Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Шляхетская идеология сарматизма




Ощущение сословного превосходства было характерно для самосознания всего европейского дворянства в XVI—XVIII вв. И все-таки польская шляхта своим гонором, национальной мегаломанией и «сословным расизмом» (А. Зайончковский) выделялась на этом фоне. Специфическая идеология и образ жизни, система ценностей и жизненных установок, выросшие на почве сословного самосознания шляхты и того исключительного положения, какое она занимала в Речи Посполитой, обозначают как «сарматизм». Логическим центром идеологии сарматизма был эт-ногенетический миф о происхождении польской шляхты от сарматов, завоевавших в незапамятные времена славянское население польских земель. К этой основополагающей идее приплетался ряд других, составивших вместе совершенно уникальный комплекс представлений, которые нашли отражение практически во всех проявлениях польской шляхетской культуры XVII—XVIII вв. В числе мифологем шляхетского социального самосознания — миф шляхетского равенства, особой шляхетской доблести и политической ответственности; миф о жизненной важности польского хлеба и польского шляхетского фольварка для существования Западной Европы; миф об особом историческом призвании поляков как защитников Европы от турецкой опасности; миф о рыцарственности польского шляхтича и одновременно миф о шляхтиче как добродетельном земледельце.

Среди всех этих идей особо следует выделить представление о полном равенстве всех польских дворян, которое имело громадное значение и для консолидации шляхетского сословия, и для политической жизни, и для дестабилизации государства. Оно выражалось не только в сеймовых декларациях, подобных той, какую оставил Ст. Ожеховский в середине XVI в.: «Равенством поляки превзошли все иные королевства: нет в Польше никаких князей, ни графов, ни княжат. Весь народ и вся масса польского рыцарства включаются в это слово «шляхта»«. Ему сопутствовал также особый стиль организации социальных связей и общения в шляхетской среде, принимавший иногда совершенно неожиданные формы. Например, магнат или просто богатый шляхтич мог подвергнуть телесному наказанию служащего у него собрата по сословию. Однако экзекуция осуществлялась крестьянами, и ради обережения достоинства шляхты существовал целый ритуал битья. Шляхтича секли на специальном ковре, без брани, обращаясь к нему не на «ты», а «пан...» Или другой пример: дабы отразить существующую в обществе реальную иерархию и в то же время не ущемить ничьего достоинства, был принят особый

церемониал жестов при встречах и прощаниях. Иерархия поцелуев (знак равенства!) нисходила от поцелуя в щеку, в плечо, в руку, в локоть — к поцелую в живот и вплоть до падения ничком перед приветствуемым.




Все это не мешало сохранять уверенность в прирожденном равенстве всех шляхтичей. Как только дело доходило до хотя бы мельчайших перемен в официальной идеологии или терминологии, шляхетские сеймики начинали кипеть и бурно протестовать. Так было, например, в 1699 г., когда шляхта обнаружила, что в сеймовые конституции 1690 г. по недосмотру проскользнуло выражение «меньшая шляхта», в чем было немедленно усмотрено покушение на шляхетское равенство. Так было и в начале XVII в. во время рокоша Зебржидовского, когда один из шляхетских полемистов узрел корень начавшегося кризиса в получении некоторыми магнатами графских титулов от Габсбургов или римских пап. Он ясно выразил присущую всей польской шляхте резкую неприязнь ко всякому титулованию, написав: «...иностранные титулы противны польским законам и вредны шляхетскому сословию Польши и соединенных с нею земель. Такие титулы уничтожают равенство шляхетского сословия, каковое имеет первенство в Польше». Один из шляхтичей, принявший титул маркграфа и приобщенный к гербу мантуанских Гонзагов, навлек на себя вал негодования и ненависти: «Ты стремился к иноземным титулам, по своей амбиции пренебрегая шляхетским достоинством, и оскорбил его своими развратными желаниями, поставив итальянского пса выше десятка польских шляхтичей... Получив их, ты, иноземец, стал еще больше унижать шляхетство, попирая наш народ, его старые обычаи и законы».

Сарматская мифология усиливала наряду с сословным и родовое самосознание польской шляхты. В XVI—XVII вв. значительно возрос интерес к генеалогии. Шляхтич бывал чрезвычайно горд, если находил упоминание о своем гербе или роде в «Истории славного Польского королевства» Яна Длугоша. Но и тот, кто не мог этим похвастаться, не унывал. В изобилии стали создаваться ложные и фантастические генеалогии. В первом своде генеалогических преданий у Б. Папроцкого было помещено описание гербов Ноя и его сыновей, прямыми наследниками которых (точнее, Яфета) объявлялись польские шляхтичи. Литовская шляхта ответила на это легендой о своем римском происхождении. Многие знатные роды шляхты занялись поиском пращуров в Древнем Риме, в библейских временах и, наконец, даже среди строителей Вавилонской башни.

Следует, однако, отметить, что этот генеалогический зуд был чем-то большим, чем простое увлечение. В XVI в. шляхетский герб

стал знаком принадлежности не столько к роду, сколько к сословию. Генеалогическое сознание шляхты расширилось. Самый узкий его круг — семья, ближайшие родственники и предки. Самый широкий — «паны-братья» всей Польши и в какой-то степени Речи Посполитой. Генеалогические разыскания, сдобренные искренней верой в сарматский миф, становятся путем формирования не только сословного, но и национального самосознания. Таким образом, из сарматизма рождается представление о польском «народе-шляхте», в котором шляхта узурпирует права национального представительства.





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 1160; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10064 - | 7510 - или читать все...

Читайте также:

  1. II. Идеология и культура XVIII века. Выдающиеся деятели
  2. Англия.. Идеология «викторианства». Влияние коммерциализации на театральное дело. Влияние драматургии Г. Ибсена на реалистическую английскую драматургию. Ведущая роль
  3. Беларусь в Северной войне 1700-1721 гг. Политический кризис и шляхетская анархия
  4. Буржуазная политико-правовая идеология (1-я половина XIX в.)
  5. Введение. В первой четверти XIX в. в России наметились три основных течения политико-правовой идеологии, ставшие актуальными на ряд десятилетий: либеральная идеология,
  6. Введение. Политико-правовая идеология Древнего Рима, складывавшаяся под сильным влиянием идей греческих мыслителей, разработала ряд своеобразных конструкций, оставивших
  7. Введение. Русская политическая и правовая идеология XVII в. — сложное по содержанию и многообразное в формах своего выражения явление. Материал, изложенный в данной,
  8. Военный коммунизм». Политика и идеология
  9. Возникновение и развитие полит мысли в Киевской Руси, идеология церкви. Воззрения Нестора, Иллариона, Мономаха и Даниила Заточника
  10. Возникновение и развитие христианства в 1-4 века, политико-правовая идеология первых христиан
  11. Государственная власть и идеология
  12. Гражданская война и интервенция. Первая волна русской эмиграции: идеология, политическая деятельность, лидеры


 

35.173.234.140 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.002 сек.