double arrow
Положение в деревне в X-XI вв. и аграрная политика сунского правительства

Тенденцией к ослаблению государственности была отмечена и аграрная политика сунского правительства. Упорядочить взимание налоговых поступлений становилось всё труднее, поскольку в социальной жизни Китая X-XI вв. произошли значительные изменения. Официально в сунское время аграрные отношения по-прежнему регулировались указом Ян Яня (780 г.). Однако важнейшая для казны часть крестьянства – самостоятельные хозяева-земледельцы – всё уменьшалась, а вместе с тем, как было характерно для династийного цикла, нарастала тенденция усиления крупного землевладения. Его расширение происходило за счёт освоения целины и пустошей, вспашки участков в труднодоступных горных районах, но главным образом за счёт захвата и купли участков мелких владельцев. Владельцы крупных земельных участков чаще всего свободно распоряжались своей землёй – передавали её по наследству, закладывали, продавали. Частных лиц, насильно захватывающих земли, называли «поглотителями».

В перераспределении владений участвовали чиновники всех рангов и званий, купцы, богатые горожане и зажиточные крестьяне, военные и ростовщики. Большими земельными массивами владели сильные дома – из числа влиятельных сановников и крупных чиновников. Источником расширения их владений были пожалования императора, а также захваты казённых земель. Шло активное сокращение площади казённых земель, владений родственников императора, военных поселений, «должностных земель», отдаваемых в кормление чиновникам, а также и земель храмов, общественных амбаров и учебных заведений.




Посягая на земли казённого фонда и мелких землевладельцев, новые хозяева разными способами уклонялись от налогов, а нередко добивались официального от них освобождения. Перераспределение земли не находило отражения в налоговых списках, и поступления в казну резко падали. По данным некоторых источников, в XI в. казна недополучила налогов с 60-70% пахотной площади. Власти тщетно пытались ограничить рост крупных владений, но к 1022 г. те занимали уже половину всей обрабатываемой в стране площади.

Провинциальные чиновники изощрённо увеличивали норму налогообложения. Самыми разорительными были: игра на колебании цен, а также перерасчёт натуральной формы налога в денежную и произвольная замена продуктов. Так, однажды «законный» налог возрос вчетверо: сначала вдвое – при переводе налога тканями на деньги, а затем – при перерасчёте их на пшеницу. Особенно губительными были чрезвычайные поборы на военные нужды и на случай стихийных бедствий. По каждому поводу, например, при покупке сельскохозяйственных орудий, земли, при ремонте жилищ, следовало платить косвенные налоги. Многочисленными были и подушные налоги, выплачиваемые рисом и деньгами.



Дополнительной причиной ухудшения положения широких слоёв населения, в том числе и землевладельцев, являлась и казённая монополия на соль, вино, дрожжи, уксус и особенно на чай. Крайне тяжелы были повинности по обслуживанию казённых учреждений: крестьян заставляли быть гонцами, носильщиками, стражниками, сторожами, слугами, сопровождавшими транспорт. Даже над лишившимися земли крестьянами тяготели прежние фискальные обязательства.

Бывшие землевладельцы либо превращались в бродяг, либо на кабальных условиях становились арендаторами чужих земель. По мере роста крупных владений категория таких держателей -–издольщиков – всё увеличивалась. Наиболее многочисленной среди них была группа кэху – тех, «кто не имел имущества и жил на чужбине». По сведениям официальных источников, категория кэху составляла 35-40% сельского населения страны, но, вероятно, на деле была ещё больше. Кэху возделывали землю хозяев за долю урожая. Она устанавливалась всегда произвольно и, как правило, превышала 50% урожая. Нередко кэху принуждали вносить ещё и налоги в казну.

Рост слоя малоземельных и безземельных арендаторов, тяжесть издольщины резко обострили положение в деревне. Налоговый и ростовщический гнёт, всё возрастающие расходы на содержание армии и разбухшего чиновничьего аппарата усугубили разорение крестьян и стали причиной массовых выступлений. Крестьяне разоряли усадьбы, громили дома местных чиновников, отбирали у богачей запасы зерна, деньги, продовольствие, одежду и всё это делили между бедными. К восставшим присоединялись также торговцы, страдавшие от засилья казённой монополии на производство и торговлю чаем, а также ремесленники и мелкий городской люд.






Сейчас читают про: