – Ты что делаешь.

Как только я открыл рот, она поднесла к моим губам указательный палец, после поцеловала. И снова вода зажгла огонь в наших сердцах. Луна как солнце она тоже говорит, куда надо идти и греет, правда не так тепло. Я положил Алену спиной на воду и аккуратно понес в лодке любви, целуя каждую частичку ее тела. Она расслабилась и даже стала трястись, когда мои губы дотрагиваются до ее нежного тела. Медленно стало всходить солнце, но луна еще не ушла. Наш момент любви озарил свет и солнца и луны. Рассвет стал алым. Алена остановилась и замерла смотря на солнце восходящее из-за леса и розовых облаков.

Алена – Посмотри на это солнце как на юге. Поехали к моей бабушке на Украину. Я так хочу попробовать секс на берегу моря. Это классно?

Я – Это классно.

Алена – Ну вот и повторим этот день. Мне так не хочется ехать, но надо.

Я – Давай ты уедешь хотя бы через неделю.

Алена – Не могу, билет уже куплен.

Я – Я тебе другой куплю. Просто останься со мной в городе.

Алена – А почему в городе.

Я – Скоро на работу выхожу.

Алена – Нет. У меня завтра поезд, а значит мне уже сегодня надо вернутся в город.

Я – сделал угнетенный вид - Ну что ж пошли домой днем уедем.

Алена – Хорошо. Опять я тебе настроение испортила. – она стала прыгать рядом со мной – Улыбнись, улыбнись.

Но улыбки она не добилась. Я развернулся и поплыл к берегу. Конечно во мне сейчас нет обиды, есть наигранные эмоции, а зачем? Правда в том, что я не хочу больше возвращать прошлые отношения и не хочу, что бы Алена поступала как Катя. Ей будет лучше подумать об этом. Она вышла на берег за мной и сразу же поцеловала меня нежно в плечо, чуть касаясь рукой моей груди.

Алена – А здесь по близости есть пресная вода. А то меня соль съест.

Я – Тут неподалеку есть небольшая речная протока. Мы в детстве оттуда воду возили питьевую.

Алена – А что она такая чистая.

Я – С родников.

Алена – Классно. Идем.

Через полчаса мы пришли к небольшой бобровой запруде с идеально чистой водой, как слеза. Речушка шла по оврагу, окруженному березовой рощей. Утреннее солнце чуть пробиваясь через зеленую листву падает на воду. Алена с удивлением посмотрела в воду на стайку мальков, потом медленно спустилась вводу.

Алена – О господи, ты мне не сказал что вода ледяная.

Я – Стой там я тебя сейчас согрею.

Алена – Жду.

Я спустился вводу и обнял ее. Алена провела рукой по моему лицу, после разомкнула объятия и сразу окунулась в воду. Она как будто застыла, там под водой. Ее взгляд направлен в нору к бобрам. Наконец когда Алена вынырнула, на ее лице оказалась невероятное выражение.

Алена – Ты не поверишь я бобренка видела. Он смотрел на меня, а я на него. Как же это классно. Как я вернусь, сходим еще сюда. Жаль только что я вернусь осенью.

Я – Что? Ты на два месяца едешь?

Алена – Да. Я в конце августа хочу приехать. Скажи что ты хочешь на день рождения?

Я – Ты подари мне то что будет мне приятно. Только про это вопросы не задавай.

Алена – Хорошо. У меня к тебе просьба. Сегодня проведи со мной последнюю ночь. То есть не езди домой на ночь.

Я – Хорошо.

Через пару часов мы уже сели в автобус и отправились в Екатеринбург. Алена сразу же уснула, а я вот как всегда погрузился в мир мечтаний. Кто знает, что будет с нами через два месяца. Мне страшно думать и о том, что Саша может умереть. Меня убивает бессилие. Сейчас у меня тоже чувство, что и полгода назад когда приезжал к бабушке. Тоже бессилье. Осознание что ты не можешь ничем помочь. Как же быть. Жизнь всегда имеет краски, и к счастью это не только черные и белые, но и другие. Саша сейчас почти все время посвятил семье. Мне правда не понять Катю уехавшую заграницу не смотря на обстоятельства. Хотя кто знает, может ей так легче. Тяжело же смотреть на человека думаю о том, что он завтра может умереть. На войне гораздо проще, ты играешь в русскую рулетку и выигрываешь лишь тогда, когда применяешь свои навыки по максимуму. Я помню, как мы в Москве с Сашей постоянно по пятницам ходили в одну баварскую булочную неподалеку от академии. Там готовили наши любимые немецкие хот-доги или как правильно хот-кетс. Саша всегда заказывал себе пять штук и малиновый сок, а я всего три штуки и тот же малиновый сок. Мы всегда сидели там до самого закрытия обсуждая будущую работу, девушек, машины, квартиры и даже составляли мини досье, по людям сидящим в кафе. Последний раз наших посиделок в кафе мне запомнился больше всего. У Саши через два дня должен был быть выпускной и мы также собрались в этом кафе. Саша был одновременно радостный и грустным. Мерцающий свет озарял небольшую комнату оформленную в средневековом стиле. На стенах весели декоративное оружие и светильники, оформленные как свечи. Это заведение мне всегда напоминала таверну из фильмов. Девушки ходили с десятками кружек пива и тонкой колбаской. Саша в тот день в первые за все полгода нашего знакомства заказал пиво причем на нас обоих.

Саша – Возможно, мы последний раз ужинаем здесь. Давай хоть раз выпьем. Я конечно знаю что ты не пьешь, но это может быть последний раз когда мы сидим здесь вместе. Даже возможно, что это наш с тобой последний разговор. Никто не знает, куда нас приведет жизнь. Знаешь, если ты окажешься с той стороны баррикад, я не буду в тебя стрелять.

Я – Я тоже не буду, и ты это знаешь.

Саша – Мне наверное будет жутко не хватать этих посиделок в кафе с малиновым соком. У меня нет больше друзей с кем можно, просто посидеть в кафе и поговорить, не одурманивая голову. Алкоголь расслабляет, но друг должен уметь общаться без стимула.

Я – Только не говори, выпьем за последнюю цитату.

Саша – Нет, давай лучше выпьем за то, чтобы жизнь не развела наши мосты.

Он протянул кружку и чокнулся со мной. Сделав несколько глотков, он продолжил.

Саша – Кстати ты в курсе что многие наши коллеги в будущем любят налегать на рюмку.

Я – Или на антидепрессанты.

Саша – Дай нам бог не использовать ни одного из этих средств снятия стресса.

Я – Ты что такой грустный? У тебя в понедельник выпускной, радоваться надо.

Саша – Не известности?

Я – Ну хотя бы тому, что ты отмучался.

Саша – Нет мучения только впереди. Ты первый курс еще заканчиваешь. Потом поймешь, каково это иметь девушку в Москве, которую любишь, и ты не знаешь что ей сказать куда тебя отправят. Я знаю, что она не умеет ждать. Это как девушка парня уходящего в армию. Сто раз изменит. Я этого не хочу.

Я – Ну ты же не в армию идешь.

Саша – Она четвертый курс, а значит со мной не поедет. Знаешь у меня куплено кольцо, но я не могу ей что-то предлагать пока.

Я – Да. Иначе ты разобьешь ей сердце.

Саша – Вот, вот. Меня по слухам могут бог знает куда отправить.

Я – Слухи. Это слухи.

Саша – У нас слухи это почти достоверный факт.

Я – Ты сам то чего хочешь?

Саша – Честно я бы остался в Москве и стал преподавателем. Мне этого в жизни больше хочется, чем бегать и стрелять.

К сожалению в жизни у него получилось наоборот. Первым местом службы его стала граница с Таджикистаном. Оттуда он вернулся другим. Тот огонь в глазах, который я видел в кафе, в последний день потух и почти больше не загорался. Что там было никто не знает, но ясно одно то что он увидел изменило его. Саша с того момента стал выпивать в полном одиночестве смотря в одну точку выкуривая сигарету за сигаретой. Его настоящая улыбка стала скрываться за грубым выражением лица. За полтора года пока Саша был там, его как будто подменили. Не было больше постоянно веселого, смеющегося парня. Мы даже не созванивались с друг другом. А потом он как-то позвонил и сказал, что лежит в госпитале с ранением, я сразу же приехал к нему и испугался от увиденного. Его буквально собрали по кусочкам. Лицо стало другим от десятка пластических операций. Страшно видеть своего друга таким. Сейчас мне снова страшно зная правду о его здоровье. Я конечно уже не тот студент, каким был, и сам уже прошел через медные трубы, но все равно, мысли меня убивают. Закат приходит всегда, и жизнь уходит от кого-то вместе с ним. Как же я не хочу знать, что будет в будущем, но есть другая сторона. Я умру, не смотря вперед, ни кто ведь не знает, какой капкан могут нам поставить, но мы можем хотя бы предвидеть это.

Поздним вечером мы с Алена добрались до ее квартиры. Город уже покрыл мрак, и снова сердца людей спрятались за тысячи огней. Кто знает, сколько завтра останется горящих огней. Алена немного отдохнув, потянула меня посреди ночи в кино. Для меня почему-то ночной город это всегда какая-то романтика, сменяемая страхом. Я знаю десятки ужасных ночных происшествий, наверное это и пугает, не смотря на пережитое уже. Зачем подвергать себя опасности просто так. Да согласен Алена из тех кто любит адреналин, а я вот из других людей. После кино мы еще немного погуляли по ночным улицам и вернулись домой. Алена легла на кровать, а за ней с лаской. Она оттолкнула меня и повернулась к стене.

Алена – Жень извини, у меня болит сильно голова, поэтому ничего не будет.

Я – Ну давай таблетку выпьешь.

Алена – громким голосом – Они мне не помогают.

Я – Да что ты говоришь.

Алена – Хочешь правду. Мне в травмпункте тогда предложили лечь в больницу, но я испугалась.

Я – Что было сотрясение все-таки?

Алена – Нет. Был ушиб, но они сказали, что лучше соблюдать постельный режим и предложили полежать пару дней в больнице. А когда я отказалась, они заставили меня подписать отказ от госпитализации.

Я – Ну а почему ты мне не сказала? Сильно голова болит?

Алена – А ты не видишь?

Я – Головокружение есть?

Алена – Нет.

Я – Где у тебя аптечка?

Алена – В кухне найдешь.

Я направился в кухню с очень плохими мыслями. Сотрясение, по сути должно уже было пройти, а вот жуткий недосып у нее точно. Если вспомнить курс медицины который на преподавали, надо ей дать обезболивающих и чего-то успокоительного. Мне кажется, что голова у нее из-за нервов больше болит. Что же там такого дома случилось? Алена мне ничего не рассказала, но зная ее семью может случится и что-то плохое. Например, вспомнить ее отношения с Вовой, который давал ей деньги. Меня это очень беспокоит. После того как я дал Алене анальгин и валерьянку она уснула. Завтра ей предстоит путь в тысячу километров, а это очень тяжело по такой жаре как сейчас. Честно мне не хочется, что бы она ехала туда, мне страшно ее отпускать на два месяца. Я стал бояться расстояний и измен после Кати. Вечером у нее поезд, он унесет ее прочь от меня. Все повторяется, год назад самолет разделил нас с Катей расстоянием, теперь эту роль выполняет поезд. Надо завтра будет Сашу поведать. Не знаю почему он не звонил мне и даже не отвечал когда я набирал его. Возможно, он просто затаился где-то и посвящает каждый день своей жизни дочери наслаждаясь каждым моментом. Я бы никогда не хотел жить с счетчикам до уничтожения, как Саша. Помню, как-то видел фильм, где показывают жизнь раковых больных перед смертью, это очень тяжело. Да и в моей памяти до сих пор последний день с дедушкой. Меня тогда папа привозил к нему в больницу. Он был сильно худым и постоянно кашлял с кровью. В детстве это произвело на меня неизгладимое впечатление и сказало; не кури никогда. Я уснул лишь на рассвете и проснулся только днем. Алена к тому времени уже собрала вещи. Поезд должен отходить через четыре часа. Я сделал вид что сплю, а она тем временем складывала все что можно в сумку.

Я – Алена, ты не находишь что вещей слишком много?

Алена – Нахожу, но все мне пригодится.

Я – Перед кем красоваться в короткой юбке?

Алена - Тебе то какое дело?

Я – Действительно какое мне дело.

Алена – Извини сорвалось.

Она подошла к кровати и завалилась на меня.

Алена – Меня бесят мои родители. Все не как у людей.

Я – У тебя голова болит?

Алена – Нет.

Я – Сходи в больницу дома. Хорошо?

Алена – Конечно.

Уже через несколько часов мы оказались на вокзале у поезда. Помимо меня Алену пришла проводить ее сестра с подругой, и как всегда я оказался лишним в их ней беседе. Когда подошел состав Алена повернулась ко мне и поцеловала нежно проведя когтем по щеке.

Алена – Ну я пошла.

Я – Я люблю тебя.

Алена – Я тоже тебя люблю, зайка.

Она зашла в вагон и села у окна смотря на меня с глубокой улыбкой. Улыбку сменили непонятные слезы, но от их вида меня спас поезд, который тронулся с места. Я подождал, пока состав скроется за поворотом, а потом набрал Сашин номер.

Саша – О привет.

Я – Привет. Ты чего такой недоступный стал?

Саша – Дела были, теперь в больнице лежу.

Я – Что случилось.

Саша – Профилактика и обследование. Не волнуйся, пока не умираю.

Я – Я ну да не волнуйся. Скинь адрес мне больницы.

Саша – Хорошо. Я вот думаю к тебе в деревню съездить, ты меня столько приглашал.

Я – Съездим. Я только сейчас в городе, но это мы обязательно сделаем.

Саша – Ну даже и хорошо, что ты в городе. Съездим в пару мест по делам. А теперь извини мне надо идти.

Мне показался, что его голос нес какую-то тревогу, но какую? Ладно завтра это узнаем. Алена ехала, забрав частичку меня, теперь вновь пустота появляется внутри. Мне ее уже не хватает, несмотря на пять минут разлуки. Я не могу поверить в то что полюбил ее. Вся романтика не только завоевало сердце Алены, но и мое. А может и к лучшему, что она уехала, я сам не знаю во что влез. Завтра мне нужно купить пистолет для самообороны, потому что везде где большие деньги там и реки крови. К сожалению, в России очень много денег проворачивается именно через теневую, кровавую экономику. За потоками денег, как правило стоят люди сидящие на самом верху. Эти люди обладают кучей полномочии, что бы прикрыть свой бизнес от глаза органов. Ясно одно, что почти все данные придется собирать самому. Кто-то прикрыл канал настолько тщательно, что о его существование узнала не наша контора, а служба внешней разведки. Из доклада СВР следует, что золото продается на черном рынке в Марселе и то что золото по химическим свойствам больше принадлежит местным приискам. Моя задача найти, где уходит золото с прииска и путь его транспортировки в Европу. Мне почему-то кажется, что СВР в данный момент пытается распутать цепочку с конца. Им даже повезло, у них хоть конец есть, в отличии от меня. Мысли о том что считать начала одолевали меня все дорогу до дому, и там они не оставили мой разум. Более того в мое сердце пришло непонятное волнение, точно такое же как я чувствовал когда Катя ходила по клубам. Это чувство вновь не дает мне спать. Посередине ночи раздался звонок с Алининого номера, я сразу же взял трубку.

Алена - Привет. Я хотела тебе сказать, что мы уже в Тюмени. Завтра вечером уже буду дома. Не беспокойся все хорошо.

Я – Я рад все хорошо.

Алена – Пока.

Но ее звонок не успокоил меня. Сон по-прежнему не закрывал мои глаза пеленой фантазии. С рассветом я отправился в оружейный магазин для закупки вооружений. Сложно понять, во что я сейчас ввязываюсь, но ясно одно, где большие деньги там и реки крови. К несчастью золотая теневая экономика в России занимает чуть ли не половину рынка. Наверное, мне стоит купить глок с полыми пулями, потому что к этому пистолету я привык больше всего, а полые пули, потому что они сильно деформируются из-за этого невозможно определить оружие. Надеюсь на то, что мне не придется стрелять, но подстраховаться надо. Покупка оружия прошла на ура, после нее я отправился в больницу к Саше.

Когда я вошел в палату увидел измученного безумно худого мужчину. Саша стал другим. Похоже рак стал сжигать его жизнь все быстрее. Он сидел на окне нервно куря, доже хлопок двери не отвлек его от смотрения в точку. Я подошел к нему и хлопнул по плечу. Саша обернулся, но улыбки на его лице не появилось, даже наигранной. Похоже все очень плохо.

Я – Саш, ты как?

Саша – Хреново. Сам видишь.

Я – Давно здесь?

Саша – Третий день.

Я – Оля как?

Саша – Хорошо. Мы с ней так хорошо провели время. Мне жаль что она почти ничего не запомнит обо мне.

Я – Почему? Я вот помню, что было со мной в ее возрасте.

Саша – Я вот к сожалению ничего не помню. Мои воспоминания начинаются с четырех лет. Это был какой-то летний день. Папа с мамой повели меня в зимний дворец. Тогда я залез в кокой-то фонтан и меня доставали спасатели. Не забуду той ледяной воды. Я после этого боялся плавать.

Я – Я ведь тоже тонул в детстве. Мне было чуть меньше четырех. Я побежал на реку за братом и сестрой, они купались в реке рядом с мостом, и нечаянно упал в воду. Она была такой прозрачной, что можно было увидеть песок на дне. Уже не помню кто меня достал, но плавать я боялся долго.

Саша – Бывает. Как у тебя с девушкой.

Я – Отлично. Только вот она уехала вчера домой.

Саша – Куда?

Я – Ханты-Мансийск.

Саша – Далековато. Чем в деревне занимался?

Я – Ой. Чем только не занимался. Плавал, бегал, строил, поливал.

Саша – Богато. Я тебе хочу рассказать о том, что было на заставе.

Я – Ты действительно этого хочешь.

Саша – Я знаю, что только ты меня поймешь. Только ты пережил из всех моих знакомых подобное. Жень от прежнего тебя тоже мало что осталось за этот год.

В его глазах появилась слеза, а в руке он сжал телефон.

Саша – Был уже второй год моей службы, мы с еще тремя сотрудниками ехали по одной из горных дорог, возвращаясь в управление, как встретили вооруженный караван с наркотиками. Нас сразу обстреляли в машине. Водитель погиб на месте, а мы с еще одним сотрудником отстреливались еще два часа, до того пака в нас не кинули гранату. Меня посекло только, а вот второму досталось все, он закрыл гранату своим телом. Я подбежал к нему и стал закрывать раны руками, а он умирал у меня на руках, смотря в мои глаза. Никогда не забуду, каково это закрывать раны руками. Мне до сих пор снятся сны о этом дне.

Я подошел к нему и положил руку на его плечо, а он по-прежнему смотрел на дерево, за окном. Ужасная история, она словно опять перенесла меня в Чечню. Жизнь меняет нас, либо ломаешься, либо идешь до конца. Кто мы герои или подлецы? Ясно одно мы не из тех, кто прячется за спины восемнадцати летних пацанов, который как ствол то держать не знают.

Саша – Как я попал в Москву, не помню, мне сказали, что я расстрелял почти всех в караване. Причем это делал с разорванным напрочь лицом и пятью пулями в груди. А когда мне сделали пластику, я не узнал себя. А Диана приехала, когда приехала в больницу совсем в обморок упала. Не понимаю, зачем ей позвонил ведь понимал, что она уже счастлива замужем. Только испугал ее. Взял, пропал на полтора года, а потом позвонил с просьбой приехать в больницу. Зачем? Не знаю. Кто-то говорит любовь быстро не уходит, но похоже ее ушла. И очень быстро. Конечно понимаю, что студенческая любовь это не на всегда, но я думал все будет серьезнее. Нас разделила наша с тобой работа. Она и тебя с Катей развела.

Я – Кто знает. Ее образ жизни и мои бессонные ночи тоже могли развести наши мосты. Развод – это тогда когда между вами остается много общего и много боли.

Саша – Точно. Только боли я не чувствовал. Скорее пустота. Все-таки работа над постоянным подавлением эмоции дала о себе знать. Не знаю, что меня даже больше сломало. Только прошу, не говори о том, что все будет хорошо. Меня это достало, ничего уже не будет хорошо и ты это понимаешь.

Я – Я скажу тебе, у тебя есть дочь, живи ради нее. Постарайся сделать все что бы она запомнила тебя.

Саша – Стараюсь, но здоровье уже не то как раньше. Силы уходят на глазах. Не поверишь, даже еда потеряла прежний вкус.

Я – Прогуляться хочешь?

Саша – Давай в пятницу, у меня пока постельный режим.

Я – Вижу. Куришь и лежишь.

Саша – Когда в твоей голове бомба с часовым механизмом, ты смотришь на жизнь по другому. А из больницы не хочу выходить, чтобы не выслушивать нотации родителей.

Я – Родители за тебя волнуются.

Саша – Ты только без нотаций обойдись.

Я – Хорошо.

После того как я вышел из больнице мне стало очень плохо, но потому что что-то заболело, а из-за того что увидел. Саша сильно изменился из-за болезни. Вернее она изменила его. Мое настроение стало еще тяжелее, ведь со мной нет того человека с кем бы я хотел сейчас просто посидеть в объятиях. Алена уже далеко. Мне так хочется услышать ее голос, ощутить ее холодные руки, почувствовать нежность ее поцелуя. Как жаль, что мне придется слушать только звук из динамиков все два месяца. Она позвонила мне только поздним вечером.

Алена – Привет. Я дома.

Я – Привет. Я рад. Все хорошо?

Алена – Да. Отлично, а прикинь ко мне Вова приходил и отформатировал мне жесткий диск. Теперь там ничего нет.

Я – Как? Зачем?

Алена – Мама его попросила операциоку восстановить. Вот он завтра придет информацию принесет.

Я – Алена, ты помнишь, что я тебе сказал. Давай поступим так. Я пришлю человека и он все тебе сделает.

Алена – И фотки вернет?

Я – Да.

Алена – И когда он придет.

Я – Через неделю.

Алена – Я не хочу так.

Я – Алена, ты меня слышала.

Алена – Он придет у меня мама дома будет.

Я – Правда. Все равно я против. Давай не поступай, так как я поступил. Помнишь? Тебе было неприятно, давай и ты мне не делай неприятно. Зачем наступать на чужие грабли.

Алена – Ты понимаешь, что у меня на компьютере даже музыка не играет.

Я – Ты меня не понимаешь.

Алена – У тебя, что сегодня плохое настроение.

Я – Нет. Мне не нравится твои планы.

Алена – Только.

Я – Да.

В наш разговор вмешалась ее мама, из-за этого Алена повесила трубку. Час от часу не легче. Ну да ладно, мне еще кучу всего предстоит узнать по золоту. На следующий день я забрал со стоянки десятку, оставленную мне, и отправился на прииск, для изучение его работы, ища уязвимые места, через которые можно вывести золото. Оказалась все очень просто, на территорию прииска постоянно въезжают и выезжают грузовые машины. В принципе можно перебросить золото туда и выгрузить после кпп. Только вот мое появление явно напрягло местных чоповцев, охраняющих прииск, но в целом все прошло спокойно. У меня по-прежнему никаких зацепок. Столько вопросов и не одного ответа. Еще и весь день с Аленой толком не могу поговорить, она вечно на что-то отвлекается. Проблем как таковых нет, а ощущение как будто ты окутан ими сверху донизу, в добавок появилось чувство, что меня преследуют, но это ничем не обосновано. Еще не понятное предчувствие, что скоро будет беда. Если верить только ощущениям и предчувствиям, то лучше не жить. Данные, чутье и профессионализм, вот на что стоит полагаться. По золоту я даже не знаю, за что стоит зацепится, в первые нет ни одной улики, кроме информации службы внешней разведки. Когда я приехал домой я все-таки позвонил Алене.

Алена – Привет. Это я тебе уже пятый раз говорю.

Я – Правда. Ты сейчас-то свободна.

Алена – Не совсем. Ко мне Вова пришел, сейчас компьютер делает.

Я – Алена, мне это неприятно. Зачем ты так делаешь.

Алена – Как?

Я – Ты меня поняла.

Алена – Ну я с ним не одна. Мама рядом сидит.

Я – Ага. Еще что мне сказать хочешь.

Алена – Вроде ничего давай позже.

Я – Ален, ты весь день мне это говоришь.

Алена – Ну действительно, если я занята.

Я – Выйди в подъезд.

Алена – Тебе не кажется, что это не прилично.

Я – Тебе объяснить, что значит не прилично. Выходи давай.

Алена – Ладно уже выхожу. А ты знаешь, что твоя бывшая с моими подругами мило общается?

Я – Не знал. А с кем именно?

Алена – С Настей.

Я – И о чем они говорят?

Алена – Обо мне. Она не понимает, почему ты ушел ко мне.

Я – Что еще пишет.

Алена – Да ничего такого. Настя ей все равно ничего плохого не скажет.

Я – А есть?

Алена – Ты это уже знаешь.

Я – Голова болит?

Алена – Да. Чуть-чуть.

Я – В больницу сходи.

Алена – Завтра пойду.

Я – Хорошо.

Алена – Вова сказал, что тут же меня в больницу положил.

Я – После драки кулаками не машут. Если бы ты мне тоже сказала все сразу, а теперь что говорить?

Алена – Да, ты что.

Я – В больницу сходи, завтра.

Алена – Хорошо. Зая, я люблю тебя.

Я – Я тебя тоже люблю. Веди себя хорошо, пожалуйста.

Алена – Хорошо. Как скажите товарищ старший лейтенант.

Я – Надеюсь, ты маме не сказала, что я служу.

Алена – Нет. Пока.

Я – Не говори. Придет время и все откроется.

Алена – А когда оно придет?

Я – Ты не делай ничего не приятного и оно придет.

Алена – Ладно я пойду.

Я – Конечно.

Порой лучше не знать что-то, чтобы не грузить в свою голову лишние мысли. Боюсь мне от новостей стало не по себе, снова. Мысли наполняют мой разум. Насыщенность снова вернулась в мою жизнь, наверное я впервые за три месяца действительно занялся делом. Сбор и анализ данных стал повседневным занятием, но к сожалению тщетным. Мне за неделю так и не удалось что-то узнать. Вот она рутина оперативной работы. Тысячи видео файлов, которые надо просмотреть, и не одного свидетеля. Смерть прошлого начальника охраны прииска, стала более туманной после того как я не нашел ни одного свидетеля по делу его смерти. Из материалов дела следует, что вечером он возвращался с семьей с дачи и на полном ходу врезался в Маз, ехавший по встречной полосе. Надо съездить на место в пятницу и узнать все получше. Сашу возьму собой, думаю ему можно доверять. От мыслей меня отвлек звонок в домофон. Я подошел и взял трубку.

Я – Кто?

Эльдар – Носок.

Я – Эльдар ты что ли?

Эльдар – Я. Узнал все-таки своего одноклассника. Тут еще Дима со мной. Выходи прогуляемся.

Дима – Выходи носок.

Я – Да вы что. Сейчас выйду.

Через десять минут я спустился вниз. Парни сильно изменились. Эльдар даже стал как-то выше, а Дима стал похож на настоящего художника.

Дима – Ну что носок идем?

Я – Куда?

Эльдар – На стадион Калиненц, вернее за него. Но сначала к Язычнику.

Я – Хорошо. А Андрей где.

Дима – Он на гастроли уехал. Он же у нас теперь блатной, реп читает везде.

Я – Понятно. Хотел бы его увидеть.

В скорее мы собрались все и отправились в лес за стадион. Воспоминания нахлынули. Раньше я с Андреем, Димой и Полиной часто ходили сюда погулять. Это было очень весело. Я тогда был еще в десятом классе. Мы собирались у Полининого дома и отправлялись в лес. Даже минус тридцать не могли нас оставить дома. Заснеженный лес всегда тянул нас. Я даже сейчас не помню, о чем мы разговаривали, но точно скажу, что улыбки с наших лиц сходили лишь тогда, когда в нас попадал снежок. Те войны снежками сложно забыть. Тысячи килограмм снега летали в воздухе, из них половина прилетала в меня. Однажды мы все завалились на снег в лесу и лежали смотря на неба, разговаривая обо всем. Андрей как всегда с Димой прикалывался, а я лежал с Полиной, слушая их лишь изредка вмешиваясь. После того как мы замерзали всей толпой направлялись к Диме домой отогреваться и смотреть фильмы на домашнем кинотеатре. Правда кино смотрели с нашей авторской озвучкой, каждый выбирал роль и разговаривал за героя. Смысл фильма для нас был не важен, нам главное было посмеяться. Как жаль, что нам так и не удалось ни разу остаться у Димы с ночевой. Думаю тогда мы бы зажгли. Воспоминания о тех днях до сих пор греют мне душу. Жизнь ведь не остановилась, но я всегда оглядываюсь назад. Мысли о том, что было когда-то меня совсем, отстранили от дороги причем, так что даже не заметил как мы оказались на небольшом пруду окруженным сосновым лесом, за городом. Эльдар предложил сесть на скамейку под большой сосной рядом с водой. Вечернее солнце падает на воду и отражается прямо на нас. Все располагает к разговору.

Язычник – Вот бы на рыбалку сгонять.

Эльдар – Все едем.

Дима – Когда?

Язычник – В выходные. Жека, ты только как всегда не проспи, или не смотайся в деревню.

Я – Посмотрим.

Эльдар – Съездим шашлычок забацаем, посидим, расслабимся.

Я – Так же как вы мне рассказывали?

Эльдар – Ну главное в этот раз расписание электричек не забыть.

Язычник – Возьмем. Мне тогда не в прикол было прыгать два часа.

Эльдар – Сапоги не дырявые купи!

Язычник – Они были не дырявые, я просто зашел в реку слишком далеко.

Эльдар – Ага, помню. Эльдар дай мне червя, я рыбу испугать боюсь.

Язычник – А сам-то как рыбачил.

Я – Вы хоть что-нибудь поймали тогда?

Язычник – Да. Двух карасей.

Дима - Успешная рыбалка.

Я – Давайте хоть покупаться сходим.

Эльдар – Тема. В субботу идем сюда плавать. Посмотрим, кто из нас плавать разучился.

Язычник – Эээ. Я вообще не умею, только по собачьи.

Я – Эл тебя научит. Он же тренер. Ну все решено в субботу плаваем.

Вечер продолжился смехом. Домой я вернулся с безумной улыбкой.


Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: