double arrow

Освещение в панораме


Архитектурные панорамы неограниченно многообразны по своему живописному реше­нию. Учебное значение имеют два типа панорам, которые чаще всего нужны в проектной практике. Первый характеризуется высокой точкой зрения, второй тип — нормальной точкой зрения, т. е. с уровня земли или с возвышения.

Высокая точка зрения — с самолета — определяет ряд характерных живописных черт изображаемой панорамы. При этом территория открывается на большое расстояние. Мощ­ный слой воздуха отделяет объект изображения от зрителя. Панорама рассматривается в условиях большого влияния воздушной перспективы. Все изображение разрабатывается, как дальний план видимого пейзажа со всеми характерными для него чертами. Общий тон кар­тины поэтому светел, имеет голубоватый оттенок, который спокойно и мягко переходит к самому дальнему плану и затем к горизонту и небу. Все окутано воздухом. Нет резких очертаний как вблизи, так и вдали. Нет резких контрастов светотеневых и цветовых. Цвета заметно обусловлены большим слоем воздуха. Светлые облака выделяются яркими теп­лыми тонами. Цвета теплой окраски: красные, оранжевые, желтые — заметны далеко, осо­бенно те, которые освещены ярким солнечным светом. Цвета холодные: зеленые, голубые, синие — сливаются с общим голубым тоном и становятся мало заметными. Разноцветные предметы различаются по цвету лишь в освещенных местах, на бликах. В тенях цветовая разница исчезает, все обобщается в одну голубую теневую массу.




Освещение панорамы с высокой точки зрения дается равномерное. Это делается по двум соображениям: во-первых, по композиционным, во-вторых, по техническим.

По композиционным соображениям в такой панораме часто нужно развернуть и по­казать сложную планировку города или технологическую связь сооружений большого про­мышленного района, преобразование крупного сельскохозяйственного комплекса, большого курортного района, лесопарка. В таких случаях равномерное освещение полно и ясно рас­крывает композицию в целом и во всех ее деталях.

С другой стороны, для передачи панорамной перспективы равномерное освещение здесь вполне уместно, ибо при высокой точке зрения средства линейной и воздушной перспек­тивы работают настолько хорошо, что нет необходимости светотеневыми планами спе­циально создавать членения пространства.

Неравномерное освещение панорамы с высокой точки зрения целесообразно лишь для выделения центра, если он не выделяется средствами самой архитектурной композиции. Тогда, так же как в изображении генеральных планов, композиционный центр панорамы оставляется светлым, освещенным как бы прямым светом солнца сквозь прорыв в облаках, а композиционная периферия картины погружается в тень, обобщается, уходит на второй план из поля зрения.



Высоко обозреваемая панорама с равномерным освещением очень важна в познава­тельном отношении. Вся архитектурная композиция — как на ладони. Она хорошо видна во всем величии целого и во всех составляющихся частях. Исполнение такой панорамы представляет большую трудность, которая заключается в необходимости строгой согласо­ванности многочисленных частей и соподчиненности их главному. Подобная задача обычно ограничивает живописные эффекты. Однако внешняя сдержанность картины способствует усилению познавательной ценности панорамы, которая в таком случае раскрывается полнее и лучше. Внимание не отвлекается живописными эффектами картины (рис. 124).

Панорама, видимая сверху, носит в себе черты величественной, монументальной про­стоты, эпического спокойствия и силы. Равномерное освещение и высокая точка зрения в панораме лесопарков, парков, домов отдыха придает картине лирический, радостный характер; вносит в картину центрального парадного ансамбля города торжественность, вели­чественность.

При работе над панорамой с равномерным освещением и высоким горизонтом бывает очень трудно избежать макетной схематичности и передать живую естественность всей картины. Здесь необходима предварительная работа с натуры, которая обогащает вообра­жение архитектора и художника натурными наблюдениями. Эти наблюдения становятся ценным достоянием мастера. Он оперирует ими в своем воображении и вносит в исполне­ние панорамы живые черты натуры.



Второй тип панорамы определяется нормальной точкой зрения, когда зритель находится на возвышенном месте или смотрит с высокого сооружения. Перспективные планы при этом сокращаются, совмещаются в одну полосу, накладываются, загораживают друг друга. При таком сокращении приемы равномерного освещения и приемы перехода перспективных пла­нов от переднего темного к дальнему светлому недостаточны. Недостаточны также пере­ходы от цветного насыщенного переднего к бесцветному, малоокрашенному, дальнему; не­достаточны и переходы от резких очертаний, светотеневых контрастов передних планов к мягким очертаниям и нюансным отношениям дальних планов. Эти приемы дают эффект воздушной перспективы в небольшом изображении или в изображении небольшого про­странства. Однако для передачи больших пространств при большом сокращении перспек­тивных планов этих средств недостаточно.

При больших размерах картин, которые приходится рассматривать на большом рас­стоянии, используется не только прием освещенных и затененных планов с многократными переходами от светлого к темному и от темного к светлому, но и все остальные в соот­ветствующем сочетании, причем возможности этих приемов во много раз возрастают. Это дает возможность многократно перейти от темного к светлому, от светлого опять к темному, от теплого к холодному и от холодного к теплому и этим передать бесконечную глубину далекого пространства.

В композиционном отношении этот прием позволяет использовать световые градации планов для выделения главного и второстепенного в панораме. Под темные планы отводят второстепенные части композиции; светлыми делают более значительные места, выявляя композиционный центр картины, главные сооружения и т. п. В зависимости от того, где сосредоточивается свет — на переднем, на среднем или на дальнем плане, туда привле­кается внимание зрителя, это место больше всего разрабатывается, к нему привлекаются наиболее яркие краски, оно становится композиционным центром панорамы.

Прием этот имеет свои эстетические особенности. Он вносит оживление, волнующее разнообразие в освещение перспективных планов; одни погружены в глубокую тень, другие слегка прикрыты ее легкой пеленой; затененные планы чередуются со светлыми и очень яркими. Все планы могут быть приведены в самое разнообразное состояние освещенности. Предметам каждого плана может быть придано самое различное живописное состояние, которое в композиционном единстве панорамы составит красоту многообразного, живопис­ного целого большой картины.

Отдельные планы такой панорамы имеют свои характерные черты колорита. Темные, затененные места интересны глубокими насыщенными красками, лаконичными силуэтами, сильным по цвету, обобщенным тоном глубокой и прозрачной тени. В планах средней осве­щенности, покрытых легкой тенью, краски достигают максимальной интенсивности, предметы приобретают ясность очертаний, тонкость рисунка, силу гармонических цветовых со­четаний. На фоне перспективных планов слабой и средней освещенности особенно заго­рается план картины, освещенный прямыми лучами солнца, с ореолом ослепительно осве­щенных частей пейзажа и зданий, с богатой светотенью, с рельефностью, достигающей полной трехмерности, с яркими и светлыми красками, множеством ярких рефлексов, па­дающих теней, бликов, с нюансными цветовыми и светотеневыми отношениями.

Особенно эффектны освещенные планы в средней зоне панорамы, где они находятся в окружении затененных планов и лучше выявляются в силу контраста; кроме того, взя­тые в полную светлоту красочных материалов средние планы, достаточно удаленные в глубину панорамы, представляются еще более ярко освещенными, ибо они как бы рас­сматриваются сквозь большой слой воздуха.

Если в панораме преобладает средняя освещенность без прямого солнечного света и глубоких теней, и задано светлое, затянутое легкими облаками небо, то вся панорама по­лучает мягкое освещение облачного дня с большим значением цветовых, чем светотеневых отношений. Сочетание красок, сопоставление собственного и обусловленного цвета приоб­ретают в исполнении картины ведущее значение. Цвет в архитектуре зданий становится заметным больше, чем рельеф; тонкость рисунка, расцветка орнамента воздействует силь­нее, чем пластичность деталей. Совокупность таких внешних черт придает всей картине спокойный тон, мягкий, гармонический, лирический характер.

Если преобладают темные планы с тяжелым облачным небом, с контрастом темных и немногочисленных ярких планов, то вся панорама получает резкое освещение бурного дня. Приемы светотеневого контраста приобретают ведущее значение. Яркая освещенность центральных сооружений противопоставляется затемненному окружению. Соединение таких внешних черт придает панораме волнующий, драматический характер.

Если ярко освещенные планы с безоблачным небом и прямым солнечным светом зани­мают преобладающее место в панораме, то вся картина приобретает общий светлый бе­лесый тон с легкими, светлыми падающими тенями, насыщенными по цвету собственными тенями и рефлексами. Светотеневые отношения, рельефность форм выступают с особой си­лой. Слияние таких характерных черт освещения придает панораме жизнерадостный, празд­ничный, торжественный вид.

Итак, изложенная методика технических приемов акварельной живописи, основанных на закономерностях колорита, может служить объективным основанием для творческой практики в области живописи и архитектурной графики.

Рис. 125. Приемы передачи перспективных планов. Фрагмент картины В. М. Вас­нецова «Родина». На большом просторе выделена светом главная часть пейзажа, расположенная на среднем плане. Различное освещение перспективных планов есте­ственно при облачном небе.

Рис. 126. Приемы изображения перспективных планов. Картина И. И. Шишкина «Корабельная роща». Впечатление глубины дремучего леса создают чередующиеся освещенные и затененные стволы сосен.

Рис. 127. Приемы выделения перспективных планов степенью освещения. Кар­тина Л. К. Саврасова «Московский Кремль». В картине применен прием чередую­щихся освещенных и затененных планов с выделением главных сооружений силь­ным светом.

Рис. 128. Прием цветного контраста в перспективе. Фрагмент картины В. В. Ве­рещагина «Мавзолей Тадж-Махал».

Рис. 129. Приемы выделения главных перспективных планов светом. Юго-Западный район Москвы. Акварель П. П. Ревякина.







Сейчас читают про: