double arrow

Сцена 14


Сцена 13

(Мусье Сале и Мусье Эгр готовят опиум, подают стакан Пискарёву, тот безучастно пьёт. Улыбается. Слуги снимают пиджаки, достают из саквояжей, резиновые перчатки, жидкие средства для уборки. Легко по деловому начинают уборку; протирают все предметы – всё к чему могли прикасаться Пюльшери и Случайнов.)

Мусье Эгр.Я узнал вас: это вы ходили инкогнито по Невскому прошпекту. Вы сами нарочно старались закутаться как можно более.

Мусье Сале.Это потому, что на них была шинель, очень запачканная и притом старого фасона.

Мусье Эгр.Теперь плащи носят с длинными воротниками, а на вас были коротенькие, один на другом, да и сукно совсем недегатированное.

Пискарёв. Я хотел было заказать портному, но… Я болен. Ав! Я очень болен. Ав! Ав! Ав! Что за чёрт? Ав!

Мусье Эгр.Ав?

Мусье Сале.Ав!

Мусье Эгр.Ав, ав, ав.

Мусье Сале.Действительно, на свете уже случилось множество подобных примеров…

Мусье Эгр.Говорят, в Англии выплыла рыба, которая сказала два слова на таком странном языке, что учёные уже три года стараются определить и ещё до сих пор не открыли…

Мусье Сале.А я читал тоже в газетах о двух коровах, которые пришли в лавку и спросили себе фунт чаю.

Пискарёв. Я благородного происхождения. Я - художник. Ав, ав…

Мусье Эгр.А у меня есть один… приятель, который хорошо играет на трубе. Ав! Ну, а ты, скажи, пожай-луй-ста, что ты делаешь? Ав!

Пискарёв. Как что? Я ничего не делаю. Ав. Ав-ав. Ав-ав-ав. Позвольте, я - художник.

Мусье Сале.Ну, размысли хорошенько! Ведь тебе уже за тридцать лет - пора бы ума набраться. Что ты воображаешь себе?

Пискарёв. Что?

Мусье Эгр.Ты думаешь, мы не знаем твоих проказ? Ведь ты волочишься за Уленькой. Ну, посмотри на себя, подумай только - что ты? Ведь ты - ноль, ты - ноль, более ничего. (Находит вексель, тут же его рвёт, бросает в мусорный пакет. ) Ведь у тебя нет ни гроша за душою. Месье Ноль. Ав?

Пискарёв. Ноль? Нет, он снимал комнату до меня. А я теперь имею деньги. Я писал портрет за дорого... У меня вексель. А что,... А где господин Случайнов? Он говорил - Уленька умерла...

Мусье Эгр.Дело не в том, месьё Ноль.

Мусье Сале.Дело не в этом, месье Ноль.

Мусье Эгр.Не в этом, мусьё Ноль. Умерла-не умерла, какая разница?

Мусье Сале.Уленька - не прачка и не швея, чтобы она стала заниматься работою. Вы ведь так предполагаете, мсье Художник: вы будете сидеть за картинами, а Уленька - работать. Ав?

Мусье Эгр.Не слушайте его, мон шэри! Что он говорит?! В этих словах выразилась вся низкая, вся презренная жизнь, жизнь, исполненная пустоты и праздности - верных спутников разврата.

Мусье Сале.Женитесь на мне! Если я буду вашей женою, я буду сидеть с глупой гримасой. Вот так! ( строит гримасу…)

Пискарёв. О!.. Это уже слишком! Это просто… Где Уленька?! Где она, куда вы её спрятали?! Отдайте мне… Ав-ав-ав!! (долго лает, не в силах остановиться, зажимает себе рот руками…)




Мусье Сале. Чрезвычайно нервный молодой человек.

Мусье Эгр.Начнет так, как следует, а кончит собачиною…

Мусье Сале.«Душеньки часок не видя, думал, год уж не видал. Жизнь мою возненавидя, льзя ли жить мне, - я сказал!» Писькарёв, а знаете ли вы, что у алжирского бея под самым носом?..

Пискарёв.Где медальон? (Находит медальон, открывает, смотрит… За окном голос: «Старого платья продать, старого платья продать, старого платья продать». Эгр и Сале готовят ещё одну порцию опиума, дают стакан Пискарёву в одну руку, опасную бритву вкладывает в другую. Слуги собирают свои вещи и уходят. )

Мадам Пюльшери.(диктует Случайнову, тот пишет в толстую тетрадь)Ах, жертва безумной страсти, бедный Пискарёв... Тихий, робкий, скромный, детски простодушный, носивший в себе искру таланта, быть может, со временем бы вспыхнувшего широко и ярко… Глупо, без цели, он отправился к дому, что на Литейном… Он дохнул свежим воздухом и почувствовал свежесть на сердце, как выздоравливающий, решившийся выйти в первый раз после продолжительной болезни. Сердце его билось, когда он подходил к той улице, на которой нога его не была со времени роковой встречи. Некоторое время Пискарёв постоял подле её дома. А после, не видя ничего, не слыша, не чувствуя, бродил по городу. Никто не мог знать, ночевал он где-нибудь или нет. Но был день, когда, руководимый каким-то глупым инстинктом, зашедши на свою квартиру, бледный, с ужасным видом, с растрепанными волосами Пискарёв заперся в свою комнату… Протекли четыре дня, наконец, прошла неделя, а комната так же была заперта. Бросились к дверям, начали звать, наконец, выломали дверь и нашли его бездыханный труп с перерезанным горлом. Окровавленная бритва валялась на полу, тут же… По судорожно раскинутым рукам, по страшно искажённому виду можно было заключить, что рука его была неверна, и что он долго ещё мучился, прежде нежели грешная душа его оставила тело. Никто не поплакал над ним… (слегка вальсируя) Тум-тара… Тум- тара… никого не видно было возле его бездушного трупа, кроме обыкновенной фигуры квартального надзирателя и равнодушной мины городового лекаря. Гроб его повезли тихо, даже без обрядов религии; за ним идучи, плакал один только сторож, и то потому, что выпил лишний штоф водки. Так погиб, жертва безумной страсти, бедный Пискарев.



Случайнов. (закрыв тетрадь) А что на днях случилось со мною... Я поздно шёл по глухому переулку и в отдалённой части города, из нижнего этажа одного грязного дома услышал духовное пение. Окна были открыты, но завешаны лёгкими кисейными занавесками. Я остановился, заглянул в окно и увидал живописное зрелище: шесть или семь молодых женщин, постыдное ремесло которых сейчас можно было узнать по ряду выразительных признаков, молились Богу. Перед иконой. Я чуть не захохотал в голос, насилу сдержался. Развратницы усердно клали поклоны. Более четверти часа простоял я у окна… Эти раскрашенные развратные куклы - и тут же - образа, священник, Евангелие, духовное пение. Смешно… Очень. Не правда ли…?Или вам не смешно? А что...? Страшно? Противно?

Мадам Пюльшери.Всё равно... Всё. Равно.

Случайнов. Я, мадам, от слов своих не откажусь. Как собака буду служить. Венчаться – хоть завтра. Ни в чём препятствий иметь не будете… Деньги ваши мне незачем, сам обеспечу все прихоти. Неужто я вам настолько противен? К чему ж тогда – прошлая ночь?

Мадам Пюльшери. Прошлая ночь – ни к чему. Так… Моя благодарность – вам.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: