double arrow
Города, ремесло, торговля

Городская жизнь танского Китая была отмечена возрастанием значения города как культурного, экономического и политического центра. При этом стала очевидной и преемственность с древней традицией. Город, как живой организм, гармонически вписывался в природный ландшафт. Он был ориентирован по частям света и, как правило, чётко спланирован в виде прямоугольника. Пространство внутри городов, обнесённых земляными валами и стенами, делилось на замкнутые квадраты. Расположенный напротив главных ворот императорский дворец с парком позади занимал место главного здания, за ним обычно находился сад или огород. Города, непременно с садами и огородами, естественно смыкались с сельской местностью. Более того, в самом городе широко культивировалось искусство разбивки парков, сотворённых по подобию первозданной природы, любование которой было эстетической потребностью китайцев. Как и в деревне, в замкнутых кварталах горожане, организованные в пятидворки и десятидворки, были связаны взаимной ответственностью, в том числе и перед казной. Квартальная застройка обеспечивала функционирование города по принципу сельской общины, зарекомендовавшей себя как устойчивая система.

Единство ритма пространства и времени в городе проявлялось, в частности, и в развитой службе времени, направленной на регулирование временных циклов жизни горожан. Подобная регламентация была единственно эффективным средством наладить городскую жизнь, не допуская в ней хаоса. Так, ворота в городских стенах на ночь запирались, а специальные конные отряды, патрулируя улицы, следили за порядком. Всем, кроме чиновников высших рангов, ночью запрещалось выходить на улицу. Закон наказывал семьюдесятью палочными ударами каждого, кто в неположенное время осмеливался перебраться через городской вал или внутренние заграждения.




Чёткое регулирование пространственной структуры города и временного распорядка его жителей во многом обеспечивало жизнеспособность городского организма, вобравшего в себя многочисленное население.

Славу и блеск Танской империи придавали три её столицы – Чанъань, Лоян иТайюань. Они поражали современников роскошью и сказочной красотой императорских дворцов, расположенных в восточной части, храмов и пагод, парками, прудами и цветниками при домах знати. На этом фоне особо выделялся Чанъань с населением в 2 млн. человек, послуживший образцом для постройки японского города Нара.



В городах функционировали административные учреждения, суды, тюрьмы, монастыри и храмы (даосские и буддийские, а с VIII в. ещё и манихейские, несторианские, зороастрийские святилища). Здесь жили влиятельные сановники, чиновники и военачальники, купцы и монахи. В столицах селились и чужестранцы, выходцы из Ближнего и Среднего Востока. В тесных и узких переулках ютились ремесленники и простой люд.

Постройка Великого канала, проведение административной реформы и меры по унификации денежного обращения способствовали оживлению городской экономики. В начале VII в. недалеко от морского побережья на магистрали Великого канала возник Ханчжоу. На путях с севера на юг вырос Кайфын, а на Великом канале – Янчжоу. Крупными торгово-ремесленными центрами стали Чэнду, Чанчжоу, Сучжоу. Значительно расширились древние портовые города Цюаньчжоу, Гуанчжоу, Учан.

Широко развивалось городское ремесло. Возникли горнодобывающие и плавильные промыслы. В широких масштабах вели добычу соли, обработку металлов и камня, вываривали сироп из сахарного тростника. Искусство каменотёсов, резчиков по дереву и камню, лепщиков украшало дворцы, храмы, жилые помещения состоятельных горожан. В Цзянси сложился центр производства керамических и фарфоровых изделий, а Янчжоу славился кораблями. Шёлковые ткани из Чэнду проникали на Запад по Великому шёлковому пути.

Танское время было отмечено дальнейшим укреплением цеховых организаций (хан или туань). В некоторые цехи входило до 400 семей. Ханы регламентировали весь уклад жизни, приём в ученики, определяли порядок работы, строго охраняли цеховые секреты. Но цены на местных рынках находились под контролем казны. За землю, занятую под лавки и мастерские, казна взимала плату. В VII-VIII вв. значительно развилось казённое ремесло. Продукция многих казённых рудников и плавилен, оружейных и ткацких мастерских, монетных дворов, мастерских по производству печатей, изготовлению экипажей и т.д. обычно не шла на рынок. Часть ремесленников трудилась при монастырях. Большие ткацкие мастерские нередко принадлежали чиновникам. Ремесленник работал на заказ и лишь оставшийся товар продавал на рынке. В отраслях ремесла, где требовалась высокая квалификация, занятие отца передавалось, как правило, по наследству сыну.

Подъём переживала и торговля. Торговые пути протянулись по Янцзы и Великому каналу, по рекам, сухопутным дорогам и тропам, вдоль морского побережья. Крупнейшим рынком стала столица Чанъань, а важнейшим перевалочным пунктом – Янчжоу. С заходом солнца торговля прекращалась. На рынках размещались меняльные лавки, склады, постоялые дворы, погреба винокуров, кабаки, публичные дома, а в местах скопления горожан устраивались театральные представления. Торговлю с отдалёнными районами стимулировали периодические ярмарки. К народным и религиозным праздникам приурочивались ярмарки прихрамовые, городские и деревенские. Торговля с соседними народами шла на пограничных ярмарках. Китайские торговцы и ростовщики стали выпускать особые векселя – «летающие деньги», которые обменивались на звонкую монету и были предшественниками бумажных денег.

Правительство осуществляло жёсткий контроль над торговлей. Поборы, безвозмездные изъятия, налоги в пользу армии, вымогательства чиновников ущемляли торговцев.

Власти всё более расширяли ассортимент облагаемых пошлиной товаров. В VIII в. казна ввела особый налог на чай, и за контрабанду чаем подвергали смертной казни.

Казна владела монополией на отливку медной монеты. С VII в. установили единую государственную денежную единицу цянь – в виде круга (символ Неба) с отверстием в виде квадрата (символ Земли) внутри. Счёт обычно вели связками монет, нанизанных на шёлковый шнур. Танские деньги ходили не только по всей империи, но и за её пределами: в Согдиане, Японии, Корее.

Невычленненость многолюдного средневекового города из общества, его органическая вписанность в общую систему общественных связей обусловили тот факт, что юридическая мысль и практика Китая не различали по статусу горожан и сельских жителей, и специальных правовых норм для городов и их жителей не было. Не было у китайского города, как в Европе, ни вольностей, ни самоуправления, ни коммунальных свобод. Даже верхи городского общества – аристократия и служилая знать – горожанами себя не осознавали.

Армия и внешняя политика Танского Китая.

Танская империя обладала значительными военными силами. Армия вербовалась из рекрутов, которые призывались на военную службу и проходили обучение. В каждой провинции и округе выставляли воинов, выделенных сельскими организациями: от 800 до 1200 человек. Всего под ружьё могли встать от 400 до 800 тыс. солдат. Войско обеспечивало империи успех обширных завоевательных походов. Армейские подразделения несли службу как в столице, так и в провинции. Императорский дворец и столицу охраняли гвардейцы. На границах были созданы «военные поселения», которые сами себя кормили: поселенцы занимались хлебопашеством и несли военную службу. Причём, 50% собранного армией урожая поступало в казну государства. Такая система известна в традиционной историографии как «система фу-бин». В случае надобности власти прибегали к услугам конницы кочевников. Военные чиновники, как и в эпоху Суй, по статусу считались ниже гражданских.

В отличие от предшественников правители династии Тан пересмотрели свою политику в отношении Тюркского каганата. Если основатель династии даже платил им дань, то уже в 628-630 гг. при Ли Шимине был осуществлён грандиозный поход против тюрок. За ним последовала целая серия захватнических походов по Великому шёлковому пути. В 640 г. танские войска уничтожили государство Гаочан, расположенное в Турфанской низменности. Затем они вели многолетнюю войну против уйгур. В 657 г. с их помощью, а в 679 г. в союзе с Восточным каганатом танские власти нанесли окончательный удар Западному каганату.

Китайские гарнизоны размещались по всему древнему Великому шёлковому пути. Вместе с караванами из государств Средней Азии в Китай и из танской столицы на запад шли послы, путешественники, паломники. В 648 г. в Китай прибыла посольская миссия от киргизов. Продвижению китайцев на запад способствовал распад державы Сасанидов.

При Ли Шимине продолжалось завоевание Кореи. В 645 г. танские войска приблизились к Пхеньяну, но из-за сопротивления горожан вынуждены были отступить. В 660 г. 130-тысячная армия высадилась на юге Корейского полуострова и разгромила Пэкче. Его окончательное падение произошло в 663 г., когда Китай в союзе с государством Силла нанёс поражение японскому флоту, прибывшему на помощь Пэкче. Одновременно китайские аомии вторглись в Корею с севера. В 668 г. они захватили Пхеньян. Территории Когурё и Пэкче были превращены в военные губернаторства и присоединены к Китаю. Борьба корейцев против завоевателей привела к объединению Кореи во главе с государством Силла. Китайцам пришлось отступить.

С начала VII в. Китай установил первые официальные связи с Японией, откуда в 607 г. прибыли послы для переговоров. Могущественный китайский флот совершил экспедицию на острова Тайвань и Рюкю. Позднее с островитянами поддерживались посольские отношения.

В 634 г. в Чанъань прибыли послы из Тибета. Через несколько лет, в 647 году, между Китаем и Тибетом был заключён мир, скреплённый браком с китайской принцессой.

Начало официальных отношений между Китаем и Индией также относится к VII в. в 641 г. в Чанъань прибыли послы из государства на севере Индии – Харши, но с распадом этой державы посольский обмен был прерван. В VII-VIII вв. посольства в Китай приходили из Кашмира, Магадхи, Гандхары, из княжеств Южной Индии и Цейлона.

Захватническая политика танского Китая распространялась и на юг. В 602-603 гг. китайские войска вторглись в северную часть современного Вьетнама. В Северном Вьетнаме в 679 г. танские правители учредили наместничество. С Камбоджей Китай поддерживал посольские отношения.

Рост внешних связей Китая в VII-VIII вв. расширил внешнеторговые и культурные связи с зарубежными странами. В Китай приезжали посольства византийского императора, неоднократно прибывали и посланцы арабских халифов. Вместе с арабскими купцами в Китай проникало и мусульманство, появились и христианские проповедники несторианского толка. Столь значительное расширение связей с внешним миром объяснялось подъёмом культуры и экономики не только Китая, но и многих государств Востока.

Танская империя в VIII – IX веках. Реформы Ян Яня.

Пик славы и процветания крупнейшей азиатской державы – Танской империи пришёлся на годы правления императора Сюань-цзуна (713-755). Это время осталось в памяти потомков как период высочайшего взлёта китайской культуры.

Однако уже с первых десятилетий VIII в. в Китае начинается стагнация, а затем и нисходящая стадия развития династийного цикла. Прежде всего это связано с изменениями в главной сфере экономики – сельском хозяйстве, в системе землевладения и землепользования.

Система контроля оказалась не в состоянии препятствовать безудержному росту крупных землевладений. Влиятельные частные дома, чиновники, купцы, прибегая к ухищрениям, а то и к открытому насилию, захватывали новые земли всеми доступными способами. Например, строя дамбы, сооружая водохранилища и каналы, они отводили воду и лишали крестьянские поля влаги, тем самым разоряя земледельцев. Вынужденные бросать свои наделы, те становились арендаторами и попадали в зависимость от хозяев земли.

На смену надельной системе с соответствующей ей формой землепользования постепенно пришла система земельных владений, обрабатываемых частнозависимыми арендаторами. Этот процесс протекал стихийно. К тому же императорский дом часто сам способствовал этому, жалуя родственникам и другим влиятельным лицам казённые земли с крестьянами; часть этих земель сдавалась арендаторам.

Уменьшение числа государственных податных вело к сокращению налоговых поступлений и истощению казны. Бесконечно издаваемые императорские указы воспрещали «занимать поля без ограничений и скрывать податных», карали за «поглощение» полей и податных душ. Запреты купли-продажи пытались распространить и на земли, находившиеся в частном владении. Эдикт 736 г. побуждал беглых возвращаться к своим наделам, обещал вернуть им землю и предоставить налоговые льготы. Но все меры оказались тщетными. «Поглощение» земли и разорение крестьян принимало всё более широкий размах, и остановить этот процесс становилось всё труднее.

По мере того как происходили изменения в аграрных отношениях, всё явственнее стали проявляться тревожные симптомы династийного кризиса. Прежде всего, катастрофически уменьшились доходы казны от сельского хозяйства. Империя всё более теряла ранее завоёванные и вассальные территории. Потерпев поражение в битве с арабами при Таласе в 751 г., Китай лишился прежних позиций на Великом шёлковом пути. Ещё раньше от власти Китая освободилась Корея. На северо-востоке земледельческому Китаю угрожали племена киданей. Не прекращались набеги тибетцев и уйгуров на юго-западе. Китайской империи пришлось вести на окраинах дорогостоящие оборонительные войны, отрывавшие крестьян от земледелия и истощавшие казну. Всё тревожнее становилось положение при императорском дворе, где обострилась борьба политических группировок. Одной из болевых точек танского общества всё более становилась угроза единству страны.

Ещё в 711 г. ради защиты северных границ от кочевых племён и обеспечения безопасности торговых путей, ведущих в страны Западного края, танские власти создали институт генерал-губернаторства (цзедуши). В середине VIII в. среди губернаторов в особенности выделяется Ань Лушань. И если раньше занимавшие пост цзедуши были облечены лишь военными полномочиями, то Ань Лушань (располагавший крупными воинскими силами, несшими охрану границ) сумел сосредоточить в своих руках гражданские и финансовые функции. Опираясь на отборные войска из соседних племён, в 755 г. он двинулся на Чанъань и, вступив в заговор со столичными чиновниками, поднял мятеж против танского дома. Император бежал из столицы. И хотя в конце концов мятеж был подавлен, страна не сразу пришла в себя: посягательство на священную особу сына Неба недавно ещё могущественной империи воспринималось властями как «потеря лица».

Война цзедуши с императорским домом и междоусобица в стане самих генерал-губернаторов дестабилизировали положение на севере страны. Налоги в пользу казны поступали лишь с мест, расположенных южнее Хуанхэ и Янцзы. Число налогоплательщиков сократилось на три четверти, а налоговое бремя на остальное население всё увеличивалось. В этих условиях стало нецелесообразным сохранять прежние аграрные порядки, связанные с надельной системой. С «размыванием» слоя крестьян-землепользователей стала очевидной бесцельность сохранения отмирающей структуры. И в 780 г. по предложению первого министра Ян Яня был введён закон, упразднявший «триаду повинностей», выполняемую надельными крестьянами. Государственный аппарат, отказавшись от передела полей, перестал противодействовать «поглощению» земли. В соответствии с изменившимися условиями была выработана отвечающая реальной ситуации новая налоговая система. Отныне налог стал взиматься исходя из одного критерия – в зависимости от количества и качества земли. Возраст и трудоспособность облагаемых лиц в расчёт не принимались. Всё население (дворы) в соответствии с земельными владениями было поделено на девять категорий.

Реформа причислила к налогоплательщикам лиц, ранее освобождённых от налогообложения (чиновников и знать). Круг податных расширился также за счёт жителей города – торговцев и ремесленников, обязанных теперь вносить подоходный налог.

Был принят закон о двухразовом взимании налога: летом и осенью – система ляншуй. Тем самым казна увеличила поступления за счёт обложения второго урожая, выращиваемого во многих провинциях Китая. Налог мог взиматься и в натуральной, и в денежной форме.

Реформа Ян Яня узаконила свободную куплю-продажу земли, официально признав тем самым полный упадок надельной системы. Так казна, по традиции применяясь к изменившимся обстоятельствам, в соответствии с моментом изменив лишь внешнюю форму общения с подданными, отстояла своё верховное право на землю и на право получения с неё налога. Увеличение налогов ухудшало положение крестьян-земледельцев. Они всё чаще теряли землю и попадали под власть крупных землевладельцев, превращаясь из «хозяев» в зависимых арендаторов.

Реформы Ян Яня в целом имели позитивное значение для стабилизации экономических отношений. Династия Тан сумела просуществовать ещё свыше столетия, но кризис в стране не был преодолён. После непродолжительного замедления с новой силой развивался процесс концентрации земли, а казна всё больше теряла налоги.

Нуждаясь в средствах, правительство в середине IX в. провело конфискацию казны буддийских монастырей, всё чаще стало прибегать к порче монеты. Выпуск денег, не отвечающих их весу и номиналу, дестабилизировал финансы и, подрывая торговлю и ремесло, ложился тяжёлым бременем на население.

Политическая власть династии Тан, пошатнувшаяся уже после мятежа Ань Лушаня, всё более слабела. Усилилась самостоятельность военных наместников, их должности стали наследственными, и они становились независимыми хозяевами на подвластных им территориях. При дворе возникло острое соперничество группировок и клик за посты и доходы. Императоры превратились в марионеток евнухов и временщиков. Кумовство и взятки всё больше влияли на исход событий.

Положение в стране порождало острое недовольство в среде чиновничества, образованной элиты и рядовых горожан. Недовольны были и крестьяне. Страна оказалась на грани династийного кризиса.

Крестьянская война IX в. и крах династии Тан.

Явным свидетельством развивавшегося династийного кризиса стали участившиеся выступления низов общества, начавшиеся ещё во время мятежа Ань Лушаня в 762 г. В стране периодически вспыхивали разрозненные восстания разорявшихся крестьян, бунты военных. Всё это было ответом на неспособность государственной власти обеспечить социальный порядок и ограничить произвол чиновников, взимавших налог выше нормы.

В период династийного кризиса росло число лиц, которые выпадали из рамок веками выстроенной социальной структуры и лишались средств к существованию, что превращало их в потенциальных восставших. Отвергнув аморальную политику верхов, восставшие, как умели, решительно реализовывали своё понимание принципа справедливости. Они захватывали казённые и монастырские кладовые, а похищенное зерно и награбленные ценности делили между собой.

Эта тенденция к претворению на практике всеобщей уравнительности в период политической дезорганизации особенно ярко проявилась в крестьянской войне 874-884 гг. под руководством Ван Сяньчжи и Хуан Чао.

Этапы крестьянской войны. I этап: 874-877 гг. (два руководителя, разрозненность действий повстанческих отрядов). II этап: 878-880 гг. (слияние всех отрядов восставших в единую армию под предводительством Хуан Чао). III этап: 881-884 гг. (повстанцы у власти под девизом «Золотое царствование»).

Сначала в восстаниях, разразившихся в Ганьсу, Шэньси, Хэнани, Шаньдуне, наиболее влиятельным из повстанческих лидеров стал Ван Сяньчжи. В 875 г. к нему присоединился Хуан Чао – выходец из семьи, разбогатевшей на контрабандной торговле солью. В отличие от рядовых крестьян он знал грамоту, прекрасно владел мечом, стрелял на скаку из лука. В 876 г. войска Ван Сяньчжи и Хуан Чао уже контролировали пять провинций в междуречье Хуанхэ и Янцзы. Воззвания лидеров движения, аккумулирующие настроения восставших, обличали жестокость и продажность чиновников-лихоимцев, нарушение законов, превышение налоговых ставок. Всё это способствовало созданию в стране долговременного эмоционального возбуждения. Крайние меры, немыслимые в период стабильности, воспринимались теперь не только как дозволенные, но и как справедливые. Начался грабёж богатых землевладельцев. В первую очередь протест восставших был направлен против представителей официальной власти. Повстанцы сжигали казённые реестры и долговые записи, уклонялись от выплаты налогов и отбывания повинностей. Захватывая государственное имущество, они «по справедливости», как они её понимали, распределяли его между нуждающимися.

В 878 г. Ван Сяньчжи совершил поход на Лоян. Подступы к столице охранялись правительственными войсками и наёмной конницей кочевников. В битве за Лоян погибло 50 тыс. восставших, а Ван Сяньчжи был схвачен и казнён. Апогеем восстания стал момент, когда Хуан Чао, возглавив повстанческий лагерь, принял титул «Великого полководца, штурмовавшего Небо». Он назвал своё войско справедливым средством возмездия правящим кругам, презревшим свою обязанность в отношении к подданным. С этого момента восстание переросло в крестьянскую войну: именно тогда возникла реальная угроза уничтожения правящей династии. В конце 878 г. войско Хуан Чао, укрепив свою власть на юге страны, переправившись через Янцзы, двинулось на Север. В 879 г. был взят Гуанчжоу, где произошла стычка повстанцев с жителями иностранного поселения, в частности с персидскими и еврейскими купцами.

Из Гуанчжоу и провинции Гуандун повстанцы ушли далее на Север. Однако в Хубэе их войско потерпело поражение и вновь направилось на Юг. На правом берегу Янцзы под прикрытием мощных потоков реки повстанческие вожди собрали новые силы и летом 880 г. вновь выступили на Север, двигаясь по Великому каналу. В конце того же года без боя был занят Лоян. Раскол в обществе усилился настолько, что многие из горожан, в том числе военачальники и гражданские чины, присоединились к восставшим.

Чтобы защитить другую свою столицу – Чанъань, правительство направило гвардейские части к Тунгуаню – естественной крепости у изгиба Хуанхэ. Но судьба Чанъаня была решена – перевес оказался на стороне восставших. Император вместе с приближёнными бежал, а повстанцы в начале 881 г. вступили в столицу.

Как сообщали средневековые летописи, «разбойники шли с распущенными волосами и в парчовых одеждах». Хуан Чао как глава крестьянской иерархии «ехал в колеснице из золота», а охрана его была в расшитых одеждах и пёстрых богатых шапках.

Сведения о политике восставших после взятия столицы крайне противоречивы и неполны. Но очевидно, что они начали с преследования тех, кто, по их мнению, был повинен в бедах страны. Как сообщают источники, Хуан Чао приказал убивать членов императорской фамилии и изгонять со службы чиновников трёх высших рангов. Очевидцы сообщали и о других карательных мерах Хуан Чао: «Богачей разували и гнали босыми. Задержанных чиновников убивали, поджигали дома, если не могли там ничего найти, а всех князей и знатных людей уничтожали». Вместе с тем также отмечалось, что «разбойники» делились своей добычей с бедняками, «раздавая им ценности и шелка».

Уничтожив носителей императорской власти и заняв танский дворец, повстанцы провозгласили Хуан Чао императором. Теперь перед ним встала задача устроения государства. Создавая его структуру ради выживания и утверждения новой власти, Хуан Чао в соответствии с конфуцианскими представлениями заботило прежде всего создание административного аппарата. Его привилегированной частью стали соратники и военачальники Хуан Чао, получившие назначение на посты советников и членов различных коллегий. Преследуя на первых порах танскую правящую элиту, руководители восстания постепенно изменили политику в отношении чиновников, возвратив их на прежние места. Были предприняты меры для наведения порядка. Воинам запретили убивать и грабить население. В Чанъане соблюдались все конфуцианские обряды. В духе традиции утверждалось, что повелением Неба мандат на правление Поднебесной был предоставлен новому справедливому императору. В мае 883 г. Хуан Чао был вынужден покинуть столицу. В 884 г. в Шаньдуне его войско оказалось в безвыходном положении, и тогда, как гласит легенда, Хуан Чао покончил жизнь самоубийством.

Крестьянская война, несколько лет бушевавшая в стране, по напряжённости и размаху не имевшая прецедента в истории Китая, потерпела поражение. В 907 г. правящая династия была свергнута, распался прежде мощный государственный аппарат – главная скрепа империи. Страна раскололась на мелкие государства, а их властители, соперничая друг с другом, претендовали на трон сына неба. Время между 907 и 960 гг. традиционная историография назвала «Эпохой пяти династий и десяти царств». «Возраст» династий, приходивших в упадок, не превышал 13-16 лет, и сменявшие друг друга карликовые государственные образования были недолговечны. После этого установилась новая династия – Сун (960- 1280 гг.).

Китай в период правления династии Сун (960-1280)






Сейчас читают про: