double arrow

Июль. Дата рождения


В) шШ^штшт, Ж


 


• I I I Ш wFTWlpwwi

Андрей Дмитрий Прас- Ирина Праско- Никита Иван Марфа

^09 1610 ковья 1615 вья ум. 1654 ум. 1625

J

1611 ум.1621

Борис Никита Лев Татьяна Михаил Иван j592 1592 1597 ум. 1611 1596-1645 1599

(см. табл. 10)

Таблица 9. (окончание)

не было, пограничные «украинные» города опустели, в них почти не оста- валось гарнизонов. Командование войском вместо обороны страны спо­рило о должностях. Однажды князья Андрей Хованский и Иван Хворос- тиннн так заспорились «о местах», что забыли о неприятеле.

В 1615 г. шведы осадили Псков, но взять его не смогли. Однако рос­сийскому правительству, заключившему 27 февраля 1617 г. Столбовский «вечный» мир со Швецией, пришлось пойти на тяжелые условия. Сохра­нив Новгород, Старую Руссу, Ладогу и Гдов, Россия отказалась от Ижор- ской земли с Ивангородом, Копорьем, Ямом и Орешком, а также Корель- ского уезда. Таким образом, страна была отрезана от Балтийского побережья.

Мир подоспел вовремя: в апреле начался поход на Москву королевича Владислава. Дорогобуж и Вязьма сами открыли полякам ворота, Можайск и Борисов были в спешке эвакуированы. Однако после первых успехов поляки потерпели поражение и начали переговоры. Они закончились под­писанием 1 декабря 1618 г. Деулинского перемирия на 14,5 лет, сохра­нившего за Польшей западные земли со Смоленском и еще 28 русскими городами. Но от этого перемирия Россия и много выиграла, получив дол­гожданную передышку.




; По условиям перемирия Россия и Польша обменялись пленными. Об­мен закончился 1 июля 1619 г. на реке Поляновке, причем наконец вме- | се с русскими воинами был освобожден и митрополит Филарет, перего­воры о выдаче которого безуспешно шли с момента воцарения Михаила Романова. 14 июля Филарет торжественно вступил в Москву. Он сразу [Кебыл произведен в патриархи и получил титул «великого государя», Етакой же, как и у самого царя. Период с 1619 по 1633 гг. фактически | Для всей России стал эпохой правления Филарета. «Инокиня-царица» в ;э,от период окончательно отошла от придворной жизни, много молилась, рМапо монастырям (умерла в 1631 г.).

И царь, и патриарх имели одинаковые титулы, к ним обращались од»Я ково: «Ваше Величество». Часто под указами и грамотами ставилась лН пись обоих государей. У патриарха появились собственные органы упрЛ ления — приказы, такие же, как и у царя: Дворцовый, Казенный, Разрядной Судный. Иностранные послы вручали свои верительные грамоты и подЩ ки обоим великим государям. Но в этом дуэте царь явно выступал как пассивная сторона. Энергичный отец (патриарх Филарет) направлял ддЦ тельность правительства, а почтительный и скромный сын (царь Михаи/Я только одобрял его решения. Даже по состоянию здоровья царь не мог' управлять: уже в 30 лет (в 1627 г.) он так «скорбел ножками», что его- до возка и из возка носили в кресле. Влияние Филарета было безгрд! ничным, здесь никто не мог с ним состязаться. В селе Коломенском - резиденции царей в XVII в. — сохранился прижизненный портрет паЯ арха Филарета. При реставрации художники с удивлением обнаружили под: верхним слоем краски нижний, более ранний. Когда верхний слой был сняя Филарет предстал перед изумленными художниками в царском облачЯ нии со знаком царской власти — скипетром в руках. На обороте портч рета сохранилась и соответствующая надпись: «Царь Федор Микитич [Ни­китич]». Происхождение портрета неизвестно, как сомнительны и версии полагающие, что он был писан еще в конце XVI в. и послужил основани­ем для опалы Федора Никитича в 1601 г,




Филарет стоял у истоков многих начинаний, призванных укрепить ра(3 шатавшийся государственный организм. Внешне первоначальные меро­приятия выглядели как возвращение к лучшим традициям Московского государства прошлого столетия. При царе активно трудилась Боярская дума, новые законы выходили с прежней формулировкой «уложил цари со своими бояры». Занятие многих государственных должностей опре­делялось системой местничества, т. е. знатностью боярского рода и тема какие должности занимали предки (продвижение бояр по службе фикси*' ровались в специальных разрядных книгах). Обычаи ограничивали отнЯ шения царя и родовой аристократии. «А вновь Московский царь княэЦ учинить не может никого, потому что не обычай тому есть, и не no|g лось», — писал беглый московский подьячий Григорий Котошихин. Но | действительности у боярства оставалось с каждым годом все меньше и меньше реальной власти. Самых решительных бояр Филарет убрал из ЩШ квы: князя И.В. Голицына сослал в Пермь, князя Д.ф. Трубецкого отпра­вил воеводой в Сибирь. Среди бояр и думных дворян появилось множе­ство новых фамилий, оттеснивших от управления старую титулованную знать — среди них Стрешневы, Нарышкины, Милославские, Толстые и Ц Сама Дума постепенно превращалась в придаток системы администраций! решала бесконечную массу второстепенных дел, разбирала жалобы с мест и давала ответы на запросы из разных учреждений. Поскольку стары» законы сильно устарели и имели много пробелов, такая второстепенная „,6ота все более и более затягивала Думу. Наиболее же важные вопро- Ш царь и патриарх стремились решать самостоятельно, издавая именные указы (указы от имени одного монарха, без одобрения Думы) или же при­текая к обсуждению Земские соборы.



В первые годы царствования Земские соборы заседали почти беспре- рывно: в 1613—1615, 1616—1619, 1620-1622 гг. правительство стремилось опереться на местное население при решении важнейших дел, сохранить наметившееся единство государства. Кроме того, в Соборах Филарет и Михаил видели определенный противовес боярской аристократии и Думе. По мере усиления царской власти Соборы начинают собираться все реже и реже, только по наиболее важным поводам: например, в 1632-1634 гг. — по случаю войны с Польшей. Меняется их характер. Если на Соборе 1613 г. преобладали представители дворянства, посада, казаки и даже крестьяне, то последующие Соборы в основном состояли из представителей мест­ной администрации. Соборы не стали даже отдаленным прообразом за­падноевропейских представительных органов: они всецело зависели от мо­нарха, по инициативе которого собирались и на вопросы «письма» которого давали свой ответ.

Постепенно, год за годом положение в стране нормализовалось. Сокра­тилось число разбойничьих шаек, были распаханы запустевшие пашни, ожи­вилась торговля, разрастались города. Вырастала промышленность, в 1636 г. голландский купец Андрей Виниус пустил первый вододействующий за­вод, изготавливающий металлургическую продукцию на продажу и по го­сударственному заказу — пушки и ядра. Иностранцы получили больше возможностей торговать с Россией и основывать в стране свои предпри­ятия, правительство уже не так опасалось «латинской заразы», хотя по- прежнему смотрело на Европу с презрением. По инициативе патриарха Филарета в 1630 г. был составлен «Новый летописец», а в 1633 г. при Чудовом монастыре было открыто уникальное учебное заведение — гре­ко-латинская патриаршая школа. Однако православный традиционализм •се еще сильно заметен в действиях патриарха. Он не только осуждал 'Диавольские» забавы, вроде колядования или кулачных боев, но и тре­бовал перекрещения обращающихся в православие латинян. Большое "нимание уделялось печатанию богослужебных книг, исправляемых под над­зором патриарха по древним славянским и, реже, греческим образцам. Книги рассылались по городам, в епархии и монастыри по цене, в которой об­водилась их напечатание, без прибыли, а в Сибирь — безвозмездно. Вме- о тем на «литовские» (изданные в Литве и Польше) православные книги Русских церквах велись суровые гонения.

Начала медленно наполняться казна, но за счет тяжелых поборов и °'инностей, возложенных на местное население. При Михаиле народное

возмущение постоянно растущими налогами, произволом правительствам центре и на местах и усилением закрепощения крестьян еще не вым! лось в крупномасштабные бунты, однако продолжалось бегство крестьян от помещиков, и государство вынуждено было увеличить срок сыска бег! лых до 10 лет. Земельные пожалования также были упорядочены, вла­дельцы тарханных грамот, ранее освобожденные от всяческих налогом теперь стали нести отдельные повинности (ямские деньги, стрелецкий хлеб] и др.). Вместе с тем отдельные города в начале царствования были осво- бождены от налогов на срок от 2 до 5 лет. Важную роль для Россия стал играть экспорт хлеба, особенно выгодный в период европейском хлебного кризиса, вызванного Тридцатилетней войной 1618—1648 гг. I Одна из серьезнейших проблем государства состояла в создании общ роноспособной армии. Прежнее дворянское конное ополчение почти со-| всем потеряло свое боевое значение, были ненадежны и плохо обучены ! стрелецкие полки. Немец С. Пуффендорф называл русских стрельцов «сош датами, более способными на грабеж, чем на битву». Здесь правительство! Михаила Федоровича пошло по новому пути: в 1631—1632 гг. при учася тии приглашенного из Швеции полковника Александра Лесли были сфощ мированы первые четыре полка «иноземного строя» — прообраз регуя лярной армии, состоящие из иноземных наемников, а также шесть полкйЯ где рядовой состав набирался из русских людей. В Швеции для этих ча-* стей было закуплено вооружение, включая огнестрельное — мушкеты! Офицерами в новых полках (как русских, так и «немецких») были иност*; ранцы, поступившие на русскую службу. Первые два из сохранивших® патентов выданы драгунскому полковнику Ван Даму и пехотному полкой нику Шарлю Эберту.

К началу 30-х гг. русское правительство решило, что армия достаточно готова для войны с Польшей за возвращение Смоленска и западных зе­мель. Однако война 1632—1634 гг., начавшаяся успешным освобождение ем многих русских городов, обернулась унизительным поражением под Смо|| ленском. Русский корпус во главе с боярином Михаилом Борисовичем Шейным попал в окружение войск Владислава IV и капитулировал. Полян новский мир между Россией и Польшей 4 июня 1634 г. подтвердил услщ вия Деулииского перемирия. Смоленск оставался польским, хотя ВладиЯ лав IV окончательно отказался от претензий на русский престол.

19 3D

Воевода Шеин во многом не был виновен в поражении. Русская ар­мия оказалась неподготовленной к ведению боевых действий, дворянское ополчение продемонстрировало свою полную непригодность, многие дво­ряне в период осады самовольно покинули русский лагерь. К неприяте­лю перекинулась и половина иноземных наемников, служивших в русской армии. К концу кампании из 30-тысячной армии у Шеина оставалось едва ли девять тысяч ратников. Тем не менее он добился почетных условийп


т яяции: русское войско сохранило холодное огнестрельное оружие В еты)» оставив неприятелю лишь артиллерию. Чтобы как-то оправдать '^ительство за унизительное поражение, Михаил Федорович обвинил Ше- | измене и по приговору боярского суда заслуженного воеводу вместе I Казнили. Но поражение под Смоленском подорвало у правитель- С арпм в собственные силы. Когда в 1637 г. донские казаки отбили у

("ТВ® »®г/ „

к Азов и укрепились в нем, русское правительство и созванный по тому случаю Земский собор не решились оказать им военную помощь: | огло спровоцировать трудную войну с Османской империей. Кроме j у правительства просто не было денег на посылку войска под Азов | восстановление его укреплений. Пришлось казакам оставить Азов, раз­рушив его укрепления. Зато освоение Сибири в это время шло полным ходом. Русские дош- ли почти до самой камчатки, построили Якутск, Олекминск, Верхоярск и др В 1640 г. в Москву прислали подробный «чертеж», т.е. карту р. Лены спритоками. Ведал новыми землями особый Сибирский приказ. Михаил Федорович не проявил себя как государственный деятель. В начале его правления страной распоряжались Борис и Михаил Салтыко­вы, позже — отец Филарет. Одна из летописей того времени отмечала, что патриарх «не только слово Божие исправлял, но и земскими делами всеми правил; многих освободил от насилия, при нем никогда не было сильных людей кроме самих государей; кто служил государю и в безго­сударственное время и был не пожалован, тех всех Филарет взыскал, по­жаловал, держал у себя в милости и никому не выдавал». Однако в дей­ствительности патриарх был «нравом опальчив», легко впадал в крайнее раздражение и сам царь Михаил боялся отцовского гнева! Филарет не дожил до Смоленской катастрофы и умер 1 октября 1633 г., но его сме­нили новые бояре-советчики. Еще при Филарете возвысился и фактичес­ки стоял во главе правительства России в 1633—1642 гг. князь Иван Бо­рисович Черкасский. И.Б. Черкасский происходил из знатного рода кабардинских князей, одна из представительниц которого (Мария Темрю- ковна) была женой Ивана IV. Боярин Черкасский возглавлял важнейшие госУДарственные учреждения: Приказ Большой казны, Иноземный, Стрелец­ки и Аптекарский приказы. Последние годы особенно близок к царю боярин Борис Иванович Морозов, воспитатель наследника престола. [ ^чная жизнь Михаила Федоровича не стала счастливее после вступле­ния на престол. В 1616 г., когда Филарет еще томился в польском плену, Двадцатилетний государь решил жениться. Царю приглянулась дочь дво- Рянина Ивана Хлопова Мария. Ее с родней поселили во дворце, будущей

 
ШШИН BMP8и ШШШН ■ НЦ i

переменили имя (она стала зваться Анастасией). Свадьба была аь пРактически решенным делом, как вдруг невеста заболела. Салтыко- мать Устояли, чтобы царскую избранницу, как негодную для женитьбы,

сослали в Тобольск. Михаил чувствовал искреннюю привязанность к м вушке и очень грустил, но пойти против матери не смог.

Правда всплыла на свет после возращения Филарета. Выяснилось, цтв] Михаил Салтыков из-за вражды с дядей невесты Гаврилой Хлоповым от! равил Марию. Нашелся удобный повод, Салтыковых сослали, но Мария так и осталась в изгнании, так как для государя нашлась новая невестя Патриарх Филарет сам взялся за устройство свадьбы сына. В сентябре 1624 г. с благословения родителей он женился на княжне Марии Влади! мировне Долгорукой, хотя и не хотел этой свадьбы. Брак оказался не­удачным, через три с половиной месяца молодая жена умерла. По про-; шествии года Михаила вновь женили, на этот раз на дворянской дочери Евдокии Лукьяновне Стрешневой. От этого брака у него родились детия Ирина, Пелагея, Анна, Алексей, Марфа, Иван, Софья, Татьяна, Евдокия и Ва­силий. Пелагея, Марфа, Иван, Софья, Евдокия и Василий умерли в раннем! возрасте, и только Ирина, Анна, Алексей и Татьяна пережили отца.

Судьба выживших детей также складывалась далеко не гладко. В 1641 Л Михаил Федорович решил выдать замуж старшую дочь Ирину (родилаш в 1627 г.), тем более, что в то время брачный возраст наступал у мужчин I обычно с 16, а у женщин — с 12—14 лет. Женихом был избран сыЛ датского короля Христиана IV Вальдемар, посетивший Москву во главе! посольства Дании. Брак был уже улажен, и Вальдемар в конце 1643 Я поселился в Кремле, когда вдруг принц столкнулся со стремлением цари Михаила Федоровича и патриарха Иосифа перекрестить его в правосла- j вие. Сохранение старой веры для жениха было одним из условий пред-] верительного договора Михаила Федоровича и Христиана IV. Между со-] провождавшим принца пастором Фельгабером и православными иереями прошел интересный диспут о вере, отразивший характер той эпохи. Из-за непреклонности царя и патриарха свадьба так и не состоялась. Принц пы-1 тался бежать из России, но неудачно. Михаилу Федоровичу так и не суха дено было увидеть свою дочь замужем. После смерти царя Вальдемаи вернулся в Данию. Ирина Михайловна умерла в 1679 г.

Если в вопросе о свадьбе Ирины Михаил Федорович проявил себя как сторонник неизменности русских православных обычаев, то при воспита­нии сына Алексея, усилиями боярина Б.И. Морозова, традиционалистский принципы были оставлены. Алексея не только учили наукам, «лишним» для будущего православного государя, таким как космография. Для ца­ревича выписывались иноземные забавы, включая немецкие карты, притом) что церковь запрещала азартные игры. Боярин Морозов приучил Алек­сея одеваться в «немецкое» платье. Даже став государем, Алексей Ми*| хайлович любил дома, вдали от посторонних глаз, ходить в удобном евро­пейском костюме.

Волнения с женитьбой дочери подорвали и без того уже ослабевшее здоровье Михаила Федоровича. С конца 1644 г. он уже не выходил из своих покоев. В апреле 1645 г. болезнь усилилась, и 12 июня 1645 г. первый из представителей династии Романовых скончался — врачи того времени говорили, что от «водянки», а по современному диагнозу — от инфаркта, сопровождавшегося обширным отеком легких. В том году умер­ла и царица Евдокия, оставив сиротой шестнадцатилетнего Алексея. Правление Михаила Федоровича Романова нельзя назвать блестящей или даже выдающейся эпохой в русской истории. Тем не менее это был период реставрации, восстановления государственного единства, разрушен­ного потрясениями рубежа XVI—XVII вв. Один из крупнейших россий­ских историков XIX в. В.О. Ключевский писал: «Смута так много полома­ла старого, что само восстановление разрушенного неизбежно получало характер обновления, реформы». Преобразования в управлении, армии, эко­номике, быту шли в сторону большей открытости России, подготавливая европеизацию Петра Великого. Однако иностранцам, посетившим Москву в то время, Россия казалась дикой и варварской страной. Ученый-энцикло­педист Адам Ельшлегер (Адам Олеарий), побывавший в Российском госу­дарстве в 1634—1636 гг., вынес о ней самое неблагоприятное впечатление. «Что касается русского государственного строя, — писал Олеарий, — то это, как определяют политики, «monarchia dominica at despotica» [монар­хия господства и произвола]. Государь, каковым является царь или вели­кий князь, получивший по наследию корону, один управляет всей страной, и его подданные, как дворяне и князья, так и простонародье, горожане и крестьяне, являются его холопами и рабами, с которыми он обращается как хозяин со своими слугами». Русское самодержавие, считал Олеарий, носит тиранический характер. Его поражало унизительное обхождение государя даже с высшими сановниками. «Вельможи должны безо всяко­го стыда, помимо того, что они... ставят имена в уменьшительной форме, называть себя рабами и переносить рабское обращение». Иностранцам царская власть представлялась деспотичной. Ее авторитет

■ поддерживал и монарх, который, как отмечал Г. Котошихин, «пишется в I христианские государства полными большими титлами», «государем Ивер- I «ие земли, Карталинских и Грузинских царей и Кабардинские земли, Чер- I каских и Горских князей, и иным многим государствам и землям, восточ- I НЬ|м, западным и северным, отчичем и дедичем и наследником, и государем I обладателем», хотя Грузия находилась тогда в реальной зависимости Iне от московского царя, а от персидского шаха. Самим же русским прав- I Ление первого Романова казалось относительно спокойной эпохой: «Царю I и р великому князю Михаилу Феодоровичю от кроворазличия християнско-

0 Успокоившуся, правивше государство свое тихо и благополучно». Кото- I Ши*ин, как и другие современники, полагал царскую власть при Михаиле


Федоровиче зависящею от боярства. «А отец его блаженныя памяти щЯ Михайло Федоровичу хотя «самодержцем» писался, однако без боярсЯ

го совету не мог делати ничего», — утверждал он, противопоставляя

ство Михаила Федоровича самодержству Алексея Михайловича. При этом ! однако, за ослушание царь мог не только лишить боярина чина: предщИ вителям знати, особенно вследствие споров о «местах» по службе и за ] царским столом «бывают наказания, сажают в тюрьмы, и отсылают голо J вою, и бьют батоги и кнутом...»

Не только в глазах современников, но и потомков Михаил Федорович! Романов остался молодым «Мишей Романовым». Не случайно на памящ нике Тысячелетию России, открытом в Новгороде в 1862 г. по проект» М.О. Микешина, царь Михаил Федорович едва ли не единственный из щщ вителей, изображенный шестнадцатилетним юношей. Юный возраст Миха-1 ила особенно контрастирует с изображенными рядом зрелыми мужчина-] ми _ патриархом Филаретом и царем Алексеем Михайловичем (хотД Алексей Михайлович вступил на престол в таком же 16-летнем возрастем Отец и сын Михаила Федоровича вполне заслуженно заслонили фигуру! первого Романова.

А. В. ЩербиЛ

Хронология основных событий

1(13. Избрание Земским собором на российский престол.

1617. Заключение Столбовского мира со Швецией.

1618. Подписание Деулинского перемирия с поляками.

1619.Указ о производстве первой поземельной переписи в России. 1619-1633. Патриаршество Филарета (Федора Никитича Романова).

1627. Решение Разрядного приказа о составлении карт Российского государствам указателя к нему («Книга Большому чертежу»).

1631- 1632. Формирование первых регулярных полков из «даточных» и «охочих» лю?1 дей и первых полков иноземного строя.

1632- 1634. Война между Россией и Польшей за Смоленск.

1633. Основание Греко-Латинской патриаршей школы при Чудовом монастыре.

1634. Поляновский мир с Польшей, отказ Владислава IV от претензий на русский престоИ 1634-1635. Указы об tурочных летах» и о продолжении срока сыска беглых крести

ян на 10 лет.

Чар|
н ■ I 81 • I ■ т д». 18 19 JfcQ

1637. Взятие казаками Азова, начало «Азовского осадного сидения» (1637—1642 ггЯ 1642. Созыв Земского собора по вопросу об Азове. 1645, 12 июня. Дата смерти.

mlHPI

Зорин А£ Царские развлечения и забавы за 300 лет: Исторические очерки. - Л., 1991. I шишевский К. Первые Романовы. - М., 1993.

1 Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Щ - И., 1995.

4 Россия и Романовы: Очерки из русской истории за время с 1613 по 1913 гг. — М., 1992.

ran
rai

5 Скрыннинов Р.Г. История Российская IX—XVII вв. — М., 1997.


 



 


 

* [1] } ) »

Алексей Михайлович

/Ш лексей Михайлович Романов правил страной 30 лет, с 1645 f—1Ж по 1676 гг. и получил оценки в исторических исследовании от крайне положительных (С.М. Соловьев, В.О. Ключевский рассматривали его как наиболее выдающегося и привлекательного прем ставителя Древней Руси) до крайне негативных (Н.И. Костомаров возла гал на царя ответственность за внутренние потрясения и неудачи во внец ней политике). Современные историки (Р.Т. Скрынников) обращаю внимание на то, что итогом царствования Алексея Михайловича было ул рочение самодержавных порядков, хотя «пассивность характера и привя занность к старине не позволили самодержцу всерьез заняться преом зованиями русского общества».

При разнообразии мнений о личности Алексея Михайловича ученые еди ны в определении «бунташного» характера эпохи его правления и при знания того факта, что царь Алексей вошел в историю как «Тишайший) «Бунташный» характер эпохи не помешал царю Алексею Романову пс лучить прозвище «Тишайший». Это обусловливает желание понять, как уда лось Алексею Михайловичу править тишайшим образом в столь неспИ койное время.

if
ifjnflfWl 19 30

Прежде всего следует отметить, что характер правления царя опредм лялся его личностными качествами, сформировавшимися в детстве. Ро-; дился Алексей Михайлович в марте 1629 г. в семье Михаила Романова^ первого царя династии Романовых, и Евдокии Стрешневой, дочери маля известного дворянина. До пятилетнего возраста Алексей, как и положв но царским детям, рос в тереме московского дворца, окруженный многя численным штатом «мамок». В пять лет он был отдан на попечение воспитателей Б.И. Морозова и В.И. Стрешнева. С этого времени цареви­ча стали обучать грамоте. В семь лет Алексей научился писать, в девять | ним начали заниматься церковным пением. К 14 годам он прошел курс наук, полагавшихся тогда человеку не только грамотному, но и, в извесЧ ной мере, образованному (иностранные языки — греческий, польский; бо­гословие, философия, духовная музыка). Лишь на 14-м году жизни 1 сен­тября 1642 г. царевича торжественно объявили народу, так как по традицВД царских детей оберегали от посторонних глаз. Даже ближайшие родствен ники, прежде чем посетить ребенка в женском тереме, должны были пО'
долиться и сходить в баню. Когда царевичу шел шестой год, его пред­ставили челяди. В 1637 г. он стал жить отдельно от Михаила Федорови­ча в трехэтажных палатах, специально для него построенных, так называ­ем Теремном дворце.

С момента объявления царевича народу он сопровождал отца при тор­жественных выездах.

11 июля 1645 г., в день своих именин, Михаил Федорович почувствовал себя дурно, а уже 13 июля в третьем часу ночи колокола известили о кончине царя. Царица Евдокия ненадолго пережила мужа. Юный Алек­сей, оставшись 18 августа 1645 г. круглым сиротой, должен был принять царский венец, а вместе с ним бремя власти. Скорбеть об умершем пола­галось 40 дней. Алексей Михайлович объявил о своем трауре в течение года. За это отступление от православного уклада царевича осуждали. Коронация состоялась, однако, спустя 40 дней 28 сентября 1645 г. Алексея Михайловича отличали такие человеческие качества, как доб­рота, набожность, начитанность, благотворительность, впечатлительность, под­вижность и кротость. По описаниям современников, самая наружность царя сразу говорила в его пользу. Голубые глаза излучали редкую доброту, взгляд этих глаз никого не пугал, но одобрял и обнадеживал. Лицо госу­даря, полное и румяное, с русой бородкой, было благодушно приветливо и в то же время серьезно и важно, а полная фигура его сохраняла вели­чавую и чинную осанку. Однако царственный вид его ни в ком не будил страха: чувствовалось, что не личная гордость царя создала эту осанку, а сознание важности и святости сана. Таков портрет Алексея Михайловича, составленный еще в XVII в. Жизнь царя отличалась размеренностью. Вставал он в 4 часа утра и совершал утреннюю молитву. Затем направлялся к царице и вместе с нею шел к заутрене, после чего встречался с боярами и думными чинами, бе- : седовал с ними, ему сообщались последние новости. ' Затем царь шел к обедне в кремлевские соборы. Народ встречал его земными поклонами. После окончания обедни в 10 часов Алексей Ми­хайлович удалялся во внутренние покои «сидеть с бояры», т.е. за- I ниматься государственными делами. В эти часы государь работал и в j Тайном приказе.

I Обедал царь чаще всего один, после чего ехал на соколиную охоту или I ложился отдохнуть на два-три часа (если ночью молился). I Возвратившись с охоты, царь шел к вечере и остаток дня проводил в I «РУгу семьи. Алексей Михайлович и Мария Ильинична (жена) вместе ужи- I нали, потом призывались странники, старцы, занимавшие их рассказами. По I 'ачерам царь читал Священное Писание, жития, духовные поучения, лето- НМр хроники и хронографы, посольские записки, книги по географии, а I т«кже повести и рассказы, привозимые из Польши, а чаще писал. Иногда


шел в Потешную палату — своеобразный театр балаган, где выступа/J шуты, карлики, скоморохи, музыканты. В 9 часов вечера государь уже спЛ Царь обладал литературным даром, пытался сочинять стихи, издал пЛ красное наставление «Урядник сокольничья пути» по соколиной охоте, {Я силен в эпистолярном жанре.

В быту, в придворных отношениях он был гневлив, но отходчив. Мог накал зать палкой или пинками кого угодно, вплоть до своего тестя И.Д. Милос- лавского. Такие сцены были не редкостью. Но на жизнь приближенных, их имущество царь не посягал. Более того, проявляя сердечность, мог попрм сить прощения у обиженного им человека, старался примириться с ним. I В.О. Ключевский отмечал, что Алексей Михайлович «был образцом нр-1 божности, того чинного, точно размеренного и твердо разученного благД честия, над которым так много и дол­го работало религиозное чувство Древней Руси». Он ежедневно посе­щал церковь, часто ездил на богомо­лье в отдаленные монастыри, строго соблюдал посты, причем в среду и пятницу великого поста ел только ржаной хлеб. К нищим царь был со­страдателен, сам раздавал им милос­тыню, в неделю мясопостную пригла­шал их во дворец и обедал вместе с ними. В большие праздничные дни царь посещал тюрьмы и раздавал заключенным деньги, пироги и т. п. Он любил принимать участие в цер­ковных обрядах и торжествах.

Любимым местопребыванием царя в летнее время было село Коломен­ское, в семи верстах от Москвы, там он построил для себя деревянный ^

дворец, где перед окнами царской

опочивальни стоял каменный столб, Алексей Михайлович

на который просители клали свои

челобитные.

Описывая характерные черты личности царя Алексея Михайловича, нельзя не согласиться с мнением В.О. Ключевского, который видел в нем «лУЯ шего человека Древней Руси, человека добрейшего со славной русски душой».

 

Заслуживают особого внимания методы правления царя Алексея. В ра" ботах историков прошлого и настоящего времени отмечаются такие оси

. нн0СТи его государственной деятельности, как мягкость, смиренность, ис- «цость и серьезность. «Лучше слезами, усердием и низостью (смирением) перед Богом промысел чинить, чем силой и славой (надменностью)» — та- 08 главный принцип правления, провозглашенный самим царем. Одновременно Алексей Михайлович был государем властным, гордился родством с Иваном Грозным и увлекался чтением исторических сочине- - 0 нем. фигура Ивана IV привлекала Алексея Михайловича прежде всего

НИИ и

стремлением к самодержавию. Но средства укрепления самодержавного правления он использовал иные, чем Грозный. При нем не было произ- ила и личной расправы с подданными. Более того, Алексей Михайлович начал смягчать строгости придворного этикета. В ряду своих предшественников Алексей Михайлович выделялся тем, что сам читал челобитные и другие документы, писал или редактировал указы, первым стал собственноручно их подписывать.

В исторической литературе выделяется и такая черта правления Алек­сея Михайловича, как слабость, из-за которой он искал опоры в своем окружении, легко поддавался чужому влиянию (Морозов, Мстиславский, Никон). Это утверждение кажется не совсем справедливым, если посмот- . реть на то, как складывалось окружение царя, с какими взглядами были люди, близкие к нему, какой вклад они внесли в решение государствен- [ ных проблем.

В первые годы правления Алексея Михайловича человеком, близким к нему, был его воспитатель боярин Б.И. Морозов, человек незаурядный, обладав- i ший широким кругозором, питавший интерес к западным новшествам. В своих владениях он действовал как хозяин рачительный и предприимчивый. Бо­ярин наладил добычу железной руды, основал железоделательный завод, ' поташные мануфактуры. Продажа поташа (калия карбонат, углекислый ка­лий, применявшийся для приготовления жидкого мыла, тугоплавкого и хру- I стального стекла, при крашении и т. д.) на западных рынках обеспечила I ему крупные прибыли. Получив власть главы Стрелецкого приказа, Моро- I зов пытался использовать свой опыт, чтобы поправить финансы в госу­дарстве. Он задумал реформу, идущую вразрез с московской стариной — (отмена стрелецких денег (главного прямого налога) и введение косвен­ного налога на соль. В некоторых западных странах использовались кос­венные налоги, особенно соляной, для пополнения казны. Перенесение это- Iго опыта в Россию было неудачным, ибо рыночные связи и денежное •обращение были неразвитыми, что препятствовало расширению системы кос- I энного обложения. Единственным результатом реформы явился упадок |с°ляной торговли, резкое сокращение налоговых поступлений, невыплата жа- I манья стрельцам. В итоге в столице произошли волнения 1648 г.

этой ситуации Алексей Михайлович был вынужден по требованию I вставших отстранить Морозова от дел, постричь его в монахи и отправить


я


Мария Владимировна Долгорукая ум. 1625 Евдокия Лукьяновна Стрешнева ум. 1606-1645
Михаил Федорович 1596-1645 Царь (1613-1645)

 


Ирина 1627-1679
го оа

Пелагея 1628-1629

Мария Ильинична Милославская 1626-1669

Анна 1630-1692

Алексей Михайлович 1626-1676 Царь (1645-1676)

Иван 1633-1639
Марфа 1631-1633

Татьяна 1636-1706/1707

Софья 1634-1636

Наталья Кирилловна Нарышкина 1651-1694

Евдокия Василий 1637 1639


 


Марфа 1652-1707

Агафья Семеновна Грушецкая ум.1681

Евдокия 1650-1712
Дмитрий 1648-1649

Марфа Матвеевна Апраксина 1654-1715

Алексей 1654-1670
Екатерина 1658-1718

Софья 1657-1704 Правительница (1682-1689) Анна 1655-1659

Федор 1661-1682 Царь (1676-1682)

Наталья 1673-1716
Федора 1674-1678
Феодосия 1662-1713
Симеон 1665-1669
Евдо­кия 1669
Иван V 1666-1696 Царь (1682-1696)

Петр I (см. табл. 11)

Мария 1660-1723

Прасковья ФедоровнаСалтыкова1664-1723


 


Илья

Л68Л


 



Прасковья 1694-1731
Мария Феодосия 1689-1692 1690—1691
Анна 1693-1740 Императрица (1730-1740)
Фридрих Вильгельм герц. Курляндский ум. 1711

 


Екатерина Карл Леопольд

1691-1733 кн. Мекленбург-Шверинский


Антон Ульрих, герц. Брауншвейг-Люнебургский 1714-1776
Анна (Елизавета) Леопольдовна 1718-1746 Регентша (1740-1741)

 


Алексей 1746-1787
Петр 1745-1798
Елизавета 1743-1782
Екатерина 1741-1807

Иван VI 1740-1764 Император (1740-1741)


 


Таблица 10. Царская династия Романовых

 


в Кирилло-Белозерский монастырь. После того как волнения стихли |Я вернул воспитателя ко двору. Морозов пользовался царским располоИ нием, но прежнего влияния не имел.

Одним из ближайших помощников Алексея Михайловича был видА государственный деятель России XVII в. А.Л. Ордин-Нащокин. В.О. ЯМ чевский отмечал, что А.Л. Ордин-Нащокин предвосхитил идеи и плащ осуществленные Петром I. Получив достаточно хорошее образование Я знал математику, латинский, немецкий, польский языки), Ордин-НащокД удачно начал дипломатическую службу, куда был привлечен с 40-х годов XVII в. Большую известность он получил после подавления восстания! Пскове в 1650 г. Именно по его совету царю удалось расколоть рЯ восставших и расправиться с ними. В 1652 г. Ордин-Нащокин возглавий комиссию по размежеванию границы со Швецией, показав себя искус-] ным дипломатом в сложных переговорах, сторонником мирного решекЯ спорных вопросов. Много сил приложил Ордин-Нащокин для достинЯ ния перемирия с Речью Посполитой. Переговоры, которые на протяжение нескольких лет велись под его непосредственным руководством, увенча лись подписанием в 1667 г. Андрусовского перемирия. После такой дим ломатической победы Ордин-Нащокин был пожалован в бояре, а затем! назначен руководителем Посольского приказа.

Ордин-Нащокин проявил активность не только на дипломатическом пм прище. Много внимания он уделял разработке реформ в экономической] и военной сферах, предложил обширный план преобразований, напрЛ ленных на совершенствование центрального и местного управления, ом стаивал необходимость борьбы со Швецией за выход в Балтийское моря При этом Нащокин не считал зазорным заимствовать полезное у стран Западной Европы: «доброму не стыдно навыкать и со стороны, у чужиЯ даже у своих врагов». Большую роль Нащокин сыграл в разработке из принятии Новоторгового Устава (1667 г.), который покровительствовал оте­чественному купечеству.

Преобразовательным планам Ордин-Нащокина не удалось в большинстве случаев осуществиться, так как их автор не имел полного согласия с ца­рем по вопросам внешней политики, в частности относительно точногЯ исполнения Андрусовского договора. Алексей Михайлович считал, что один из пунктов — возвращение Киева Польше — выполнять не обязв тельно. Назначенный в 1671 г. для новых переговоров с Польшей, в ксщ рых ему предстояло разрушить собственное дело и добиться отмены за­ключенного договора с поляками, Ордин-Нащокин отказался выполняв поручение. В 1672 г. он был пострижен в монахи. .

Один из любимцев царя Ф.М. Ртищев, выросший вместе с царем во ДМ це, был человеком необыкновенного благоразумия и непоколебимой нрЦ ственной твердости. Эти качества Ртищева отмечены В.О. Ключевским"

Lrt Соловьевым. Государственная деятельность Ртищева была направ- j на установление связей с Малороссией. Он пригласил оттуда уче- tix иноков, дал им приют в созданном на собственные средства Андре- ((ском монастыре. При монастыре существовала школа, где ученики изучали не только религиозные догматы, но и философию, историю, ла- ■щиь будучи большим любителем музыкального искусства, Ртищев выпи- до из Киева хор. Он поддерживал церковную реформу Никона, но не сочувствовал крутым мерам при ее проведении. Ртищев был известен своей благотворительностью, устраивал приюты для больных и нищих, тратил большие деньги на выкуп русских пленных у татар. Видимо, под влияни­ем ртищева, Алексей Михайлович издал указ об открытии в Москве двух богаделен. Успешно занимался Ртищев и служебными делами, будучи ру­ководителем Приказа Большого дворца и Приказа тайных дел. Он при­нимал активное участие в подготовке денежной реформы. Ртищев являл­ся воспитателем царевича Алексея Алексеевича. После смерти царевича 1 1670 г. Ртищев отошел от государственных дел. Наиболее влиятельной фигурой в окружении царя в 1651—1658 гг. был патриарх Никон, обладавший сильным и страстным характером. Его бла­гочестие и преданность производили на окружающих огромное впечатле­ние. Едва познакомившись с Никоном, царь поставил его архимандритом в Ново-Спасский монастырь, родовую обитель Романовых, позже напра­вил митрополитом новгородским. Поведение Никона во время восстания 1650 г. в Новгороде укрепило доверие к нему молодого государя. Едва начался мятеж, Никон наложил церковное проклятие на его вождей и всех участников. В ответ новгородцы ударили в набат и ворвались на митро­поличий двор. Они осыпали владыку непотребной бранью, но тот не под­дался страху и продолжал убеждать бунтовщиков. В 1652 г. после смерти патриарха Иосифа в этот сан был посвящен Ни­ми, причем после сцены его отказа от этого поста посреди богослужения «вынужденной просьбы Алексея Михайловича, на коленях, принять сан. | Новый патриарх посвятил много времени проведению церковной ре- Iформы, направленной на устранение различий в богослужебных книгах и (Практике между русской и греческой церковью, на введение единообразия I Церковной службе по всей России. Но в силу особенностей своего Рактера Никон отнюдь не ограничился сферой церковных дел. Царь | е|(сей всемерно поощрял его вмешательство в мирские дела и, нако- • Узаконив дело, пожаловал патриарху чин «великого государя». Ви- "Мо, пример деда (Филарета), возродившего сильную царскую власть PI Смуты и имевшего, как и Михаил Федорович, титул «великого госу- [ РЯ|>> вдохновлял Алексея Михайловича.

Hflffl ТИТУЯ <<великого государя», Никон фактически стал выполнять Чии правителя государства, не свойственные главе церкви. Патриарх


не одобрил решений Земского собора 1648 г., а новый свод законов Л зывал «беззаконной книгой», «проклятым законоположением». Никон Я тегорически отвергал любые покушения казны на церковное имущестИ и при нем прекратилась конфискация белых слобод у патриаршего д0Я и иерархов. Бесцеремонно вел себя «великий государь» с боярами, зЯ тавляя их часами ждать приема. Противников Никона и церковной реф01 мы ждали побои, тюрьма, ссылка.

Никон был поборником включения в состав России католической ДЛ вы и завоевания Польши. По его совету Алексей Михайлович, не под! сав мира с Польшей, начал войну со Швецией, чтобы получить выхЖ Балтийское море. Он сам возглавил поход на Ригу. После неудачной осад! Риги и возвращения царя в Москву пришел конец дружбе его с НикЯ ном. Неприязнь между ними начала расти, во-первых, из-за недовольств придворных кругов усилением власти Никона, который и после возвраЛ ния царя из похода продолжал вести себя как «великий государь». Во- вторых, серьезные разногласия между главами государства и церкви был! по поводу церковной реформы. Никон считал, что реформа настольга укрепит церковь, что она полностью освободится от опеки светской вла^ сти и, более того, будет иметь право на духовный контроль над власть] Претензии Никона сделаться «московским папою» Алексей Михайлов» отвергал, он хотел быть царем «по примеру древних благочестивых грм ческих царей», т.е. исходя из примата светской власти. Раздраженныйте-i ократическими устремлениями патриарха, самодержец в 1658 г. через бояр объявил Никону о лишении его титула «великого государя».

iififSiffPi 18 19 20

Никон предпринял демарш и, оставив патриаршество, уехал в основа ный им Новоиерусалимский Воскресенский монастырь под Москвой, по? лагая, что через некоторое время Алексей Михайлович пришлет послЯ ников и попросит патриарха вернуться в Москву. Но этого не произошли Никону было приказано оставаться в монастыре. Когда в 1664 г. он самовластно вернулся в Москву, его выслали обратно. Проведенный два мя годами позже (1666) церковный Собор официально лишил Никой высшего церковного сана. Он был сослан в Ферапонтов монастырь, куЯ царь не забывал посылать ему подарки.

Щ

В последние годы правления Алексея Михайловича особенно возвысим А.С. Матвеев, отличавшийся приверженностью европейским обычаям. ВО вышение его связано с историей второго брака Алексея Михайловича» 1669 г. умерла его первая жена Мария Ильинична Милославская^оЯ

рую царь очень любил и был счастлив с ней в браке. После смерти

еева, где и получила необходимое воспитание. Царь был вдвое старше сюей второй жены, которая подарила ему сына Петра и двух дочерей. После женитьбы царя в январе 1671 г. на его воспитаннице А.С. Мат- е8 стал главой Посольского приказа. Впрочем, к этому времени Матве- а имел устойчивую репутацию искушенного дипломата. В его актив с полным основанием можно записать воссоединение Украины с Россией, и впоследствии А.С. Матвеев занимался малороссийскими делами, бла­годаря чему в 1669 г. он стал главой Малороссийского приказа. Встав во главе Посольского приказа, Матвеев развивал не только тра­диционные связи России с Речью Посполитой, Швецией, Турцией, Австри­ей германскими землями, но и пытался наладить дипломатические отно­шения и торговые контакты с империей Великих моголов и Китаем. Интересы Матвеева не ограничивались только политикой. Много вни­мания он уделял таким несхожим между собой сферам, как медицина, те­атр, история. Он известен как один из авторов книг по официальной истории Российского государства.

Активная деятельность Матвеева была прервана после смерти Алексея Михайловича, в результате интриг и козней влиятельных боярских семей Милославских и Хитрово. Его лишили боярского чина, поместий, вотчин, дворов, людей и всего имущества. А сам он был отправлен в ссылку в отдаленный и голодный край (маленькое селенье Пустозерск, ныне На- ; рьян-Мар).

[ Таким образом, отношения Алексея Михайловича со своим окружением были сложны и говорят не о слабости царя, а об умении держать около себя людей, необходимых для решения тех проблем, которые стояли пе­ред государством.

Обращает внимание то, что все близкие царю государственные деятели обладали такими чертами, как деловитость и склонность к реформатор­ству. Некоторые из них (Матвеев, Морозов) становились сторонниками рас­пространения европейских обычаев, свои дома устраивали на «заморский манер», носили западное платье и т. п. При этом они были людьми патри­отически настроенными. Им было чуждо слепое заимствование западных рорм. Ордин-Нащокин полагал, что на западный манер нужно переделы­вать многое, но далеко не все, он обращал внимание на необходимость РРанения русской самобытной культуры.

рии Ильиничны царь был безутешен. Однако через 40 дней Ордин-Нащокин)
матримониальные хлопоты. Государю представили список девиц, где »правления Алексея Михайловича - это разнообразные пре 67 фамилий. Из них Алексей Михайлович выбрал Наталью КириллиИбраэования 1 1






Сейчас читают про: