double arrow

Возникновение династии Сун и мероприятия по укреплению власти первых Сунских императоров

Династия Сун возникла в сложнейшей ситуации не только внутренних раздоров, но и реальной внешней опасности. В период междуцарствия 16 земледельческих округов в северных районах страны (на территории современных провинций Хэбэй и Шаньси) перешли под власть государства Ляо. Это государство было образовано киданями, имевшими многолетние торговые и политические связи с империей и переходившими от кочевого образа жизни к осёдлому, приобщавшимися постепенно к земледелию. В 916 г. один из влиятельных вождей Апоки (одного из восьми больших родовых организаций – аймаков) из рода Елюй провозгласил себя императором, а в 937 г. новое государство стало называться Ляо.

Опасность вторжений со стороны киданей стимулировала прекращение междоусобных войн и объединение страны. Поэтому, когда в 960 г. войска, вышедшие в поход против киданей, провозгласили военачальника Чжао Куанъиня императором династии Сун, он получил широкую поддержку не только войска, но и горожан Кайфына, жаждущих мира.

Возвратить земли, захваченные киданями, сунским властям не удалось, и по размеру новое государство уступало империи Тан. Зато политика основателя дома Сун и его потомков была направлена на упрочение всекитайской власти и на искоренение ярко проявившихся в предшествующую танскую эпоху центробежных тенденций на местах. Эта ориентированность на внутренние проблемы жизни государства, образно называемая «укреплением ствола и ослаблением ветвей», способствовала тому, что империя Сун была процветающей. Правда, она не смогла достичь блеска и славы танской династии.




Правители Сун с самого начала приняли меры по централизации страны. С этой целью они в первую очередь упразднили прежние административные единицы, возглавлявшиеся всевластными военными наместниками, и ввели новое административное деление: теперь все районы подчинялись непосредственно императору. Высшими административными единицами, включая крупные города, стали провинции, делившиеся на области, округа и уезды. Кроме того, выделялись военные округа (местонахождение военных властей) и инспекции – в местах разработок соли и плавки металлов.

Чтобы урезать полномочия провинциальных чиновников, были созданы параллельные организации, чьи обязанности и права не были строго очерчены. Деятельность местных властей контролировалась также столичными служащими, наделёнными одинаковыми с ними правами. Каждые три года провинциальным чиновникам предписывалось менять место службы. Местные органы лишились права самостоятельно принимать решения по гражданским делам.



Перераспределение прав и обязанностей внутри центральных органов, особенно за счёт уменьшения полномочий ближайших советников императора – цзайсянов, - также способствовало усилению единодержавной власти. Для лучшего надзора за всеми чиновниками повысили значение контрольных органов инспекционной палаты и цензората.

Государственный строй империи Сун основывался на политических устоях, унаследованных от прежней династии, и новая власть, стремившаяся упрочить своё положение, по традиции обращалась к истокам конфуцианства. Указом императора Конфуций был канонизирован, в его честь сооружались храмы, а его потомки как самые уважаемые подданные пользовались почётом и разнообразными льготами. Приоритет монаршей власти поддерживала и система образования, призванная насаждать официально санкционированную идеологию и основанная на изучении специально отобранных и интерпретированных ещё в танское время древних канонов. Право выдвижения и аттестации чиновников принадлежало исключительно центру. Во время очередных дворцовых экзаменов, проводившихся раз в три года, преуспевали всего несколько десятков из 700 претендентов. Получившие высшую учёную степень «продвинутый муж» становились кандидатами на занятие важных чиновничьих должностей.

Дублирование звеньев государственного аппарата привело к разрастанию штата служащих. Сунский двор безуспешно пытался сократить непомерно разбухший бюрократический аппарат.

Борьба за централизацию наряду с ослаблением власти на местах сочеталась с попыткой двора опереться на широкие круги чиновничества. Положение в обществе определялось в большей степени должностью и чином, нежели богатством. Наиболее резко выделялась своим привилегированным положением высшая чиновная знать. Императорская власть предоставляла крупным сановникам многочисленные льготы. Так, их сыновья раз в три года (по случаю больших праздников и торжественных церемоний, в дни рождения императора и жертвоприношений) получали назначение или продвигались по службе без экзаменов, лишь за заслуги отцов. При продвижении влиятельного сановника по службе повышали в должности и его многочисленных потомков.

Сложным было положение и в армии, состоявшей в основном из наёмников. Она была рассредоточена по всей стране, но подчинялась непосредственно императору. В столице – Кайфыне – квартировалось «войско запретного города», собранное там для охраны сына Неба. Кайфын переполняли бездельничающие воины императорской гвардии. В провинции и в округах формировались гарнизоны, командиры которых подчинялись местным властям. Войска отличались низкой дисциплиной и слабой подготовкой, вооружения нередко не хватало. Границы империи охраняли незначительные войсковые части. Снижению боеспособности армии способствовало и ущемление прав командной прослойки, и презрительное отношение гражданских лиц к военным. И хотя численность сунской армии всё время увеличивалась (за первые 80 лет существования династии в 6 раз, и на её содержание пошло 5/6 государственных поступлений), само военное дело было поставлено слабо. Традиционное для Китая возвышение гражданского начала в ущерб военному достигло в сунское время своего апогея.






Сейчас читают про: