double arrow
АНТИЧНАЯ АГРИКУЛЬТУРА. Аристотелю - это животное, поставленное вверх ногами, так как у него рот в земле, а органы плодоношения - вверху

АНТИЧНАЯ АГРИКУЛЬТУРА



Аристотелю - это животное, поставленное вверх ногами, так как у него рот в земле, а органы плодоношения - вверху.

Параллель между растением и животным им (Аристотелем) проводится очень часто. Он проводил аналогию между семенем у растений и яйцом у животных. Затем он знал, что если брать яйца из-под наседки ежедневно, начиная со второго дня насижива­ния до того момента, как вылупится цыпленок, и исследовать их, то можно видеть все стадии развития и обнаружить тождество начальных стадий развития у птицы и че­ловека.

И в других случаях у Аристотеля можно видеть известный подход к эволюционно­му учению, хотя и в очень общей форме. Вот некоторые отрывки из «Истории живот­ных»: «Природа без перерывов идет от тел неодушевленных к животным через тела, хотя и живые, но не заслуживающие еще названия животных, так что стоящие близко друг от друга звенья этой цепи очень мало разнятся между собой... Ибо вслед за телами неодушевленными идут сперва растения, которые отличаются друг от друга тем, что одни из них проявляют больше, другие меньше жизни».

Конечно, у Аристотеля, некоторые термины были не вполне точны, или, вернее, они были недостаточно определенны, чтобы при переводе найти подходящее слово. Он говорил, что существует три градации души: «Душа питающая, которая имеется у растений, душа чувствующая, которая имеется у животных, и душа разумная дар от­влеченного абстрактного мышления». Но он не признавал существования души отдельно от тела: «Нельзя спрашивать, представляют ли душа и тело разное или одно, как нельзя спросить: одно ли воск и форма его». Таков был Аристотель, который повлиял на разви­тие естествознания в последующие века: в течение почти двух тысячелетий его поло­жения цитировались как незыблемые.




Интересно в заключение привести его общее суждение о ценности жизни: «В сис­теме мира нам дан короткий срок пребывания - жизнь. Дар этот высок и прекрасен. Бодрствование, чувствование, мышление — высшие блага, исполненные наслаждения. Мышление - доблестнейшее занятие человека, верх блаженства и радость в жизни».

Исторически сложилось так, что учение Аристотеля, как и вообще греческая (эл­линская) культура, стало надолго мировой культурой.

Мыслители Древней Греции обращали внимание на сельскохозяйст­венное производство. Самым ранним среди них является поэма Гесиода «Труды и дни». Она написана в VII в. до н. э. Будучи земледельцем, Гесиод дает подробные наставления, как надо организовать дело. Он составил сель­скохозяйственный календарь, где указал наилучшие сроки для работ и спосо­бы подготовки к ним. Он рекомендует подрезать виноградные лозы ранней весной до прилета ласточек. В сентябре следует начинать сбор винограда, а затем пахать поле под посев озимых. В середине ноября, как только «звезды Плеяды начнут заходить, за посев принимайся».



В этой поэме Гесиод показал развернутою и целостную картину исторического развития живой природы и человечества. В основу её легли сказания и мифы, которые передавались из поколения в поколение. Они рисуют золотой, серебряный, медный, же­лезный века. Боги-олимпийцы во главе с Зевсом побеждают и низвергают в подземный мир буйных титанов, которые воплощают необузданные силы природы.

Жили те люди, как боги,

С спокойной и ясной душою,

Горя не зная, не зная трудов.

И печальная старость

К ним приближаться не смела.

Всегда одинаково сильны

Были их руки и ноги....




Недостаток

Был им ни в чем не известен.

Большой урожай и обильный

Сами давали собой хлебодарные земли.

Они же, сколько хотелось, трудились,

Спокойно собирая богатства.

Древние соблюдали определенный севооборот, а не возделывали хлеба непрерывно. Греки знали улучшенные севообороты, например четырехполье: пар - озимая пшеница - бобовые - яровые. Основой хозяйства было пашен­ное земледелие. Применялась двупольная система с оставлением под паром участка, который трижды пахался. Почву обрабатывали примитивным ору­дием - ралом. Оно рыхлило ее, не переворачивая. На древнегреческих изо­бражениях имеются рала как с полозами, параллельными поверхности почвы, и с рукоятками, отделенными от дышла, так и без полоза. Они были в упот­реблении уже в III тыс. до н. э. Сцены обработки почвы встречаются в роспи­си греческих ваз в VI-V вв. до н.э. (рис. 31).






Сейчас читают про: