double arrow

Социально-политический строй Руси, понятие христианства


Возникновение средневековых государств в Европе. Этнокультурные и социально-политические предпосылки образования Киевской Руси.

В исторической науке по вопросу образования государства у восточных славян нет ясности до сих пор. Имеет место немало версий, которые с XVIII в. и до наших дней не столько разъясняют проблему,сколько еще более усложняют ее. Ос­новными вопросами двустолетней дискуссии остаются норманская теория происхождения древнерусского государства, происхождение термина «Русь». В наше время — это предыс­тория государства, общественный строй, государственная система Киевской Руси и др.

Достоверно установлено, что появление древнерусского государства хронологически вписывается в процесс образования государственности в IX–X вв. на европейских прост­ранствах. Так, в IX в. возникают англосаксонское королевство и государство в Хорватии, во второй половине IX века образовалось Великоморавское княжество, в конце IX– начале X в. — Чешское, во второй половине X в. — Древнепольское, в X в. — Датское государства.

Образование древнерусского государства рассматривается большинством исследователей как закономерный результат социально–экономического развития восточнославянской этнической общности.

Данные археологии, письменные источники о славянах свидетельствуют, что в VI в. у восточных славян родовой строй достиг наивысшего развития. Это привело к таким проти­воречиям, которые подготавливали возникновение классовых отношений. Кроме того, особенностью этого времени стала возможность для племенных дружин совершать далекие по­ходы за военной добычей в богатые южные страны и даже по­селение в них. И, наконец, обилие кочевых племен в степях на границах со славянской лесостепью порождало постоянное беспокойство за прочность границ. Взаимодействие этих трех разнородных явлений привело в конечном итоге к складыванию крупных союзов из разрозненных славянских племен.

Материальной предпосылкой такого объединения было дальнейшее развитие производительных сил, вызвавших к жизни новые общественные отношения. Это выражалось в развитии пашенного земледелия и выделении ремесла, в распаде родовых трудовых коллективов и выделении индивидуальных крестьянских хозяйств, образующих соседскую общину ради совместной защиты своих хозяйственных интересов. Состоятельные семьи концентрировали у себя все больше богатства, подчиняя разорявшихся общинников.

В советской исторической литературе на протяжении многих лет устойчиво отстаивалась точка зрения, что Киевская Русь с первых веков существования была феодальным государством. Процесс разложения родоплеменных отношений рассматривался как одновременный процессу формирования классового общества, а завершение распада как начало феодальной формации.

Между тем в последние годы появились работы историков, утверждающих о необходимости признания особого переходного периода, отделяющего первобытнообщинный строй от феодального. Утверждалось, что феодальному обществу непосредственно предшествует не первобытность с родовой общиной, а общность без первобытности, т.е. такой строй, где родовые пережитки постепенно отмирают и где существуют более высокие формы общины — земледельческая, у некоторых народов выступавшая как соседская. В то же время новая община характеризовалась элементами социального неравен­ст­ва, не достигая еще классово–феодальной структуры. Община нового типа, таким образом, выступала своеобразной формой перехода на пути от бесклассового общества к классовому. Есть еще более четкое определение данного состояния общественного развития — варварское общество.

Исходя из этого, полагают, что по своей социальной сущности Киевская Русь сходна с варварскими обществами. Ее нельзя назвать феодальной, т.к. феодализм в ней только зарождался и хотя социальное неравенство ей известно, однако говорить с сформировавшихся классах очевидно рано. Киевская Русь IX–XIII вв. находилась на этапе «дофеодального периода», т.е. на этапе перехода от родоплеменного строя к раннефеодальному.

Углубленное и многоплановое исследование социально–экономических отношений древнерусского государства позволило сделать вывод о многоукладности Древней Руси, что выражалось в разном уровне земледелия — это и пашня, и подсека, и перелог, существовала и разная форма собственности — общинная, государственная, княжеская, боярская, церковная, городская, выявилась и активная роль торговли, ремесла. Высокий уровень культуры, подтверждаемый археологией и другими источниками, говорит о данной культурно–исторической традиции. Древнерусские города — это социально–экономические центры светской и церковной власти, управления, обороны. Причем города могли быть свободными, т.е. управляемыми князьями по договору, — и частновладельческими — княжескими, боярскими, церковными и т.д.

Хозяйственное развитие вело к усилению разделения труда и росту межобщинного обмена, что содействовало укреплению связи между населением различных территорий. На этой основе возникали крупные объединения — племена /«земли»/, во главе которых становились племенные вожди или князья отдельных земель, выдвигавшиеся из знати. Иност­ранные авторы называли этих князей «риксами» и»царями» и подчеркивали их многочисленность.

Можно предположить, что иногда возникали временные союзы племен, например, ради отпора кочевникам или похода за добычей.

Однако по мере укрепления разнообразных связей — экономических, культурных, военных и др. между соседними племенами и стабилизацией их, племенные союзы становились все более устойчивыми и долговременными. По крайней мере археологические материалы фиксируют многовековую общность материальной культуры отдельных территорий, подтверждает это и топонимика — устойчивая совокупность географических названий какой–либо территории, языковое наследие.

Предположительно, на всей русской равнине было до 100–200 племен, имена которых уже забыты. Монах Киево–Печерского монастыря Нестор, составляя знаменитый летописный свод — «Повесть временных лет» /ок.1113 г./ не знал мелких восточнославянских племен, а упоминает их крупные объединения, со «своими княжениями». Среди них поляне, древляне, дреговичи, словене, полочане, и др.

Историки полагают, что существовавшие союзы восточнославянских племен в VI–VIII вв. были важным этапом на пути становления Древнерусского государства.

Следующим шагом создания предпосылок древнерусской государственности было объединение союзов племен в «союзы союзов». Создание сверхсоюзов вызывалось необходимостью защиты или военными целями.

К таким сверхсоюзам очевидно относились, по данным восточных историков, три крупные объединения славянских племен накануне образования Древнерусского государства, известные под названием Куявия (Куябия, Куяба) предположительно в районе Среднего Поднепровья, вокруг Киева, Славия — предположительно область ильменских славян с центром Новгород и Артания (Арсания, Арти) — место расположения точно не установлено.

Суперсоюз олицетворял собой сложную систему иерархического соподчинения славянской знати. Небольшие племена возглавляли князья, князья племен подчинялись «князю князей» — «светскому князю» уже союза мелких племен.

К началу IX в. из отдельных славянских племенных союзов, во главе которых стояли «светские князья» («князья князей») создается огромный суперсоюз — государство Русь или Киевская Русь. Основой этого государства, полагают исследователи, были лесостепные земли Полян, Северян, Древлян, Дреговичей, Полочан. Южная граница Руси тянулась от Киева (или Волыни) до района Воронежа на Дону.

Дискуссионным вопросом является вопрос о происхождении термина «Русь». Есть точка зрения, что этот термин скандинавского происхождения — принесен в Восточную Европу скандинавскими дружинами, известными на Руси как варяги или норманы, с ними обычно связывают происхождение древнерусской государственности. Установлено, что название Русь стало употребляться в источниках применительно к части славянства за 300 лет до появления норманов.

Известны две формы этого слова — «рос» и «рус». Древнейшие источники употребляют первую форму — «российские письмена», «Правда росьская». Византийские документы упоминают оба эти названия. Впервые о народе рос стало известно в середине VI в. Поляне, называемые русью, по словам летописца, в будущем становятся основой древнерусской народности, а их земля — ядром территории будущего государства — Киевской Руси. В IX в. Русь обозначает этнополитическое, не совпадающее территориально ни с одним славянским союзом племенных княжеств.

В суперсоюзе Русь киевский князь стоял над князьями союзов племен. Чтобы подчеркнуть свое верховенство правитель Руси помимо общеславянского титула князь, а также «светлый князь» и «великий князь» в первой половине IX в. принял еще титул «каган» (хакан), означавший у тюркских народов — хан ханов — верховный правитель. Этот титул носил правитель Хазарского каганата. Хазарское государство занимало с VII в. район Нижней Волги и Дона и вынуждало славян платить дань. Приняв титул каган, киевский князь, с другой стороны, заявил, таким образом, о независимости Руси от хазар.

Летопись связывает ликвидацию зависимости Киевской Руси от хазар с первыми киевскими князьями Аскольдом и Диром.

Процесс объединения северных славянских племен и подчинения их Новгороду «Повесть временных лет» относит в 862 г., когда ильменские славяне пригласили варяжскую дружину с Рюриком во главе. Рюрик стал княжить в Новгороде, а его братья: Синеус — на Белоозере, а Трувор — в Изборске (близ Пскова).

Так, в результате объединения южной части восточнославянских союзов племен под властью Киева, а северной — под властью Новгорода в VIII–IX вв. сложились вполне созревшие элементы будущей единой русской государственности.

Заметный шаг вперед в своем развитии сделало молодое русское государство в период княжения Владимира Святославовича (980 — 1015 гг.).Особенно важное значение имела его религиозная реформа — принятие христианства в 988 г. Древние русичи были язычниками, поклонялись множеству богов (бог неба — Сварог, бог Солнца — Дажбог, бог грома и молний — Перун и т.д). Христианство было уже известно на Руси и до крещения Владимира. Как пишет Н. М. Карамзин в “Истории государства Российского”, княгиня Ольга в 955 г. “пленясь христианским учением отправилась креститься в Констатинополь. Патриарх был ее наставником и крестителем, а император Константин Багрянородный восприемником от купели”.

“Возвратившись в Киев, она старалась просветить сына князя Святослава, но получила ответ: “Могу ли один принять новый закон, чтобы дружина не смеялась надо мной?”

Сын Святослава великий князь Владимир, занявший киевский престол в 980 г., уже в первые годы своего правления осознавал необходимость принятия единой государственной религии. Однако будущий креститель Руси начинал свой путь убежденным язычником, и прошло немало времени, пока изменились его взгляды. “Он стал изыскивать истинную веру, беседовал с греками, магометанами и католиками об их вероисповеданиях, отправил десять разумных мужей в различные страны для собрания известий о богослужении и, наконец, по примеру бабки своей Ольги и по совету бояр и старцев стал христианином” (Н.М. Карамзин).

Дело крещения Руси облегчалось внешними обстоятельствами. Византийскую империю сотрясали удары мятежников — Варды Склира и Варды Фоки. В этих условиях императоры-братья Василий Болгаробойца и Константин обратились за помощью к Владимиру. В награду за военную помощь Владимир просил руки сестры императоров Анны.

Императоры не выполнили своего обязательства — отдать за Владимира свою сестру Анну. Тогда Владимир осадил Корсунь и принудил византийскую царевну выйти замуж в обмен на крещение “варвара”, которого давно привлекала греческая вера. “Воротясь в столицу, Владимир приказал истреблять кумиров и истуканов, а народ был крещен в Днепре”. (Н.М. Карамзин).

Распространение христианства зачастую встречало сопротивление населения, почитавшего своих языческих богов.Христианство утверждалось медленно. На окраинных землях Киевской Руси оно установилось намного позднее, чем в Киеве и Новгороде. Как отмечал известный историк феодализма С.В. Бахрушин, христианизация растянулась на ряд десятилетий.

Принятие христианства на Руси в православной традиции — процесс закономерный и объективный, связанный с развитием феодальных отношений, приобщением к европейской цивилизации, формированием и развитием национальной русской культуры через византийскую и античную культуру.

Во главе церкви стоял Киевский митрополит,который назначался из Константинополя или самим киевским князем с последующим избранием собором епископов. В крупных городах Руси всеми практическими делами церкви ведали епископы. Митрополит и епископы владели землями, селами, городами. Князья на содержание храмов отдавали почти десятую долю собираемых в казну средств. Кроме того, церковь имела свой суд и законодательство, которое давало право вмешиваться практически во все стороны жизни прихожан.

Христианство способствовало ускорению развития феодального способа производства в Древней Руси. Церковные учреждения наряду с князьями имели крупную земельную собственность. Прогрессивная сторона деятельности христианской церкви заключалась в ее стремлении ликвидировать элементы рабского труда.

Христианство сыграло большую роль в идеологическом обосновании и тем самым в укреплении власти киевских князей. Церковь присваивает киевскому князю все атрибуты христианских императоров. На многих монетах, отчеканенных по греческим образцам, князья изображаются в византийском императорском уборе.

Переход в христианство имел объективно большое и прогрессивное значение. Укрепилось единство славян, ускорилось отмирание пережитков брачного права.

Крещение оказало влияние и на культурную жизнь Руси, на развитие техники, ремесел и т.д. Из Византии Киевская Русь заимствовала первые опыты чеканки монет. Заметное влияние крещения отразилось и в художественной области. Греческие художники создавали в новообращенной стране шедевры, сравнимые с лучшими образцами византийского искусства. Например, Софийский собор в Киеве, построенный Ярославом в 1037.

Из Византии в Киев проникла живопись на досках, появились и образцы греческой скульптуры. Заметный крещение оставило и в области просвещения, книгоиздательского дела. Славянская азбука получила распространение на Руси в начале X в. Как записано в летописи: “Дивно же есть се, колико добра створил Русьстей земли, крестив ю”.


Сейчас читают про: