double arrow
Правление Симеона

БОЛГАРИЯ В КОНЦЕ IX - НАЧАЛЕ XI в.

Судьба болгарской церкви в XI—XIV вв.

Отягощенная еретическими движениями и переживающая трудности, болгарская церковь была по своему статусу автокефальной (независимой) в решении своих дел. Сильнейший удар был нанесен ей в 1018 г., когда Болгария (вплоть до 1186 г.) попала под власть Византии. Болгарская патриархия была уничтожена. Церковь возглавил архиепископ, местом пребывания которого остался г. Охрид. Несмотря на то что византийский император Василий II своими грамотами подтвердил автокефалию болгарской церкви, лишь первый болгарский архиепископ был болгарином, затем высший церковный пост в Болгарии в пору византийского владычества занимали только греки.

После освобождения Болгарии от власти Византии в конце 80-х гг. XII в. в стране длительное время продолжались поиски путей восстановления и укрепления независимой болгарской церковной организации. Один из болгарских царей, Калоян, добиваясь признания патриаршего достоинства для ее главы, даже заключил унию с Римско-католической церковью (1204). Но уния продержалась недолго. Начавшийся IV крестовый поход и последовавшая за ним борьба болгар против крестоносцев (1205), поддерживаемых Римской курией, сделали дальнейшее существование унии невозможным. Патриархию в Болгарии удалось восстановить лишь в 1235 г. после окончательного разрыва с Римом и благодаря союзу с Никейской империей (наследницей погибшей в 1204 г. Византии). Тырновская патриархия, признанная в этом достоинстве Константинопольским и другими православными патриархами, просуществовала вплоть до завоевания Болгарии турками-османами в конце XIV в.




История средневековой болгарской церкви свидетельствует о том, что, ориентируясь на византийский церковный опыт, болгарская церковь в то же время стремилась к самостоятельности и

независимости. Широкие права по отношению к болгарской церкви имели светские правители Болгарии. По их повелению в стране созывались церковные соборы, сооружались церкви и монастыри. Постоянное влияние на жизнь болгарской церкви оказывало соперничество Болгарии с соседней Византийской империей.

Блистательный Симеон, удачливый полководец и покровитель культуры, смиренный Петр и трагичный Самуил — это ряд несомненно заслуживающих внимания правителей завершающего периода в истории Первого Болгарского царства.



В 893 г. на народном соборе в новой болгарской столице Великом Преславе князь Борис торжественно передал власть своему третьему сыну — Симеону. Симеон имел прекрасное образование. Более десяти лет он учился в Константинополе у патриарха Фотия. Сами византийцы называли его полугреком и надеялись на его проимперскую в дальнейшем политику. Однако в истории Болгарии не было другого столь самостоятельного и самоуверенного, ориентирующегося только на интересы своей страны правителя, каковым являлся царь Симеон (893—927). Была ли политика Симеона с самого начала настроена на войну с Византией? Дать ответ непросто. Так, причиной болгаро-византийской войны 894 г. было ущемление интересов болгарской торговли в результате перенесения болгарского рынка из Константинополя в Фессалоники. Протесты болгарского правителя Византия проигнорировала. Симеон двинул войска, и византийцы потерпели поражение при Одрине (Адрианополь). Тогда Византия призвала на помощь венгров, которые тотчас же опустошили северные области Болгарии. Лишь совместные действия болгар и печенегов против венгров заставили тех отойти на Среднедунайскую низменность. Лишенные союзников, византийские войска потерпели еще одно поражение в боях с болгарами (894).

Столкновения 894 г. были спровоцированы Византией. Ряд последующих военных конфликтов был также вызван Константинополем. Империя, видно, проверяла силы Болгарии и ее правителя.

В 912 г. умер византийский император Лев VI Мудрый и на престоле оказался малолетний Константин VII Багрянородный. В новой обстановке Симеон решил поближе познакомиться с византийскими делами и послал в Константинополь посольство, которое было принято чрезвычайно холодно. Болгарский правитель посчитал это достаточным поводом для военного похода

против Византии, и, совершив быстрый марш, его войска появились под стенами Константинополя (913). Империя удовлетворила все требования Симеона. Был оговорен возможный будущий брак одной из дочерей Симеона и юного византийского императора, а за самим болгарским князем был признан титул царя болгар.

Это соглашение действовало менее года. Мать малолетнего византийского императора Зоя объявила его недействительным. Ответом явились военные действия болгарского царя. В 914 г. войска Симеона захватили Фракию, овладели Адрианополем, опустошили часть Македонии и вторглись в окрестности Фессалоник. Ответный удар со стороны Византии не заставил себя ждать. Пучина войны все глубже затягивала два соседних народа, вызывая взаимные потери. Убеждая Симеона прекратить войну, византийский патриарх Николай Мистик посылал болгарскому царю письмо за письмом. В одном их них говорилось: «Рассуди, сын мой, который вершишь дела, достойные твоего разума, о кровопролитиях между ромеями и болгарами. Подумай, какие бедствия объединили болгар и ромеев, и не пожелай увидеть этот отвратительный день».

Но прекратить приобретавшую все больший размах и ставшую постоянной войну было трудно, а усмирить разгневанного Симеона и тем более. Летом 917 г. на реке Ахелой Симеон разгромил византийские войска. В этом же году вассалом Болгарии стала Сербия. Болгарская армия вошла в Грецию, были захвачены Фивы.

Казалось, именно теперь Симеон мог диктовать свою волю Византии и требовать выполнения условий договора 913 г. Но в Византии произошли большие перемены: командующий византийским флотом Роман Лакапин, армянин по происхождению, отстранил от власти мать юного императора Зою. С императором он обручил свою дочь, а в 920 г. короновался как соимпера-тор, став фактическим правителем страны. Разгневанный Симеон тут же провозгласил себя «императором болгар и ромеев», не признав законной власть Романа Лакапина. Успокаивая болгарского царя, Роман Лакапин предложил Симеону заключить брак между своим сыном и его дочерью. На династическом браке настаивал и Константинопольский патриарх Николай Мистик. «Когда ваши дети вступят в брак, мы уповаем на Бога, что все самое доброе и самое приятное свяжет вас, а все враждебное и неприятное будет отброшено», — писал он Симеону. Но этот династический брак, казавшийся столь желанным в 913 г., теперь не устраивал болгарского правителя. Его целью стало овладение византийским престолом. Хотя его державным соперником теперь был уже не 8-летний Константин Багрянородный, а дерзкий и удачливый

Роман Лакапин, Симеон решил воевать, темболее что военное превосходство было на стороне болгар. В 921 г. болгарские войска появились во Фракии, а затем и в окрестностях Константинополя. Лишь необходимость усмирить сербов, взбунтовавшихся против болгарской власти, помешала штурму византийской столицы. В 922 г., одолев сербов, болгарские войска вновь отправились к Константинополю, но на штурм византийской столицы не отважились, не найдя надежных союзников. А затем военное счастье изменило Симеону: в 927 г. хорваты разгромили болгарские войска. Вероятно, не пережив поражения, Симеон умер в мае 927 г. При нем государство существенно расширило свои границы на юге, юго-западе и западе.

Симеон-завоеватель, Симеон — гроза Византийской империи сумел в то же время стать покровителем культуры и искусства в Болгарии. Идея соперничества с Византией пронизывала всю деятельность болгарского государя: военную, административную и культурную. Именно Симеон перенес столицу Болгарии из Плиски в Преслав, рассматривая этот город как соперника Константинополя. Там он воздвиг величественный царский дворец с тронным залом.






Сейчас читают про: