double arrow
Внешняя политика первых сунских правителей

Сунское правительство, всецело занятое внутренними проблемами, с трудом обеспечивало оборону границ и проводило пассивную внешнюю политику. Между тем к северу от Срединной империи крепли новые молодые государства, основанные кочевниками, и сдерживать их натиск сунский двор оказался не в состоянии. Противостояние китайского государства превосходящим его по военной силе государственным образованиям северян трагически сказалось на судьбах страны.

Первый сунский император считал главным установление мирных отношений с таким опасным противником, как кидане. Той же политике следовали и его преемники, постоянно посылая своих представителей к государям Ляо. По договору 1004 г. сунская империя обязалась ежегодно выплачивать огромную дань шёлковыми тканями и серебром. Для этого потребовалось резко увеличить налоги. По некоторым данным, общая их сумма возросла за первые полвека существования династии в 3,6 раза. В первой четверти XI в. киданям удалось овладеть севером Хэбэя и прочно обосноваться на Ляодунском полуострове, прервав связи Китая с Кореей. В 1024 г. был заключён новый договор, согласно которому империя Сун обязалась ежегодно выплачивать 300 тыс. штук шёлковых тканей и 200 тыс. лянов серебра.

На рубеже X-XI вв. на северо-западных окраинах сунского Китая появился новый опасный противник – тангутское государство Западное Ся. Сначала китайские правители считали его своим вассалом. Но когда тангуты заняли провинцию Ганьсу и северную часть Шэнси (на северо-западе нынешней Внутренней Монголии), ситуация изменилась. Уже в начале XI в. Западное Ся превратилось в сильную державу, а его правитель Юань Хао в 1038 году принял титул императора. Ударной силой молодого государства была конница. Изнурительные китайско-тангутские войны шли на протяжении всего XI в. После редких мирных перерывов вновь вспыхивали пограничные конфликты. Вторжения тангутов превратили в пустыню некогда цветущие земли и нанесли серьёзный ущерб сельскому хозяйству Китая. Кроме того, активная внешняя политика тангутов мешала торговле по Великому шёлковому пути с Индией и Средней Азией. Неоднократные попытки китайцев открыть новый караванный путь через северо-восточный Тибет закончились неудачей. Сунский двор добивался заключения мирных договоров. В 1043 г. по условиям мира с Западным Ся китайская сторона согласилась ежегодно уплачивать тангутам 100 тыс. штук шёлковых тканей и 30 тыс. цзиней чая. Однако и эта попытка не принесла желанного покоя. Взаимоотношения Западного Ся и империи Сун осложнялись также тем, что тангуты часто действовали заодно с киданьским государством Ляо.




На рубеже XI-XII вв. у сунского Китая появился ещё один серьёзный враг: возникло протогосударственное образование у чжурчжэней, издавна обитавших на территории Южной Манчжурии, торговавших с Китаем, а затем вошедших в сферу влияния киданьской империи Ляо. В 1113 г. правитель чжурчжэней Агуда выступил против киданей, захватил часть их земель и основал там собственное государство Цзинь (1115-1234). Вначале сунские правители увидели было в Цзинь союзника в борьбе с киданями. Однако вскоре ситуация прояснилась. В 1125 г. киданьское Ляо было уничтожено чжурчжэнями, а новая империя Цзинь вторглась на территорию сунского Китая и стала постепенно поглощать её. В итоге усилившееся чжурчжэньское государство Цзинь одержало верх над сунским правителем, и под натиском армии чужеземцев он вынужден был вместе со своими придворными бежать из Кайфына, к югу от Янцзы, где в 1127 г. и была воссоздана власть императорского дома со столицей в Ханчжоу. Поэтому в традиционной историографии время правления Сунской династии разделяется на два периода: северный (960-1127) и южный (1127-1280). Победоносная армия чжурчжэней успешно продвигалась на юг, и только полноводная Янцзы задержала её продвижение. Со временем граница между Цзинь и южносунской империей установилась по междуречью Хуанхэ и Янцзы, в результате чего Северный Китай вновь, как и почти тысячелетие назад, оказался на длительное время в составе государства, в котором господствовали иноземцы. Правда, как было и раньше, в этом государстве основной частью населения были китайцы, а сама чжурчжэньская знать начала быстро китаизироваться. Тем не менее, отношения между Цзинь и южносунским Китаем продолжали оставаться сложными, чаще всего откровенно враждебными.








Сейчас читают про: